Правильная книга об Израиле

Об Израиле написано немало. Как и положено тоскующему по родине, я книги о нем нахожу регулярно, читаю и в абсолютном большинстве случаев бываю разочарован.

Забугорные авторы обычно пишут откровенную бредятину. Штамп едет на штампе и пейсами погоняет. Не, я понимаю, что человеку, в Израиле не жившему, большинство косяков незаметно. Равно как и американцы смотрят свои фильмы про Россию и никакой лажи не замечают. Красные звезды во лбу горят, водку из горла пьют, медведики бегают, девки голые в снег прыгают, мафия злобствует — всё ж на месте! А мы вот несоответствия подмечаем и страстно негодуем.

Читать далее…

Еще раз о мемуарах Василия Грабина

Дочитал книгу «Оружие победы», и возник вопрос — почему мемуары обрываются в 42 году? Ведь карьера Василия Грабина тогда, мягко говоря, еще не закончилась.

Написал Виктору Левашову, и вот что он ответил:

Читать далее…

Василий Грабин «Оружие победы»

Наконец-то дома. Уфф. В ближайший месяц — никаких перелетов, хватит уже. Но вот на поезде и даже пароходе придется попутешествовать порядочно. Однако об этом позже.

В дороге начал читать мемуары конструктора артиллерийского вооружения Василия Грабина, чьи пушки очень помогли стране во время Великой Отечественной.

Читать далее…

«Кондуит и Швамбрания»

Дочь сообщила, что хочет прочитать «Кондуит и Швамбранию» Льва Кассиля. Мол, нашла главу в учебнике, ей понравилось, и теперь хочется целиком.

Ну, я ей и рассказал историю, связанную с этой книгой.

Читать далее…

Цитата из Довлатова

Давно вертится в голове цитата из «Заповедника», надо зафиксировать.

Больше всего меня заинтересовало олимпийское равнодушие Пушкина. Его готовность принять и выразить любую точку зрения. Его неизменное стремление к последней высшей объективности. Подобно луне, которая освещает дорогу и хищнику и жертве.

Не монархист, не заговорщик, не христианин – он был только поэтом, гением и сочувствовал движению жизни в целом.

Альберт Шпеер «Шпандау: Тайный дневник»

Давным-давно, в прошлой, саратовской еще жизни, я случайно купил книгу мемуаров Альберта Шпеера. Собирал книги по истории, и вот наткнулся на эту. О выборе ни разу не пожалел. Шпеер — любимый архитектор Гитлера, а в последние годы и министр вооружений Германии. Кажется, это был едва ли не самый приличный человек в гитлеровском окружении, причем Гитлер это сам понимал и не ввязывал Шпеера в свои самые грязные дела. Такое ощущение, что он в этом общении находил своего рода отдушину — рассуждал о живописи, архитектуре, вместе со Шпеером придумывал как перестроить Берлин и другие города… В отличие от своих… гм… коллег, Шпеер в последние годы не стеснялся говорить Гитлеру, что шансов на победу нет и надо с войной завязывать. Но добился лишь охлаждения со стороны фюрера и фактической опалы.

Читать далее…

«Маленькие актрисы» Александра Вертинского

Очень люблю этот текст. Песню никогда не слышал, хотя вроде она и гуляет по Интернету. Но даже в стихотворной форме — очень хорошо, и с 1945 года ничуть не устарело.

Маленькие актрисы

Я знаю этих маленьких актрис,
Настойчивых, лукавых и упорных,
Фальшивых в жизни, ласковых в уборных
Где каждый вечер чей-то бенефис.

Они грустят, влюблённые напрасно
В самих себя — Офелий и Джульетт.
Они давно и глубоко несчастны,
В такой взаимности, увы, успеха нет.

А рядом жизнь. Они не замечают,
Что где-то есть и солнце, и любовь,
Они в чужом успехе умирают
И, умирая, воскресают вновь.

От ревности, от этой жгучей боли
Они стареют раз и навсегда
И по ночам оплакивают роли,
Которых не играли никогда.

Я узнаю их по заметной дрожи
Горячих рук, по блеску жадных глаз,
Их разговор напоминает тоже
Каких-то пьес знакомый пересказ.

Трагически бесплодны их усилия,
Но, твёрдо веря, что дождутся дня,
Как бабочки, они сжигают крылья
На холоде бенгальского огня.

И, вынося привычные подносы,
Глубоко затаив тоску и гнев,
Они уже не задают вопросов
И только в горничных играют королев.

1945, Москва

Беслан. Шесть лет.

Шесть лет назад в Беслане случилось страшное. Настолько страшное, что чем больше об этом узнаешь, тем страшнее становится. Редкий случай, когда познание не успокаивает боль, а усиливает ее.

Читать далее…