Аналитическая программа «Рунетология»

Интервью для аналитической программы «Рунетология» на сайте podfm.ru

Сергей Вильянов о том, умрет ли «бумага», что стоит почитать из западной журналистики и каким образом можно выжить издательским домам в цифровую эпоху.

Интервью с гостем:
— Почему «блогер» — слово для Сергея ругательное?
— От McDonald’s до рассылок: как Вильянов попал в журналистику?
— Ближневосточная Silicon Valley: как Израиль стал одним из мировых лидеров в IT-сфере?
— Куда уходит большинство хороших IT-журналистов?
— «Компьютерра»: история расцвета и заката русского Wired.
— Каким образом нужно выстраивать контентный проект в IT-журналилистике?

Послушать запись можно здесь (mp3 файл 49 мб)

М.СПИРИДОНОВ: Добрый день, коллеги. Это 198-й выпуск программы «Рунетология», запись от 13 мая 2013 года. Меня зовут Максим Спиридонов. Эту беседу я веду из Германии, мой собеседник находится в Москве.
Во времена начала эры персональных компьютеров бумажные журналы, посвященные околокомпьютерной тематике, могли целыми номерами взахлеб обсуждать преимущества одной видеокарты над другой. Да что там – о прелестях того или иного кулера видеокарты писали много, подробно и с удовольствием.
Однако постепенно темы статей и их язык стали меняться. Прежде всего, потому что вопросами IT начал интересоваться массовый пользователь. Может, есть и другие причины. Об этом также поговорим с моим сегодняшним гостем. Пользователь, который пришел в подобную журналистику, был не готов собственноручно разгонять процессор или перепрошивать BIOS.
Как развивалась русскоязычная журналистика вокруг IT? Какое положение вещей мы имеем на сегодня? Кого, в какой форме и где читать человеку, интересующемуся новинками гаджетов, компьютеров, мобильных устройств? Об этом сегодня мы говорим с главным редактором журнала «Мир ПК» Сергеем Вильяновым. Сергей, приветствую!

С.ВИЛЬЯНОВ: Здравствуйте!

М.СПИРИДОНОВ: Надо сделать признание. Вначале двухтысячных годов, когда моя работа только частично касалась интернета, я случайно наткнулся на твою рассылку «Советы любителям апгрейда», и в течение пары лет ты являлся для меня средоточием всех знаний про интернет, высокие технологии и все то, что находится за пределами гуманитарных наук, к которым я тогда имел отношение.

С.ВИЛЬЯНОВ: Очень приятно.

М.СПИРИДОНОВ: Как ты себя сам идентифицируешь? Ты журналист? Блогер? Эксперт в области IT?

С.ВИЛЬЯНОВ: Я думаю, что я журналист. Не мне судить, эксперт я или нет. Слово «Блогер» мне кажется слегка ругательным. Я профессиональный журналист.

М.СПИРИДОНОВ: Почему «Блогер» — ругательное слово?

С.ВИЛЬЯНОВ: У меня складывается ощущение, что для того чтобы попасть в Топ блогеров, людям пришлось сделать лоботомию. Они пошли на нее добровольно и с песней. Мне очень больно и грустно их читать. С одной стороны, то, что они пишут – это ужасно, с другой стороны, их очень многие читают. Это сочетание заставляет меня задуматься о том, что я многого не понимаю в этой жизни, а это очень тяжелое ощущение.

М.СПИРИДОНОВ: Ты не понимаешь, почему их читают, или понимаешь, но не хочешь повторять?

С.ВИЛЬЯНОВ: Я понимаю, почему их читают, но я не хочу, чтобы меня читали по тем же причинам, поэтому я журналист.

М.СПИРИДОНОВ: Какой читатель тебе интересен?

С.ВИЛЬЯНОВ: Мне интересен достаточно взрослый и вдумчивый читатель. У журнала «Домашний компьютер», в котором я довольного долго работал, был слоган, который не очень хорошо отложился в памяти у читателей, но тем не менее. Внутри редакции была формулировка «Для состоятельных и состоявшихся». Я не уверен, что я задумываюсь о финансовом положении моего читателя, но мне хочется, чтобы он чего-то достиг в этой жизни, чтобы он умел делать что-то важное, что-то полезное для общества и своей семьи. Такая аудитория наиболее интересна для меня. Писать для «жадных детей» не очень хочется.

М.СПИРИДОНОВ: Есть впечатление, что наш разговор будет периодически сваливаться в тему околофилософского характера. Первый раз заваливаясь в эту опасную канаву, спрошу – личностная и финансовая состоятельность сегодня должны быть равны друг другу? Обязательно должны быть обе эти состоятельности, или есть люди, состоявшиеся как личности, но бедные по объективным причинам?

С.ВИЛЬЯНОВ: Мне кажется, что вполне. Если человек собирает бутылки и при этом чувствует себя высокодуховной личностью, он, наверное, не совсем прав. Если он обеспечивает тот уровень жизни, который он считает оптимальным лично для себя, но при этом он проигрывает на фоне очень состоятельных, пышущих богатством персон, он имеет на это право.

М.СПИРИДОНОВ: Иными словами, человек, который, как личность собой что-то представляет, точно попадет в средний класс?

С.ВИЛЬЯНОВ: Мне кажется, да. Я наблюдаю за своими сверстниками, за теми, кто чуть старше или младше меня. Если человек занимается тем, что ему нравится, что его цепляет, занимается этим с душой, то, как правило, это приносит достаточно денег для того чтобы нормально жить.

М.СПИРИДОНОВ: Сейчас несколько фактов про нашего гостя, и мы продолжим разговор.

Досье
Сергей Вильянов родился в 1977 году в Саратове. В 1999 году с отличием окончил факультет экономики и права Саратовского государственного социально-экономического университета. В 2000 – 2001 годах работал в компаниях Capella и Interwise (Тель-Авив). C 2002 по 2008 годы работал заместителем главного редактора еженедельника «Компьютерра» и главным редактором приложений «Компьютерра Adviser» и «ПроDigi». С 2008 по 2010 год – главный редактор портала «Компьютерра». С 2010 по 2012 год – ведущий аналитик портала 3Dnews. C марта 2012 года – главный редактор журнала «Мир ПК». Увлекается коллекционированием часов и литературы о Федоре Шаляпине. Живет и работает в Москве.

М.СПИРИДОНОВ: Почему Федор Шаляпин?

С.ВИЛЬЯНОВ: Трудно сказать, просто я начал коллекционировать книги о нем лет с 15, и он мне показался очень глубоким и многогранным человеком, каким и я хотел бы быть. Я стал собирать о нем книги, и у меня их сейчас порядка 50. Их писали очень интересные люди, это не просто невнятные фанаты. О нем писали Бунин, Дорошевич, Горький. Это всё очень интересно и познавательно.

М.СПИРИДОНОВ: Впечатляет не артистическая натура и голос, а личность и ее многогранность?

С.ВИЛЬЯНОВ: О голосе мы сейчас можем судить очень условно, потому что сохранились только граммофонные записи. Есть несколько поздних записей 30-х годов, но их очень мало. В моем iPhone полная дискография Шаляпина. Я не помню точный объем, но она занимает несколько гигабайт. Я периодически ее слушаю, это очень забавно с учетом возможностей современной техники и того, как это до нас дошло. Несмотря на все ограничения, меня очень впечатляют его песни и заставляют задуматься.

М.СПИРИДОНОВ: Каким образом увлечение Шаляпиным связано с увлечением высокими технологиями, или они никак не связаны?

С.ВИЛЬЯНОВ: Никак не связаны, просто я вырос в очень музыкальной семье. Моя мама закончила Консерваторию, отец всю жизнь музицирует на пианино, бабушка играла на инструментах, дед был солистом оперного театра. Как-то это всё передалось мне.

М.СПИРИДОНОВ: Если представить качели, то на двух противоположных концах будут увлечение музыкой и журналистика.

С.ВИЛЬЯНОВ: Я никогда не планировал быть журналистом. Это получилось совершенно случайно.

М.СПИРИДОНОВ: Как?

С.ВИЛЬЯНОВ: Я окончил Саратовский социально-экономический университет, и сразу после этого я мигрировал в Израиль. Это произошло в конце 1999 года.

М.СПИРИДОНОВ: Мигрировал от безденежья или из любопытства?

С.ВИЛЬЯНОВ: Нет, у меня довольно скоро должна была родиться дочь, и я решил, что будет правильно уехать туда. Вспомните, что творилось в нашей многострадальной стране в 1999 году. Тогда гремел кризис. Я не знаю, как в Москве, но в Саратове было очень невесело, и не было видно просвета. Может быть, это было малодушно, но тем не менее. Перед этим я побывал в Болгарии, там был подобный кризис. У меня осталось ощущение Мертвой земли, то есть были закрытые магазины, заколоченные двери, пустота. Я решил, что надо уезжать. Когда я туда приехал, у меня не было больших планов, но я быстро понял, что работать экономистом мне не светит в силу того, что наш диплом там воспринимался с легким юмором. Некоторое время я поработал в Макдональдсе, выучил язык. В 1999 году я был достаточно известным автором рассылок в узких кругах. Одну из них вы упомянули, а вторая рассылка – это «Тексты и аккорды любимых песен». У них тогда было около 10 тысяч подписчиков, у Советов было около 25 тысяч подписчиков.

М.СПИРИДОНОВ: В 1999 году?

С.ВИЛЬЯНОВ: Да.

М.СПИРИДОНОВ: Для тех времен это весьма большие цифры.

С.ВИЛЬЯНОВ: Да, немаленькие. На Subscribe рассылка «Советы любителям апгрейда» была одной из пяти самых популярных, а там было несколько десятков тысяч рассылок. Уже тогда у меня были какие-то знакомые и, как не странно, некоторые из них жили в Израиле. Один из них – Борис Бердичевский, автор рассылки «Зачем он нужен, Интернет?», протекционировал меня тестировщиком программного обеспечения в компанию, где он тогда работал. Как говорится, при наличии протекции блат не нужен. Это была компания «Capella», там мы делали софт для мультимедийных учебников. Я довольно быстро проапгрейдился до руководителя отдела, это заняло буквально полгода. Потом я перешел в компанию «Interwise», где мы делали софт для дистанционного образования. Это были первые вебкасты, по которым Microsoft учил людей пользоваться Windows XP и Office. Как раз тогда они выходили. Эти инструменты разрабатывали мы, и я их, соответственно, тестировал. Я отвечал за тестирование мультиязычных версий приложения. Так получилось, что я знал не только английский и иврит, но и русский и французский языки.

М.СПИРИДОНОВ: Ты знал все эти языки на приличном уровне, то есть достаточном для того чтобы трезво оценивать качество языка?

С.ВИЛЬЯНОВ: Да. Русский я вообще знаю неплохо, английский я учил в школе и с репетиторами, иврит я выучил в Израиле, 7 или 8 лет я учился во французской спецшколе, а также с репетиторами. Французский я знаю немного хуже, чем хотелось бы, но письменный язык я понимаю довольно бодро.

М.СПИРИДОНОВ: При этом ты не занимался журналистикой?

С.ВИЛЬЯНОВ: Я писал рассылки. У меня было две рассылки, и каждый день я приходил с работы, садился и писал рассылку, то есть я писал про музыку или компьютеры. Это вызывало непонимание в моей первой семье, ей казалось, что я занимаюсь чем-то не тем.

М.СПИРИДОНОВ: Деньги это не приносило?

С.ВИЛЬЯНОВ: Ни копейки. Вообще это называется графоманией, и мне это безумно нравилось.

М.СПИРИДОНОВ: Мне кажется, что у тебя и сейчас она не прошла. Я проанализировал количество твоих активностей в Facebook, Мире ПК, на твоем личном сайте.

С.ВИЛЬЯНОВ: Да, не отпускает до сих пор. Мы еще с Димой Пучковым работаем. Если всё вспомнить, самому становится страшно.

М.СПИРИДОНОВ: Сколько знаков ты пишешь ежедневно, не считал?

С.ВИЛЬЯНОВ: Никогда не считал. Как-то я считал знаки по статьям, и у меня получалось порядка 100-120 тысяч знаков в месяц. Это только статьи, я не считаю посты в Facebook, свой личный блог и так далее.

М.СПИРИДОНОВ: Какая у тебя модель написания? У тебя спонтанно возникают мысли в разных направлениях? Рождается мысль, и ты стремишься тут же поделиться ею?

С.ВИЛЬЯНОВ: Нет. Некоторые мысли я могу обдумывать неделями, месяцами, иногда годами и потом выплескивать их. Мне кажется неуважением к пользователю, когда ты выплескиваешь на него все свои мысли.

М.СПИРИДОНОВ: Каждый медиа-канал ты рассматриваешь как СМИ? Если взять Твиттер, то это мини-СМИ, если взять журнал, то это макро-СМИ. В каждом случае ты ответственно относишься к читателю, да?

С.ВИЛЬЯНОВ: Да, читатель – это самое важное, что есть в жизни автора. Я не думаю, что его стоит ублажать, что стоит идти у него на поводу, но уважать его точно надо. Я по возможности стараюсь это делать.

М.СПИРИДОНОВ: Ты обрисовывал для себя какое-то амплуа, в котором ты общаешься с читателем? Ты трибун, оратор, педагог, или ты общаешься как равный с равным, то есть стараешься вести диалог?

С.ВИЛЬЯНОВ: Я никогда об этом не думал. Я могу об этом подумать, но пока у меня ответа нет. Я вообще стараюсь о себе думать, как можно меньше, и собирать отзывы у тех, кто это всё воспринимает. Лучше спросить у них. Я думаю, что это сильно зависит от конкретного читателя. Для тех, кто меня сильно младше, наверное, я преподаватель. Когда ты общаешься с ребятами, которым по 18 лет, они говорят, что читают меня с 8 лет, и это одно отношение. Когда я встречаюсь с дяденькой лет 50, наверное, я на него смотрю другими глазами.

М.СПИРИДОНОВ: Вернемся к Израилю. Ты работал в двух компаниях, и что было дальше?

С.ВИЛЬЯНОВ: У меня произошли семейные обстоятельства, по которым я был вынужден временно вернуться в Россию.

М.СПИРИДОНОВ: Эта временность затянулась до сегодняшнего дня?

С.ВИЛЬЯНОВ: Да, это мистическая история. Я возвращался на недолгое время, меня ждали на моей работе. Я договорился, что максимум через полгода я вернусь. Когда я закончил свои личные дела в России, оставаться в Саратове мне совершенно не хотелось. Тогда мне написал Евгений Антонович Козловский, который был тогда главным редактором журнала «Компьютерра», который я сам читал с 17 лет. Он к тому времени был моим постоянным читателем, ему нравились мои рассуждения о музыке. Он несколько раз заказывал мне статьи для своих журналов. Он сказал мне, что они собираются запустить новый журнал «Компьютерра Adviser», который будет приложением к еженедельнику «Компьютерра», и предложил мне быть главным редактором этого журнала. Я немного ошалел, но согласился. Я никогда не был журналистом, но мне всё время хотелось попробовать, потому что другой мой дед и моя прабабушка тоже были журналистами. С детства я с пиететом к этому относился, у меня сохранились журналы со статьями моего деда. В Израиле у меня, кроме личных исторических параллелей ничего не было, и вдруг за 2 года я достиг определенных высот. Что могло со мной случиться в Москве на русском языке? Ничего, так что надо было попробовать. Уж в Москве на русском языке со мной ничего не случится! Надо пробовать. Я попробовал, до сих пор пробую, и мне нравится.

М.СПИРИДОНОВ: С 2002 года ты застрял в России?

С.ВИЛЬЯНОВ: Да. Я приехал в Москву с 1000 долларов и со своим компьютером, причем системный блок я взял, а монитор оставил в Саратове и в Москве купил новый.

М.СПИРИДОНОВ: Связи с Израилем при этом ты не рвал?

С.ВИЛЬЯНОВ: Нет, я их очень люблю и ценю. У меня есть немало друзей в Израиле.

М.СПИРИДОНОВ: Как часто ты там бываешь?

С.ВИЛЬЯНОВ: В последнее время раз-два в год. Если чаще, то хорошо, но реже не получается.

М.СПИРИДОНОВ: Наверное, с тобой можно было бы коротко поговорить по теме «Израиль как ближневосточная Silicon Valley»

С.ВИЛЬЯНОВ: Да, так и есть.

М.СПИРИДОНОВ: Я имею некоторое представление об Израиле, но далеко не все наши слушатели знают о том, что Израиль – это инкубатор и точка силы для многих IT-компаний. Расскажи об этом.

С.ВИЛЬЯНОВ: В Израиле довольно много неглупых людей. В силу склада еврейского народа они все стараются получить хорошее образование, у них естественная склонность к техническим наукам. Каждый молодой человек и почти все девушки проходят службу в армии, которая существенно отличается от нашей армии. Она позволяет хорошо развивать склонности. Хочешь служить программистом, служи. Хочешь заниматься связью, прокладывать военные сети, пожалуйста. С одной стороны, она позволяет раскрыться талантам. С другой стороны, она дисциплинирует, учит работать в команде, отвечать за свои поступки, выполнять команды, формулировать команды нижестоящим чинам и так далее. Так получилось, что в Израиле с полезными ископаемыми невесело обстоят дела. Когда Израиль только образовался, главным источником доходов страны было огранение алмазов. Своих алмазов не было, но были мастера, которые занимались их огранкой. На этом во многом строился экспорт страны.

М.СПИРИДОНОВ: В 50-ых годах?

С.ВИЛЬЯНОВ: В мае 48 года, когда образовался Израиль.

М.СПИРИДОНОВ: В первые пару лет им, наверное, было не до огранки алмазов. Там постоянно была свара.

С.ВИЛЬЯНОВ: На самом деле, нет. Война была в 48 году, потом были 6-дневная война, война судного дня. Со стороны иногда кажется, что в Израиле всё время проходят войны, бегают солдаты, что-то взрывается. На самом деле, это не так. То, что показывают – это события палестинских территорий. Там действительно бывает несладко, потому что наши младшие братья бузят по полной программе. В самом Израиле, то есть в Тель-Авиве, Хайфе, Иерусалиме, Ашдоде, Ашкелоне и так далее идет нормальная мирная жизнь.

М.СПИРИДОНОВ: Понять можно. Я был в Израиле несколько раз, всегда недолго. В первый раз меня страшно удивило, что это ближневосточный яркий и бурлящий город, но при этом он сильно военизирован.

С.ВИЛЬЯНОВ: О каком городе вы говорите?

М.СПИРИДОНОВ: О Тель-Авиве. Может быть, я был в неподходящее время, это было несколько лет назад.

С.ВИЛЬЯНОВ: Утром солдаты-срочники едут на свои военные базы, вечером они возвращаются домой, поэтому создается ощущение, что солдат много, но они просто проходят срочную военную службу. Они идут на службы и со службы, но нет такого, что ты живешь в казармах. В казармах ты живешь первые несколько месяцев.

М.СПИРИДОНОВ: При этом они все вооружены, и это создает определенный колорит. Если ходит много вооруженных молодых людей, то это волей-неволей замечаешь.

С.ВИЛЬЯНОВ: Согласен. Я, наоборот, чувствую себя гораздо более спокойно. Я знаю, что если что-то случится, эти самые ребята мне помогут.

М.СПИРИДОНОВ: Да, подобными соображениями делились местные жители. Возвратимся к IT-тематике. Из технологии огранки алмазов люди стали двигаться в другие технологии, да?

С.ВИЛЬЯНОВ: Я боюсь выступить историком-выдумщиком, но суть в том, что в начале 70-х годов в Израиле открылся филиал Intel, который сейчас превратился в несколько заводов и центров разработок, где разрабатываются все процессоры Intel. По соседству они и производятся. Самая большая тайна Intel заключается в том, что процессоры делаются в Израиле. Трудно назвать компанию, у которой нет филиала в Израиле. Там очень много толковых кадров, там находится один из лучших политехов.

М.СПИРИДОНОВ: Какие крупные проекты, которые на слуху, кроме ICQ, ты можешь вспомнить?

С.ВИЛЬЯНОВ: Microsoft Kinect. Эта беспроводная технология, которая позволяет управлять приставкой и компьютером, разработана в Израиле. Добрая половина сервисов Гугл, которыми мы пользуемся в смартфоне и на десктопе, разработана там. Например, когда вы начинаете набирать слово, сервис вам подсказывает и выводит варианты поиска. Это разработано в Израиле. Процессоры Intel разрабатываются в Израиле. Платформа Centrino, на которой строились первые мобильные ноутбуки – это чисто израильская разработка, причем этой разработкой занималась моя саратовская одноклассница, которая сейчас работает в Intel.

М.СПИРИДОНОВ: Ок. Вернемся к России, вернемся к моменту, когда ты начал работать в Компьютерре Adviser. Ты 6 лет протрубил там?

С.ВИЛЬЯНОВ: Около 8 лет. С 2002 по 2010 я работал там.

М.СПИРИДОНОВ: До 2008 года ты работал главным редактором «Компьютерра Adviser», а с 2008 года – главным редактором портала «Компьютерра»?

С.ВИЛЬЯНОВ: Сначала я работал главным редактором «Компьютерра Adviser», параллельно заместителем главного редактора еженедельника «Компьютерра» и редактором журнала «Домашний компьютер», потом на год я ушел в пиар, параллельно продолжая работать заместителем главного редактора еженедельника «Компьютерра» и редактором журнала «Домашний компьютер». Потом открылось приложение «ПроDigi», и я там был главным редактором. Там были довольно существенные скачки, но при этом я всегда был в Компьютерре.

М.СПИРИДОНОВ: У Юрия Синодова (Roem.ru) есть один из любимых тезисов о том, что всех хороших специалистов в области IT, новостной журналистики об интернете вымывает в пиар и управление. Ты замечал такую тенденцию?

С.ВИЛЬЯНОВ: Я вижу, что многие из моих коллег действительно перешли в пиар, но мне кажется, что те, кому ближе пиар, просто стали заниматься пиаром, а те, кому ближе журналистика, остались в журналистике. Я для себя точно знаю, что я в пиаре не приживусь в силу ряда личностных причин. Я год так работал и понял, что это не мое.

М.СПИРИДОНОВ: Задам вопрос, который интересен мне как управленцу. Я всё больше в проектах, которыми я руковожу, выстраиваю маркетинг, который концептуально зиждется на контент-маркетинге. Он основан на построении экспертного медиа-канала вокруг бренда, который транслирует нечто, являющееся журналистикой. Имея в виду эту тенденцию, почему ты не считаешь, что журналистам место в пиаре? Из того, что ты сказал, можно подумать, что в пиар приходит недоделанные журналисты.

С.ВИЛЬЯНОВ: Нет. Я бы не сказал, что недоделанные. В IT-журналистику, когда она только начинала развиваться, пришло много людей с разными характерами, жизненными ценностями. Пришли они по очень простой причине – в начале 90-х в IT-журналистике очень хорошо платили. Многие люди, которые имели технический склад ума, стали писателями. Со временем, когда развились и другие отрасли, у них появилась возможность реализоваться в чем-то другом. Многим людям не нравится писать статьи, их это раздражает, поэтому со временем они нашли деятельность, где надо меньше писать и больше говорить, больше заниматься мейджорскими функциями. Я не хочу никого обидеть, это было бы незаслуженно.

М.СПИРИДОНОВ: Тебе не хочется бросить говорить о том, что нужно делать и как это нужно делать, а самому заняться исполнением всего этого?

С.ВИЛЬЯНОВ: Пиаром?

М.СПИРИДОНОВ: Нет, более широко. Ты пишешь о компьютерах, гаджетах. Почему бы не пойти работать менеджером, руководителем проекта, пиар-службы?

С.ВИЛЬЯНОВ: Это меня не пугает. Что касается пиара, то, как выяснилось, я не очень люблю журналистов, и мне будет довольно тяжело работать с ними по той модели, по которой это принято в нашей стране. Принять участие в разработке, тестировании, создании качественного и продуманного продукта можно, тем более что опыт тестирования программ многогранен и интересен.

М.СПИРИДОНОВ: Ты работал в Компьютерре по 2010 год, а потом ушел. Почему?

С.ВИЛЬЯНОВ: В самом конце 2009 года закрылась бумажная Компьютерра. В моем понимании она закрылась не очень изящно, и после этого у меня создалось ощущение, что той Компьютерры, которую я люблю и которую я умею делать, больше нет. Делать Компьютерру, которую я не люблю, мне показалось немного странным. Я решил встать и выйти.

М.СПИРИДОНОВ: Есть вопрос, который задавался многими, в том числе в анонсе к нашему с тобой выпуску. Что случилось? Компьютерра была такой популярной. Один из редакторов Рунетологии Стас Жураковский на совещании перед нашим с тобой разговором сказал, что он помнит, что когда у него было 100 рублей на неделю, и выходил свежий номер Компьютерры, он за 50 рублей покупал его, а на остальные 50 рублей жил. Потом ценность Компьютерры стала падать в глазах потребителя. Почему?

С.ВИЛЬЯНОВ: Это философская тема. Дело в том, что, не смотря на то, что я проработал в Компьютерре довольно долго, я не считаю себя создателем Компьютерры. Мне кажется, я пришел, когда игра состоялась, и я просто участвовал в ее поддержке и развитии. Про это, наверное, лучше спросить Дмитрия Мендрелюка, Евгения Козловского или Славу Бирюкова. Лично мне кажется, что Компьютерру утопили.

М.СПИРИДОНОВ: Есть конкретные люди, которые виноваты в том, что Компьютерра загнулась?

С.ВИЛЬЯНОВ: Да. Я думаю, что так. В течение довольно долгого времени делалось всё необходимое для того, чтобы Компьютерра стала не такой интересной и не такой прибыльной.

М.СПИРИДОНОВ: Это происходило по злому умыслу или по некомпетентности?

С.ВИЛЬЯНОВ: Мне тяжело говорить о людях, которых я уважаю и люблю, но так получилось. Я не знаю, как бы я сам поступил в такой ситуации. Я думаю, что Дмитрий Мендрелюк видел это так, и он так к этому шел. За это его можно поругать, а можно поблагодарить за то, что он в свое время создал столько прекрасных журналов, столько хорошего, что позволило, в том числе и мне стать тем, кем я стал. Наверное, можно было поступить изящнее, добрее и умнее, а может, нельзя. Может, время Компьютерры закончилось, и Дмитрий почувствовал это.

М.СПИРИДОНОВ: Именно по бизнесу, по обращению с командой, или по контентной составляющей?

С.ВИЛЬЯНОВ: Давайте оставим эту тему. Мне кажется непорядочным навешивать ярлыки, это будет неуважением к их труду. Я считаю, что если бы не некоторые обстоятельства, Компьютерра могла бы прекрасно выходить до сих пор, и всё бы было хорошо.

М.СПИРИДОНОВ: Обстоятельства, виной которым были конкретные люди?

С.ВИЛЬЯНОВ: Да.

М.СПИРИДОНОВ: Не буду дальше тебя мучать. Как журналист, пишущий об IT и высоких технологиях, ты не мог не задумываться о будущем бумаги, о взаимоотношениях бумаги и электронных СМИ. В какой момент ты начал об этом задумываться? Какие были мысли в первое время?

С.ВИЛЬЯНОВ: Я прекрасно помню, как в мае 2008 года я принял решение, что бумага умирает, что надо срочно валить из нее. Это произошло на Computex, Тайваньской выставке. Я ходил по стендам, общался с местными людьми. Они меня спрашивали, где я работаю, я отвечал, что в журнале, а они меня спрашивали, есть ли сайт у моего журнала. Тогда они дальше разговаривали. Если бы сайта не было, они бы не стали со мной разговаривать. На меня это произвело довольно сильное впечатление. Я решил, что время бумаги кончилось.

М.СПИРИДОНОВ: Мне кажется, что в 2008 году и так было ясно, что есть такая тенденция.

С.ВИЛЬЯНОВ: Напрасно. Спустя 5 лет мы такие умные, а тогда это было совсем неочевидно. Тогда успешные интернет-проекты собирали драматически меньше денег, чем успешные журналы. Тогда это было совсем неочевидно, тогда было много денег. После того как я вернулся из поездки, прошло буквально полтора – два месяца, и Дмитрий предложил мне стать главным редактором сайта Компьютерры, полностью его переформатировать. Это был склад материалов из бумажных номеров, плюс статьи. Посещаемость стремилась к смешным цифрам, даже по тем временам. Надо было что-то с этим делать, и меня попросили этим заняться. Я с радостью согласился, хотя я ничего в этом не понимал. За 6 лет до этого я также ничего не понимал в журналистике. Я представлял, как это можно сделать, куда двигаться, и мне кажется, что нам удалось изменить сайт.

М.СПИРИДОНОВ: По каким критериям ты определил, что удалось?

С.ВИЛЬЯНОВ: За год мы увеличили посещаемость в 4 раза. На новом месте этого пока сделать не удалось. У нас было 10 тысяч посетителей в день, а когда я заканчивал всем этим заниматься, было 40 тысяч. Мы полностью изменили дизайн, полностью изменили команду авторов. Были привлечены новые авторы, также были привлечены люди из бумажного журнала.

М.СПИРИДОНОВ: Дизайн, который есть сегодня – это уже следующий вариант, это не то, что ты делал?

С.ВИЛЬЯНОВ: Месяца полтора назад они запустили обновленный дизайн, он ко мне не имеет никакого отношения. Всё, что было до начала 2013 года – это моя работа. Как я потом понял, он был неидеальным. Он прекрасно выглядел в статике, распечатка экрана выглядела прекрасно, а при работе сайта появлялись некоторые шероховатости, которые мы устраняли, но всё устранить не успели.

М.СПИРИДОНОВ: Впечатления от того, что бумага потихоньку умирает, всё еще таковы, или они несколько скорректировались?

С.ВИЛЬЯНОВ: Мне кажется, что мир, каким мы его знаем, подходит к концу. Как в свое время после появления телевидения многие похоронили кино и театр, также многие похоронили и бумагу. Во многом это так. Если раньше бумага воспринималась как источник информации, то сейчас она, как мне кажется, становится источником удовольствия. Если мне нужны какие-то новости, если я хочу что-то срочно посмотреть, то, конечно, я пойду в интернет. Если я хочу почитать что-то вдумчивое и интересное, требующее определенной сосредоточенности, то, конечно, я выберу бумагу или электронную версию.

М.СПИРИДОНОВ: Бумага – это стена, которой можно отгородиться от интерактивного, живого и раздергивающего онлайн-пространства?

С.ВИЛЬЯНОВ: В идеале бумага должна предоставлять очень взвешенную, интересно и красиво поданную точку зрения. К сожалению, обычно в онлайне верстка отсутствует, есть текст и картинка, там нет эстетической составляющей. В силу своей специфики онлайн требует, чтобы материал был выдан, как можно скорее. На бумаге есть потребность в том, чтобы материал был как можно лучше. Другой вопрос, что людей, которые могут понять разницу, не так много, но они есть, и у них есть деньги.

М.СПИРИДОНОВ: По бизнесу это вполне себе рентабельная затея?

С.ВИЛЬЯНОВ: Когда я получил предложение работать в Мире ПК, я выпучил глаза и сказал, что бумаге пришел конец. Потом мне показали цифры, и у меня опять вылезли глаза, и я сказал, что я с ними.

М.СПИРИДОНОВ: Цифры рекламных оборотов?

С.ВИЛЬЯНОВ: Рекламные обороты, продажи, тиражи, подписка. Как выяснилось, это до сих пор вполне себе неплохие цифры.

М.СПИРИДОНОВ: Я думаю, здесь будет уместно дать справку о компании.

Справка о компании
Журнал «Мир ПК» основан в 1988 году. Выпускается издательством «Открытые системы». Тираж – 85 тысяч экземпляров. В марте 2013 года вышли версии журнала для iOS и Android. C 2011 года редакция журнала «Мир ПК» активно развивает портал DGL.ru, который аккумулирует лучшие статьи из офлайн-журналов «Stuff», «Мир ПК», «What Hi-Fi». Посещаемость сайта – 5000 уникальных посетителей в сутки. В планах редакции DGL.ru – создание каталога и рейтинга устройств, сервис ответа на вопросы.

М.СПИРИДОНОВ: Пока что посещаемость скромная.

С.ВИЛЬЯНОВ: Да.

М.СПИРИДОНОВ: Какие горизонты, какие планы стоят в этом смысле? Как я понимаю, это фундамент. Куда хотите двигаться по посещаемости?

С.ВИЛЬЯНОВ: Сайт был создан с нуля в сентябре позапрошлого года, соответственно, сейчас сайту меньше 2 лет. Каких-то масштабных инвестиций, больших денег не было. Перед нами стояла задача собственными силами, на базе имеющихся ресурсов создать такой сайт. Мы начали с нуля, сейчас выросли до 5 тысяч, причем мы в отличие от некоторых соседей по бизнесу никогда не развлекались покупкой трафика и прочими шалостями. Счетчик открыт, можно посмотреть, что происходит. Ровно через год после создания мы начали его продавать, то есть размещать рекламу. С сентября 2012 года сайт себя окупает и выходит на плюс в некоторые месяцы. Иногда этот плюс ощутим, иногда это скорее философский плюс, но, тем не менее, это уже не стартап, не инвестиционный проект, это маленький хороший бизнес.

М.СПИРИДОНОВ: Внешне он выглядит как блог с немного устаревшим дизайном.

С.ВИЛЬЯНОВ: Я с вами полностью согласен. Сегодня мы с коллегами обсуждали вопрос того, сегодня запустить новый дизайн или подождать еще недельку. Я попросил подождать еще недельку, потому что мы сейчас изобрели одну фишку, которую хотим внедрить. Через неделю у нас будет новый дизайн, и он гораздо интереснее того, что вы видите сейчас.

М.СПИРИДОНОВ: Этот дизайн будет в новом тренде, то есть он будет двигаться к тому, как сегодня выглядят Wired, Engadget?

С.ВИЛЬЯНОВ: В общем, да. Мы внимательно следим за тем, что делают наши состоятельные коллеги по бизнесу. Кто-то, может, увидит в нем что-то похожее на Windows 8. Мы уходим от ленты новостей и статей к нормальному порталу, который интересно рассказывает о том, что происходит в мире цифровых технологий и параллельных областях.

М.СПИРИДОНОВ: Состоятельные и состоявшиеся коллеги. Кого бы ты назвал из интересных тебе СМИ? Кого ты рекомендуешь читать, и кого читаешь сам из СМИ аналогичного характера, но на другом языке?

С.ВИЛЬЯНОВ: Мне очень нравится Verge, мне нравится Engadget. Я читаю западные блоги и форумы, я там провожу больше времени, чем на порталах. Там можно найти безумно интересные вещи, гораздо более глубокие и познавательные, чем то, что пишут на красивых сайтах. Лично для меня Verge – это эталон того, к чему надо стремиться, но с оговоркой. Мне кажется, что Verge – это до сих пор красивая инвестиционная история, а не бизнес, а мне всё же хочется, чтобы у нас был бизнес.

М.СПИРИДОНОВ: Что должен в стержне иметь бизнес вокруг СМИ с такой тематикой сегодня? Мы понимаем, что может быть несколько носителей, и вы пытаетесь их все воспроизвести. Это бумага, веб-сайт, планшетные версии, версии для смартфонов. Есть ли во всём этом стержень, или нужно во всем присутствовать равномерно и уделять всему равное внимание?

С.ВИЛЬЯНОВ: Если смотреть по деньгам, то, конечно, стержень – это журнал «Мир ПК», который до сих пор является главным генератором прибыли.

М.СПИРИДОНОВ: В твоем случае или вообще для подобного рода издательского дома, который занимается этой тематикой, стержень – это бумажное издание?

С.ВИЛЬЯНОВ: Мне трудно судить за других. Бизнес издательского дома строится не только на выпуске известных журналов, которые знают все. До сих пор есть огромная востребованность у корпоративных журналов. Какая-то компания выпускает журнал «Вестник пчеловода» тиражом 10 тысяч экземпляров и заказывает его разработку издательскому дому, например, нашему. Это хороший, прибыльный и интересный бизнес. Очевидно, что для классических издательских домов, одним из которых являемся мы, бумага до сих пор является хорошим бизнесом.

М.СПИРИДОНОВ: Происходит перетекание?

С.ВИЛЬЯНОВ: Да, конечно. Все взрослые и неглупые люди, все видят, сколько денег сейчас в интернете. Конечно, они туда тоже перетекают, но это плавное перетекание, а не бегство. Это планомерный и продуманный переход и создание новых площадок. Старые площадки продолжают генерить деньги, новые потихоньку подрастают и тоже начинают генерить деньги.

М.СПИРИДОНОВ: На Западе новостные, политические бренды первого эшелона постепенно переходят на платную модель, модель подписки – модель, которая в России воспринимается с осторожностью, если не сказать, со скепсисом. Пожалуй, только Ведомости пришли к этому, а незаметным брендам там вообще делать нечего. Говорят о том, что в России, в отличие от англоязычного мира, люди не готовы платить за потребление статей. Что ты думаешь по этому поводу?

С.ВИЛЬЯНОВ: Я думаю, что брать деньги за отдельные статьи невозможно. Сервис подписки у нас тоже пока не очень развит. За музыку, новые сериалы люди вполне привыкли платить. iTunes отчасти этому способствует.

М.СПИРИДОНОВ: Получается, есть некоторая эволюция сознания пользователя от полного неприятия покупки чего-то нематериального, от тезиса, что в интернете всё должно быть бесплатно, очень удобного для пользователя, к осознанию, что иногда нужно платить?

С.ВИЛЬЯНОВ: Далеко не у всех, далеко не так быстро, как хотелось бы, но есть прослойка людей, которая готова платить разумную сумму. Раньше была проблема в затруднительности процесса платежа. Когда у людей не было пластиковых карт, когда для того чтобы за что-то заплатить, нужно было бежать в банк, стоять в очереди и оплачивать квитанцию, это было долго и неинтересно. Сейчас всё это можно сделать в один клик и за довольно смешные деньги. Например, наш журнал в рознице стоит порядка 120 рублей, а его электронная версия стоит 60 рублей, и ее можно купить в один клик. Я воспринимаю каждый номер журнала как новую серию хорошего и увлекательного сериала про IT.

М.СПИРИДОНОВ: Какие у тебя предположения по поводу смещения пропорции твоего бизнеса? Скажем, что будет с Миром ПК через 5 лет? Как будут расходиться платформы по деньгам? Сколько денег будет в бумаге, мобильных устройствах, версии сайта?

С.ВИЛЬЯНОВ: Не отвечу на этот вопрос. Для меня очевидно, что доля сайта вырастет в разы. Скорее всего, через 5 лет сайт будет нашим главным кормильцем. При этом я не уверен, что существенно сократится доля самого журнала. В свое время у Бориса Гребенщикова спросили: «Какую роль занимают женщины в вашей жизни сейчас, и какую занимали раньше?». Он ответил, что они занимают такую же долю, как и в юности, просто его вселенная сильно расширилась. Мне кажется, что у нас расширится вселенная, а роль журнала останется примерно такой же.

М.СПИРИДОНОВ: Задам последний вопрос в рамках основной части нашей программы. Куда движется современный IT-рынок? Как бы ты нарисовал картинку, как специалист, который постоянно пишет о разных его областях, о мобильном вебе, об интернете, о гаджетах, которые позволяют как-то взаимодействовать с разными сферами IT?

С.ВИЛЬЯНОВ: Мне кажется, IT сейчас стоит и буксует. Для реализации очевидных вещей очень долго не хватало технических возможностей, всё упиралось в кремний. Совсем недавно все упирались в мегагерцы, гигабайты, количество ядер и прочее. Года полтора назад произошло насыщение, и всё уперлось в то, что железо позволяет почти всё. Остались еще нюансы с недостаточной емкостью и слишком большими габаритами аккумуляторов, но, тем не менее, и это уже преодолевается. У меня складывается ощущение, что должна смениться парадигма. Мир, каким мы его знали, подошел к концу. Мы привыкли, что нам не разрешает что-то делать техника, теперь она всё позволяет, и надо придумать новую глобальную задачу, для которой бы не хватало возможностей техники. Этого пока не произошло. Мне кажется, что индустрия топчется на месте и ищет себя, как подросток лет 13.

М.СПИРИДОНОВ: Как раз в 13 лет наступает период пубертатности, период возможных застоев и взрывов.

С.ВИЛЬЯНОВ: Да, я этого взрыва в хорошем смысле слова и жду. Года полтора всё стоит и никуда не движется. Выходят скучные и неинтересные новинки, они ничем не отличаются от старых вещей.

М.СПИРИДОНОВ: Есть некое движение. Есть уверенный тренд в сторону облака, есть уверенное движение в сторону мобильных устройств.

С.ВИЛЬЯНОВ: Да, оно есть, но оно осуществляется по инерции. Новый ноутбук, новый iPad, новый мобильный телефон не появляются, не появилось то, что изменит жизнь, то, что сделает ее другой.

М.СПИРИДОНОВ: Будем двигаться дальше. У нас остались две небольшие рубрики. Первая из них – это бизнес-цитата. В ней мы традиционно предлагаем гостю прокомментировать мысль известного человека, обычно это предприниматели, мыслители или исторические персонажи. Мы предлагаем выбрать одну из трех цитат. При этом выбирать ты будешь по персоналии, а не по цитате. Сегодня у нас есть Ларри Элиссон, со-основатель и глава корпорации Oracle, Джим Рон, знаменитый американский оратор и личный бизнес-тренер основателя Microsoft Билла Гейтса, и Марк Цукерберг, основатель Facebook. Чью цитату тебе хотелось бы услышать?

С.ВИЛЬЯНОВ: Давайте Ларри Элиссона, потому что Цукерберг – скучный мужчина, а бизнес-тренеров я недолюбливаю.

М.СПИРИДОНОВ: Ларри Элиссон однажды сказал: «Хорошее образование является преимуществом в бизнесе, но не гарантией успеха».

С.ВИЛЬЯНОВ: Абсолютно согласен. К сожалению, образование не добавляет ум, ум добавляют природные склонности, обстоятельства, умные люди, которые находят для тебя время, родители.

М.СПИРИДОНОВ: Можно ли сказать, что что-то является гарантией успеха или чем-то, что претендует на гарантию успеха? Например, какие-то качества или какие-то составляющие бытия.

С.ВИЛЬЯНОВ: Глядя на своих старших коллег – людей, которых я люблю и уважаю, например, на Евгения Антоновича Козловского, Дмитрия Пучкова, мне кажется, что в основе успеха лежат адское трудолюбие и трудоспособность. Сочетание трудолюбия и трудоспособности даже при личностных ограничениях приводит к успеху.

М.СПИРИДОНОВ: Этому должна предшествовать искренняя любовь к делу, которым ты занимаешься, потому что иначе заниматься им долго и активно просто невозможно.

С.ВИЛЬЯНОВ: Согласен. Если ты занимаешься чем-то и думаешь о том, что поскорее бы рабочий день закончился, и можно было бы пойти заняться чем-то другим, наверное, надо идти и заниматься чем-то другим, если это, конечно, не употребление всяких веществ.

М.СПИРИДОНОВ: Вспомнилась цитата, косвенно связанная с бизнесом, о том, что деньги зарабатываются не умом, а характером. В успехе тоже роль характера, как мне кажется, весьма велика.

С.ВИЛЬЯНОВ: Пожалуй, да, но характер может существенно изменяться под влиянием людей, обстоятельств, страны, в которой ты живешь. Трудолюбие и ответственность – это часть характера.

М.СПИРИДОНОВ:

М.СПИРИДОНОВ: Последняя рубрика, которая будет сегодня – это вопросы слушателей. Напомню, что вопросы собираются редакторами программы в местах, где публикуются анонсы, то есть в моем блоге по адресу Spiridonov.ru, сообществе Рунетологии в Facebook и аккаунте Рунетологии в Твиттере. Подписывайтесь! Какое у вас хобби?

С.ВИЛЬЯНОВ: Коллекционирование часов, собирание книг о Шаляпине и, стыдно признаться, но в последнее время еще и игра World of Tanks.

М.СПИРИДОНОВ: Далеко ты в ней продвинулся?

С.ВИЛЬЯНОВ: Нет, не очень продвинулся. Кроме всего прочего, я увлекаюсь отечественной историей. Мне интересны 19 век и первая половина 20 века. Я много читал о военной технике Советского Союза, и мне хотелось увидеть эти танки практически живьем. Видимо, поэтому меня затянула эта игра. Я не буду врать, я играю только для удовольствия.

М.СПИРИДОНОВ: Увлечение историей именно этого периода связано с интересом к появлению советского строя?

С.ВИЛЬЯНОВ: Не совсем, но отчасти. Мне всегда хотелось понять, почему вроде бы благополучная, красивая, богатая царская Россия погрузилась в этот ужас. Мне удалось понять. Не такой богатой, красивой и благостной она была, какой нам пытаются ее показать. Всё было вполне логично и естественно.

М.СПИРИДОНОВ: Видимо, подобный интерес к истокам левых идей – это возрастное. Я буквально на днях стал читать манифест Коммунистической партии. Я понял, что я не знаю, о чем Маркс писал, и решил в этом разобраться

С.ВИЛЬЯНОВ: Маркс был довольно нудным мужчиной. Тем не менее, это познавательно.

М.СПИРИДОНОВ: Нудным, но в итоге он колоссально повлиял на сотни миллионов жизней и историю десятков стран.

С.ВИЛЬЯНОВ: Согласен.

М.СПИРИДОНОВ: Вернемся к вопросам. В каком городе мира вы бы хотели жить?

С.ВИЛЬЯНОВ: В Иерусалиме.

М.СПИРИДОНОВ: А почему не живешь, ведь сегодня можно работать удаленно?

С.ВИЛЬЯНОВ: Далеко не всё из того, что я делаю, можно делать удаленно. Это цель, к которой я стремлюсь.

М.СПИРИДОНОВ: Постепенно ты туда перекочуешь?

С.ВИЛЬЯНОВ: Я не теряю надежды. Мне нравится думать, что да.

М.СПИРИДОНОВ: Ты видишь себя на должности, которую сейчас занимаешь, через 5 лет?

С.ВИЛЬЯНОВ: Да. Возможно, она будет по-другому называться, у меня будут другие функции, но в целом, да.

М.СПИРИДОНОВ: Задам последний вопрос. Представь электронные СМИ через 20 лет. Какие принципиальные отличия у них будут?

С.ВИЛЬЯНОВ: Мне кажется, что их будут делать совсем не люди, их будут делать искусственные интеллектуальные роботы. Они будут генерить информацию с камер, которые будут охватывать все места на Земле, с социальных сетей, которые станут более значимыми. Мне кажется, что потребность в журналисте исчезнет. Наверное, останутся хорошие авторы, но ежедневную работу будут делать скрипты и роботы.

М.СПИРИДОНОВ: Новостная журналистика умрет, останутся мыслители?

С.ВИЛЬЯНОВ: Нет, журналистика останется. Журналистика – это довольно скучное занятие, это тяжелый и адский труд, в котором нет ничего светлого и радостного. Человек, как ленивое существо, свалит этот труд на безропотных цифровых помощников, а сам займется чем-то другим.

М.СПИРИДОНОВ: Чем-то более глубоким и требующим включения человеческих качеств, а не механических?

С.ВИЛЬЯНОВ: Да. Сейчас стиральные машины заменили огромное количество прачек, и то же самое произойдет с электронными СМИ. Люди просто займутся чем-то другим. Я не думаю, что из-за того, что исчезли прачки, кому-то в глобальном масштабе стало плохо.

М.СПИРИДОНОВ: Искусственный интеллект через 20-40 лет сможет написать хорошую глубокую аналитическую статью про другой искусственный интеллект, выпущенный на заводах Microsoft или Apple?

С.ВИЛЬЯНОВ: Сложный вопрос. Так далеко заглядывать нельзя. У меня в голове есть какие-то алгоритмы, которые позволяют выстроить статью, и есть база данных, которая позволяет применить и использовать эти алгоритмы. Мне кажется, что со временем это всё можно будет формализовать на языке, понятном технике. Пока это не получается сделать.

М.СПИРИДОНОВ: Это будет смертью журналистики не как способа потребления?

С.ВИЛЬЯНОВ: А как профессии?

М.СПИРИДОНОВ: Если всё будут делать роботы, какой смысл людям этим заниматься?

С.ВИЛЬЯНОВ: Мы сможем издавать газету именно в том ключе, в котором нам хотелось бы, но из-за недостатка времени, ресурсов и кадров мы ее не могли издавать такой раньше. Например, я смогу делать интересный и увлекательный продукт и писать редакторскую колонку.

М.СПИРИДОНОВ: Всё-таки наличие человека в журналистике будет необходимым?

С.ВИЛЬЯНОВ: Да. Человек никуда не денется, просто у него появится чуть больше времени на самореализацию.

М.СПИРИДОНОВ: К этому позитивному резюме я и вел. Спасибо, Сергей. На этом всё. Если есть, что добавить в финале, то предлагаю тебе сказать пару слов.

С.ВИЛЬЯНОВ: Мне кажется, мы сказали гораздо больше, чем я думал. Приятного чтения нас и наших коллег.

М.СПИРИДОНОВ: Приятного прослушивания тем, кто слушал эту программу. На этом всё. Вы слушали программу «Рунетология», у нас в гостях был главный редактор журнала «Мир ПК» Сергей Вильянов.
Редакция выпуска — Андрей Митрохин, Станислав Жураковский, Юрий Берингов, Надежда Гусарова. Вел программу Максим Спиридонов. Пока.

Следующий постКуда поехать на выходные: виртуальный тур по городам России