Прямой эфир на “Столица FM”

Программа «Рунет сегодня» от 3 марта 2014 года.

Послушать запись можно здесь (mp3 файл 34 мб)

СПИРИДОНОВ: Доброе утро, друзья. Это программа «Рунет сегодня» от 3 марта 2014 года. Все, казалось бы, как раньше, и все-таки что-то не так, как говорится.

А именно есть два обстоятельства, на которые нужно обратить внимание. Первое – это то, что изменила свое название радиостанция, на которой выходит наша программа, теперь она называется «Столица», что звучало неоднократно в эфире до нашей передачи, разумеется, что прозвучало сейчас в заставках.

Я постараюсь не ошибаться в этом названии, но привычка – штука коварная, потому что (и дальше второй пункт, про который хочу сказать в начале программы) программе исполнилось три года. Именно три года назад, 28 февраля 2011 года, мы вышли в эфир первый раз, поэтому привычка устоялась, однако менять ее буду. В связи с трехлетием, в общем, принимаем поздравления в «Twitter» (я об этом, собственно, еще скажу).

Ну, а сейчас традиционное представление экспертов, вместе с которыми мы будем сегодня обсуждать главные события онлайна, цифрового пространства, электронной коммерции, событий в законодательных инициативах, касающихся онлайна, и так далее.

Итак, сегодня мои гости: Александр Малюков, президент и CEO «Witology». Или…

МАЛЮКОВ: Как угодно. Можно «Витология», можно «Witology» – кому как нравится.

СПИРИДОНОВ: О’кей. Приветствую, Саша.

МАЛЮКОВ: Спасибо.

СПИРИДОНОВ: И Сергей Вильянов, главный редактор журнала «Мир ПК». Приветствую, Сергей.

ВИЛЬЯНОВ: Здравствуйте.

СПИРИДОНОВ: Ты немножко простужен, да, слышу?

ВИЛЬЯНОВ: Нет, это у меня просто такой голос.

СПИРИДОНОВ: О’кей. Я просто к тому, что напрягать ли тебя сегодня…

ВИЛЬЯНОВ: Напрягайте. Напрягите меня полностью.

СПИРИДОНОВ: …По одному из пунктов. В общем-то, ты у нас запланирован как главный спикер, а именно о mobile. Сейчас, собственно, в анонсах расскажу, что это будет за пункт.

Итак, как обычно, шесть событий, которые мы подобрали для того, чтобы рассказать о картинке, о новостном пространстве прошлой недели, шесть главных событий онлайна: три из них как развернутые новостные сюжеты, и три еще – в экспресс-режиме пройдемся.

Три главных сейчас проанонсирую. Итак, событие, вероятность которого было сложно себе представить: поисковики «Яндекс» и «Google» стали рекламными партнерами, и их сервисы размещения медийной рекламы будут перекрестно подключены к RTB-сетям друг друга. Как это отразится на рынке Интернет-рекламы, как повлияет на пользователей – это, собственно, и обсудим.

Второе, о чем мы будем говорить: прошедшая неделя ознаменовалась сразу несколькими инициативами госчиновников в отношении Интернет-компаний. В прямом эфире попытаемся выяснить, чем грозит законопроект об обязательной регистрации всех создаваемых сайтов в Роскомнадзоре (такой имеет место быть), принятые в третьем чтении поправки Гражданского кодекса, предусматривающие для владельцев сайтов, операторов, хостеров ответственность за весь контент, опубликованный на их площадках, на секундочку, и инициатива господина Железняка по расширению действия антипиратского закона на все виды контента (что, кстати говоря, давно ждали).

Ну, и третья новость. Это был только что блок законодательный, поэтому мы взяли это в один новостной сюжет. Третий новостной сюжет – это будет рассказ о новинках мобильной индустрии, представленных на одном из главных событий отрасли – «Mobile World Congress» в Барселоне. Подробности о новых гаджетах, новых тенденциях мобильного пространства мы обсудим, в частности, с одним из участников этого события, который сегодня у нас в студии.

Это был анонс главных сегодняшних новостей. Ну и сейчас традиционно экспресс-обсуждение.

Итак, коллеги, российское подразделение журнала «Forbes» представило свой традиционный ежегодный рейтинг крупнейших отечественных Интернет-компаний – ставший недавно традиционным, потому что, по-моему, вышел он второй или третий раз максимум. Значит, на этот раз рейтинг получил новый формат: десять Интернет-компаний были отдельно отрейтингованы (они чистые Интернет-компании), и еще 20 онлайн-магазинов. Электронная коммерция была вынесена в отдельный сегмент, решили в этот раз, в отличие от прошлого, не мешать зеленое с теплым.

Саша, ты видел рейтинг?

МАЛЮКОВ: Да, конечно, видел.

СПИРИДОНОВ: Какие впечатления у тебя?

МАЛЮКОВ: Мне кажется, растем. Здорово, денег много. Самое интересное, мне кажется, если мы будем двигаться в том же направлении, как и обычный бизнес, не за горами тот момент, когда нужно будет платить за то, чтобы не попадать в этот рейтинг. Потому что действительно богатые люди прикладывают максимум усилий, чтобы не оказаться в «Forbes».

ВИЛЬЯНОВ: Не светиться.

МАЛЮКОВ: Не светиться, да. Но пока этого нет, пока, наоборот, все мечтают попасть в него, потому что это признак того, что в правильном направлении компания двигается, это успех и так далее. Я, например, когда онлайн-магазины смотрел, было интересно, потому что часть из этих магазинов я банально не знаю. Я вижу, что они попадают в этот топ – значит, они действительно влиятельные, значит, действительно у них огромный оборот. Очень интересный, занимательный рейтинг.

СПИРИДОНОВ: Коротко для наших слушателей. Значит, первая тройка – это «Яндекс», «Mail.Ru» и «ВКонтакте». Соответственно…

МАЛЮКОВ: Это очевидно, да.

СПИРИДОНОВ: …По выручке «Яндекс» – 1 миллиард 220 миллионов долларов. Это уже взрослая выручка, вполне себе нормально даже для стандартного бизнеса. Дальше «Mail.Ru Group» – почти 800 миллионов долларов. «ВКонтакте» – значительно меньше – 215 миллионов долларов за год оборота. Притом, конечно, у всех разная доходность.

Сергей, к тебе, как к человеку, который немножко не про бизнес, как я понимаю, а про технологии. Однако?

ВИЛЬЯНОВ: На самом деле, конечно, здорово, что «Яндекс» идет с таким хорошим отрывом. Потому что, мне кажется, все-таки по сравнению с остальными участниками тройки «Яндекс» – это самая взрослая, именно самая международная компания в полном смысле. Потому что, забегая немножко вперед, на том же «Mobile World Congress» из перечисленной тройки только у «Яндекса» был стенд, и, кстати, стенд весьма посещаемый, что тоже о многом говорит.

СПИРИДОНОВ: Значит, «Mail» не делал там стенды? Казалось бы, он сейчас наиболее активно смотрит в mobile.

ВИЛЬЯНОВ: А что показывать «Mail»?

СПИРИДОНОВ: «My.com».

ВИЛЬЯНОВ: Это прекрасно, что хороший, красивый, приятно звучащий двухбуквенный домен, но это, боюсь, что не очень взросло. А «Яндекс» – это хорошая взрослая компания.

СПИРИДОНОВ: С точки зрения опять-таки mobile.

ВИЛЬЯНОВ: С точки зрения mobile и с точки зрения глобального бизнеса именно.

СПИРИДОНОВ: Ну и коротко тройка лидеров по электронной коммерции, тройка лидеров российского электронного шопинга, вот она. «Юлмарт» – первое место, и выручка порядка миллиарда долларов. Надо сказать, что выручка электронной коммерции, конечно, сильно отличается от выручки того же «Яндекса». Миллиард с лишним «Яндекса» и миллиард «Юлмарта» – это очень разные миллиарды.

ВИЛЬЯНОВ: Два очень разных миллиарда.

СПИРИДОНОВ: Да. Значит, первое место – «Юлмарт». Объясню для наших слушателей, что разность эта в том, что просто разная доходность, очень сильно…

МАЛЮКОВ: Маржинальность отличается в разы.

СПИРИДОНОВ: Резко отличается, да.

МАЛЮКОВ: На порядки.

СПИРИДОНОВ: У электронной коммерции собственные деньги во всем этом – проценты.

МАЛЮКОВ: Яндекс продает свое, а Интернет-магазины продают чужое, они не производители зачастую.

СПИРИДОНОВ: Итак, электронная коммерция. «Юлмарт» – первое место. «Ситилинк» – второе место, порядка 860 миллионов долларов за год. Третья строчка рейтинга – «Wildberries». Такой несколько дикий участник рейтинга со всех точек зрения, потому что в отличие от двух предыдущих он не был щедро профинансирован, насколько я знаю. Это довольно неожиданный игрок в такой активной позиции.

Пожалуй, других не буду я активно оглашать, поскольку нужно идти дальше нам. В общем, факт того, что рейтинг вышел замечательный, факт того, что наши компании (электронная коммерция и Интернет-бизнес) уже достигают объемов в сотни миллионов и даже миллиарды долларов, очень знаковый. В общем, поздравим их с этим, будем двигаться дальше.

А на очереди у нас очередная новость, которую нужно нам обсудить. Итак, основатель социальной сети «Facebook» Марк Цукерберг объявил о формировании партнерства «Internet.org», цель которого сделать Интернет доступным для всего мира. Кроме «Facebook» проект уже поддержали такие технологические компании, как «Samsung», «Ericsson», «MediaTek», «Nokia», «Opera» и «Qualcomm».

Сергей, это красивый жест, или из этого можно ожидать каких-то реальных подвижек в интернетизации планеты, потому что именно для этого, собственно, проект построен?

ВИЛЬЯНОВ: Мне кажется, у каждой американской компании рано или поздно возникает желание осчастливить мир, потому что точно такие же проекты до сих пор есть у «Intel» уже несколько лет, тоже «Интернет в каждый дом» – как «Компьютер в каждый дом» у «Microsoft».

СПИРИДОНОВ: Они просто существуют: постольку – поскольку.

ВИЛЬЯНОВ: Просто хочется как-то войти в историю, повысить репутацию. Просто у человека много денег, ему хочется поделиться, осчастливить мир – это нормально, это очень хорошее, правильное желание.

СПИРИДОНОВ: Саша, будут какие-то результаты, на твой взгляд?

МАЛЮКОВ: Давайте я из вас буду грязным циником. Я где-то, помню, читал такой интересный материал, где рассказывалось, что чем больше Билл Гейтс жертвует денег на благотворительность, тем больше денег он зарабатывает за счет этого. Поэтому, мне кажется, что господин Цукерберг в какой-то момент понял, что естественный рост пользователей «Facebook» замедляется (просто потому что он уже, я так понял, осчастливил и детей, и стариков), и теперь нужно за счет кого-то получить новый рынок.

СПИРИДОНОВ: И он обнаружил, что две трети человечества не выходит в онлайн, потому что они бедны.

МАЛЮКОВ: Они не пользуются «Facebook» просто потому, что у них нет Интернета. И теперь, конечно, появилась такая возможность этих ребят туда подключить. Понятно, что когда к ним придет Интернет, в нем будет всего один сайт, на котором они смогут зарегистрироваться, и тем самым он сможет отрапортовать акционерам, что у него продолжается рост.

СПИРИДОНОВ: Извини, пожалуйста, Саша, надо двигаться дальше. Надо вспомнить еще о том, что и «Google» весной прошлого года анонсировал подобный проект, который должен был позволить…

МАЛЮКОВ: Аналогично.

СПИРИДОНОВ: …Увеличь аудиторию за счет жителей Африки и Юго-Восточной Азии, планировал создать беспроводную сеть на всей территории континента.

ВИЛЬЯНОВ: Да-да-да. Это у них у всех такая замануха.

СПИРИДОНОВ: Такая болезнь роста крупной корпорации.

ВИЛЬЯНОВ: Конечно.

СПИРИДОНОВ: Последняя новость совсем коротко. «Ростелеком» работает над созданием платежного сервиса – аналога «Яндекс.Денег», как они назвали, и «WebMoney». Рабочее название проекта «Ростелеком. Платежная система». Сюрприз.

МАЛЮКОВ: Небанально.

СПИРИДОНОВ: Да, небанально. Лицензию небанковской кредитной организации компания еще не получала (хотя должна, напомним), но, тем не менее, запуск проекта запланирован уже на четвертый квартал этого года. По заявлениям компания собирается забрать себе до 15% рынка электронных платежных сервисов.

Сергей, как ты думаешь, вообще есть место и нужно ли сейчас делать платежную систему?

ВИЛЬЯНОВ: Бог в помощь. Но не забываем о том, что собираются же придушить немножко всю эту тему, ограничить размеры платежей и прочего.

СПИРИДОНОВ: Но не забываем о том, что «Ростелеком» – это корпорация при государстве.

ВИЛЬЯНОВ: Если только им дадут какое-то окошко, маленькие преференции – тогда да. Иначе я боюсь, что…

СПИРИДОНОВ: Саша, пять секунд. Что ты думаешь – успешно или нет это?

МАЛЮКОВ: Думаю, что успешно, потому что это же Алексей Басов. Алексей Басов уже такую штуку делал. Помните, был «MoneyMail.Ru»?

СПИРИДОНОВ: Да.

МАЛЮКОВ: Он, в принципе, делает то же самое.

СПИРИДОНОВ: На этом моменте остановимся в обсуждении главных событий недели и продолжим через пару минут. У нас на очереди разговор о неожиданных договоренностях «Яндекса» и «Google».

СПИРИДОНОВ: Доброе утро, люди и лица старше 16 лет. Это программа «Рунет сегодня» от 3 марта 2014 года (говорю для тех, кто слушает нас в подкасте, напоминаю, поскольку иначе можно не понять, о каких именно, событиях какого именно временного периода мы рассказываем). Рассказываем мы о неделе ушедшей, о том, что наиболее интересного случилось в эти семь дней.

Напомним, что звучим на «Столица FM». Я также напомню, что радио изменило название, поэтому подчеркиваю это интонационно: 99,6 FM – эта частота не изменилась, онлайн, как еще раз скажу – stolica.fm. Там же находится лента подкастов, которую также можно отыскать, к слову сказать, и в «iTunes» по запросу «Рунет сегодня».

Александр Малюков, президент и CEO «Witology», а также Сергей Вильянов, главный редактор журнала «Мир ПК» – это гости этой студии, вместе мы обсуждаем события недели и пытаемся расставить акценты.

Коллеги, прежде чем прозвучит очередная новость, которую мы построили уже как развернутый новостной сюжет традиционно, сделав ее одной из главных новостей недели, я задам вам вопрос: мог ли «Google» стать лидером на российском поисковом рынке, гипотетически, и при каких условиях? Саша.

МАЛЮКОВ: Мог.

СПИРИДОНОВ: Спасибо большое. Сергей.

ВИЛЬЯНОВ: Не мог, название неблагозвучное. На русский слух оно ложится тяжело. А в России название для массового сервиса…

СПИРИДОНОВ: Сергею так не показалось.

МАЛЮКОВ: Почему мог – потому что если бы в России не было «Яндекса», то «Google» бы спокойно захватил рынок, как он привык – приходить, спокойно забирать рынок, все кидаются под ноги и, как говорится, все хорошо.

СПИРИДОНОВ: Причем даже не забирать рынок, а просто рынок стелился под ним как-то в фоновом режиме.

МАЛЮКОВ: Да, да.

СПИРИДОНОВ: Он сам ложился под «Google».

МАЛЮКОВ: Единственное условие, при котором «Google» спокойно мог захватить рынок – это отсутствие такого сильного игрока, как «Яндекс», и испуга со стороны «Яндекса». Потому что «Яндекс» очень испугался, что сейчас придет «Google» и захватит рынок – и побежал в нужном направлении.

СПИРИДОНОВ: Еще раз о том, что «Яндекс» является нашей национальной гордостью, в отличие от большинства языковых зон, мы имеем свою лидирующую поисковую систему. В подавляющем большинстве стран мира это «Google», американская корпорация-спрут, скажу я.

Ладно, значит, коллеги, сейчас о партнерстве, которого никто не ожидал.

РУНЕТ СЕГОДНЯ: Интернет-компании «Яндекс» и «Google» договорились о сотрудничестве в области рекламы. Партнерское соглашение затронет сервис медийной рекламы «Яндекса» «AWAPS» и сервис «DoubleClick», принадлежащий «Google». Рекламодатели, пользующиеся «AWAPS», получат доступ к сайтам сети «DoubleClick». Клиенты «DoubleClick», в свою очередь, смогут участвовать в торгах по сайтам на сервисе «Яндекса». Соглашение касается только медийной рекламы и не распространяется на контекстную.

СПИРИДОНОВ: Ну, для нормального слушателя дело ясное, что дело темное. Факт контракта и соглашения между двумя поисковиками есть, а дальше не очень понятно. Саша, ты в похожих сферах подвязываешься.

МАЛЮКОВ: Да, у меня в прошлой жизни как раз был рекламный бизнес, очень похожий на то, что сейчас происходит. Плюс меня несколько раз хантили как раз рулить такими системами, и я разобрался, как они работают. Хочу сказать, что у меня есть свое небольшое мнение, почему произошло это слияние такого рода.

Первая причина – потому что «Яндексу» это неважно. «Яндекс» очень аккуратный, очень внимательный и очень боязливый игрок. В свое время, когда «Бегун» предлагал, еще на заре контекстной рекламы, объединить сетки, даже не объединить, а предлагать участникам размещать рекламу в своей сетке перекрестно, «Яндекс» отказался. И всегда это декларировал: «Посмотрите, где теперь «Бегун» и где мы». То, что «Яндекс» согласился объединиться с «Google», говорит либо о том, что перспективы не очень большие этой технологии они видят в России, как вариант…

СПИРИДОНОВ: «Яндекс» приговорил RTB, с которым все носятся.

МАЛЮКОВ: С которым все носятся, да. Но просто доля медийной рекламы в выручке «Яндекса» близка к погрешности. Ну, действительно это в процентном соотношении – да, она растет, да, она становится больше. Но все равно «Яндекс» зарабатывает на контексте.

СПИРИДОНОВ: Давай растолкуем нашим слушателям, вообще, о чем речь идет. RTB – это алгоритмы аукционного торга.

МАЛЮКОВ: Для медийной рекламы, когда появляется баннер на сайте, приходит человек на сайт, видит сайт этого человека и кидает информацию на биржу, говорит: вот пришел человек, Сергей Вильянов. И начинает прокручивать, например, что мы про него знаем.

СПИРИДОНОВ: Внимание, откуда это? Откуда он знает, что он Сергей Вильянов?

МАЛЮКОВ: Он по IP, с cookie как-то уже понял, что это Сергей Вильянов, и он начинает по Сергею Вильянову, кидает на биржу информацию. Там много игроков, у каждого своя информация про Сергея. Кто-то надыбал, что он мужчина такого-то возраста, и где он живет.

СПИРИДОНОВ: Какой эксклюзив.

МАЛЮКОВ: Да. Кто-то, наоборот, узнал, что он гаджетоман, ему можно показать какую-то интересную рекламу, на которую он поведется.

ВИЛЬЯНОВ: Ищет билеты в Израиль.

МАЛЮКОВ: Ищет билеты в Израиль, или еще что-нибудь. И вот эти системы начинают друг с другом торговаться.

СПИРИДОНОВ: Автоматически?

МАЛЮКОВ: Автоматически, конечно – какой баннер показать Сергею. Потому что все понимают, что есть возможность. Кто-то отваливается, потому что понимает, что Сергей – не его клиент, например, ему не нужно продавать какие-нибудь вещи, которые он не покупает часто.

И вот в этот момент, конечно, чем больше информации о Сергее, тем лучше. Чем больше информации, значит, тем больше cookie. Чем больше этих cookie – значит, если у «Яндекса» один блок информации, у «Google» другой блок информации, если эту информацию объединить – естественно, портрет четче, и можно Сергею втюхать что-нибудь более качественное, что ему действительно нужно.

СПИРИДОНОВ: В каком-то смысле мы находимся в периоде такого первоначального накопления капитала, если использовать экономические термины, с точки зрения данных о пользователях.

МАЛЮКОВ: Конечно.

СПИРИДОНОВ: И важнейшими провайдерами этих данных, аккумулирующими эти данные, являются, конечно, крупнейшие поисковые системы и социальные сети? Так ведь?

МАЛЮКОВ: Не совсем.

ВИЛЬЯНОВ: Да.

МАЛЮКОВ: Опять же, социальные сети – Сергей может быть социопатом и ничего там не писать. Зато он ходит и покупает какие-нибудь книжечки-гаджеты через Интернет – вот гораздо более полезная информация, когда он что-то купил. Причем медийка стала отмирать, потому что одно дело показывать не пойми кому…

СПИРИДОНОВ: Баннерная реклама?

МАЛЮКОВ: Баннеры, да. Они стали отмирать, потому что непонятно кому показываешь, непонятная реакция, непонятно, вообще человеку это нужно или нет. Контекст стал расти, потому что человек сам делал поисковый запрос, сам искал то, что ему нужно, и в этот момент ему показывали, собственно, что он искал. Он искал лыжи – ему подсказывали билеты в Альпы. Он искал билеты в Альпы – ему подсказывали…

ВИЛЬЯНОВ: Лыжи.

МАЛЮКОВ: …Лыжи где купить, да. А с медийной рекламой непонятно. И вот сейчас сделали такое. Конечно, разумно было, раз есть медийная реклама, раз есть эти баннеры, раз есть места на сайтах под эти баннеры, надо побольше узнать о человеке и показать ему тот баннер, который ему действительно интересен и нужен. Но у меня сомнения есть: во-первых, люди уже виртуозно научились не замечать эти баннеры.

ВИЛЬЯНОВ: А еще резать этих негодяев.

МАЛЮКОВ: Нет, резать…

СПИРИДОНОВ: Просто не замечать.

МАЛЮКОВ: Не замечают, да, как фон. Поэтому то, что он стал вдруг полезным – все равно ничего не поменяется, потому что человек его привык не замечать.

СПИРИДОНОВ: Мы здесь выходим к разговору о роли баннерной рекламы, такой классической более или менее, в будущем цифровых технологий, в будущем Интернета. Сергей, ты что думаешь на этот счет?

ВИЛЬЯНОВ: Я, как главный редактор не только журнала, но и портала «DGL.ru», категорически приветствую такие вещи, потому что действительно интерес со стороны людей, которые платят деньги за рекламу к баннерам, он снижается, это очевидно. Он практически порой даже исчезает. А вот такие технологии – они, в принципе, дают возможность порталам заниматься тем, чем они занимаются, не обращая внимания на эти прямые продажи какой-то рекламы.

Есть такая штука, как самоцензура, и если некая компания купила баннеров на много миллионов долларов, наверное, ты про это вынужден писать чуть нежнее, чем обычно. А вот такая технология позволяет зарабатывать деньги – может быть, не столь гигантские, но зато регулярные, и при этом, собственно, заниматься делом, а не тратить время на цензуру.

СПИРИДОНОВ: Прежде чем вернуться снова (да, Саша) к вопросу сотрудничества «Google» и «Яндекса», что у нас является главной темой, коротко еще раз резюмирую для наших слушателей: RTB – это технология, по сути дела, по спасению баннерной рекламы (так, образно говоря). Может быть, она, конечно, не умирала еще, но она точно получила укол адреналина в сердце с RTB, однако он не оказался таким действенным пока что, по крайней мере.

МАЛЮКОВ: На Западе оказался, да. Я хотел бы просто еще раз, почему я сказал эту крамольную мысль, что, скорее всего, «Яндекс» просчитал риски? Потому что из этой пары «Google» всегда с интересом идет на все такие фенечки, фишечки. «Google» с удовольствием бы объединился с кем угодно, чтобы попробовать расширить аудиторию. «Яндекс» – очень боязливая система, они долго просчитывают варианты, как это аукнется в будущем. Если они видят малейшую угрозу для своей компании в перспективе энного количества лет, они не идут на сотрудничество.

И в этой ситуации то, что «Яндекс» согласился на это сотрудничество – я не верю, что это произошло из-за того, что выгода прямо сейчас, и за объединение они заработают плюс какую-то маленькую копеечку. Скорее всего, либо они не видят угрозы вообще в этом объединении, либо видят какой-то очень большой прибыльный блок, который смогут под себя подмять. «Google» здесь как бы пассивную роль принимает, потому что «Google» бы с «Яндексом» начал работать в любой схеме.

СПИРИДОНОВ: Почему?

МАЛЮКОВ: Это стиль этой компании. Они с удовольствием идут на все новое и интересное, это в их крови. «Яндекс» – наоборот.

ВИЛЬЯНОВ: В ДНК, как говорится.

МАЛЮКОВ: В ДНК, да. Поэтому в этой ситуации «Google» был как бы… Это решение я бы описал: «Яндекс» ни с того ни с сего решил дать возможность «Google» – примерно так.

СПИРИДОНОВ: Это объединение означает ли, что в перспективе нас ждут подобные же объединения, и в итоге случится следующее: все главные базы данных о пользователях… Вы поняли теперь, что крупные системы – поисковики, социальные сети, иные какие-то рекламные движки, размещающие баннеры, собирают информацию о пользователях, ее аккумулируют. И означает ли это, что если спелись двое главных, или одни из крупнейших, то, в общем, в итоге это будет общая база данных пользователей, и там будет все про нас?

МАЛЮКОВ: Тот, у кого будет больше данных, тот будет выигрывать в этих аукционах. Поэтому общих данных, мне кажется, все равно не будет ни у кого. А то, что данные можно было купить у «Google» отдельно и можно было купить у «Яндекс» отдельно – это очевидно было. У кого были деньги, тот смог это сделать.

СПИРИДОНОВ: Хорошо. И последнее, буквально в 10-15 секунд: вероятно ли сотрудничество «Яндекса» и «Google» в каких-то иных, более глобальных для них направлениях?

МАЛЮКОВ: Нет.

СПИРИДОНОВ: Сергей.

ВИЛЬЯНОВ: Соглашусь, тяжело.

СПИРИДОНОВ: Конкуренция будет продолжаться?

ВИЛЬЯНОВ: Да, да.

СПИРИДОНОВ: И в этой конкуренции ставка в российском рынке…

МАЛЮКОВ: Как я говорил, «Яндекс» очень опасливо относится к любой конкуренции.

СПИРИДОНОВ: Пока ставка за «Яндексом», и в ближайшие годы это так, да? Если мы уж этой темы коснулись.

МАЛЮКОВ: Собственно, это сила компании.

СПИРИДОНОВ: Пора заканчивать, коллеги. После выпуска новостей предстоит продолжение обсуждения. Речь пойдет о ряде неоднозначных инициатив государства, касающихся онлайна.

СПИРИДОНОВ: 11.31, 3 марта 2014 года. Три года выходит программа «Рунет сегодня» на 99,6 в Москве. Меняется название радиостанции, а программа остается.

Напомню, что это, можно сказать, такой праздничный выпуск программы «Рунет сегодня», рассказывающей о главных событиях Рунета, глобальной Сети, электронной коммерции, социальных сетей и так далее. В студии Максим Спиридонов и эксперты выпуска – Александр Малюков, президент и CEO «Witology», и Сергей Вильянов, главный редактор журнала «Мир ПК».

Коллеги, вопрос по поводу того, что происходит у нас в инициативах государства вокруг онлайна. На ваш взгляд, является ли (я, кстати, этот вопрос задавал тоже не раз, предваряя подобные новости, другим экспертам, находящимся в этой студии) происходящие последние полтора-два года государственные инициативы и законодательные инициативы закручиванием гаек направленным в области онлайна? Или это урегулирование, приносящее порядок, покой и мир в цифровое пространство? Сергей.

ВИЛЬЯНОВ: Я бы сказал, что люди, которые этим занимаются, думают, что они закручивают гайки. На самом деле они играют в детский конструктор, потому что на реальные какие-то дела в индустрии их эти громкие попытки практически не влияют.

СПИРИДОНОВ: Твое мнение, Александр.

МАЛЮКОВ: Я вообще, наверное, тут возьму паузу, потому что если я смотрю футбольный матч, после матча я люблю обсуждать, как люди играли, а не как судья накосячил. Потому что то, что происходит со стороны государства, иногда это очень разумно, иногда это даже правильно, но все равно это что-то из области не созидательного труда. Мне интересно говорить про проекты, интересно говорить про что-то новое, которое приносит. А урегулирование этого всего – ну да, оно идет. Да, в какой-то момент что-то запретят, наоборот, что-то легализуют.

СПИРИДОНОВ: Несомненно то, что несколько лет назад эти инициативы и попытки были, по большей части, очень неуклюжи.

МАЛЮКОВ: Сейчас более профессионально, да.

СПИРИДОНОВ: Похоже на то, да?

МАЛЮКОВ: Да. Но они все равно остаются неуклюжими, они все равно построены на том, что есть враги, есть друзья. А в действительности по идее там должны сидеть профессионалы, которые должны помогать нам, а не пытаться нас урегулировать.

СПИРИДОНОВ: Да, похоже на то, что сейчас наши законодатели исходят из следующего: что эта среда крайне враждебна, ее нужно как-то обуздать. Притом, что можно просто понимать, что среда существует, она нейтральна, и нужно ее сделать безопасной для определенных типов граждан – для детей, например, или для людей, склонных к суициду или к приему наркотиков. Действительно сделать безопасной, но не рассматривать подход к этому с точки зрения приведения в порядок этого хаоса, как-то так.

Ладно. О тех инициативах, которые имели место быть на прошлой неделе, а их было немало.

РУНЕТ СЕГОДНЯ: Прошедшая неделя ознаменовалась сразу несколькими инициативами госчиновников в отношении Интернет-компаний. Комитет Государственной Думы по информационной политике одобрил к первому чтению закон об обязательной регистрации всех создаваемых сайтов в Роскомнадзоре.

Также Госдумой в третьем чтении были приняты поправки в 4-ю Часть Гражданского кодекса, предусматривающие для всех владельцев сайтов – и для операторов, и для хостеров – ответственность за весь контент, опубликованный на их площадках, в том числе пользователями. При этом в случае нарушения интересов правообладателя владелец площадки должен выплачивать пострадавшему компенсацию вне зависимости от вины.

СПИРИДОНОВ: Много, в общем, наинициативили, извиняюсь за выражение, наши господа законодатели. Давайте попробуем рассмотреть это последовательно. Первое: законопроект, обязующий регистрировать все создаваемые сайты в Роскомнадзоре. Он входит в пакет законопроектов, посвященных борьбе с терроризмом. Вы смеетесь, а это, собственно, практически уже наша реальность, он, как я понял, прошел в третьем чтении. Подождите, нет…

ВИЛЬЯНОВ: Первое чтение.

СПИРИДОНОВ: …Первое чтение, пардон. Это другой, о котором мы сейчас будем говорить, прошел третье. Значит, прошел в первом чтении, но если он прошел в первом чтении, он имеет все вероятности пройти и второе-третье. И, в общем, в итоге…

МАЛЮКОВ: Наши законодатели не знают, что все сайты и так зарегистрированы. Это для них явилось новостью.

СПИРИДОНОВ: Ну как, не там, где нужно, видимо. Есть специальные места.

МАЛЮКОВ: Ну тогда, может, они как-нибудь поговорят с теми, кто регистрирует сайты, и эту информацию получат. Думаю, что они дадут.

ВИЛЬЯНОВ: Открытые, тем более.

СПИРИДОНОВ: Ты имеешь в виду регистраторов и хостеров, да?

ВИЛЬЯНОВ: Ну да.

СПИРИДОНОВ: Действительно странно.

МАЛЮКОВ: Это какая-то благоглупость называется.

ВИЛЬЯНОВ: Там просто по-английски написано непонятно, они не понимают.

МАЛЮКОВ: Нет, как инициатива – здорово. Действительно сайты нужно регистрировать, это правильная мысль. Но то, что они уже зарегистрированы, надо, конечно, ребятам рассказать.

СПИРИДОНОВ: Я бы так сказал, что за сайты должны быть ответственные, четкие люди.

МАЛЮКОВ: Конечно.

СПИРИДОНОВ: В этом смысле, кстати, мне нравится (не знаю, как в других странах) в Германии. Есть такая страница, обязательная страница, называется «Impressum», на которой обязательно должно быть указано физическое или юридическое лицо, ответственное за контент.

ВИЛЬЯНОВ: Да, да.

СПИРИДОНОВ: Если это фирма, то там должен быть указан руководитель. При этом каких-то специальных регистраций, кроме этой страницы, не должно быть. Однако если этой страницы нет, то, в общем, к тебе могут прийти и тебя попросить…

ВИЛЬЯНОВ: Ее сделать.

СПИРИДОНОВ: Ну, заплатив штраф, разумеется, да.

МАЛЮКОВ: Разумно.

СПИРИДОНОВ: Мы будем регистрировать, как вы думаете? Вот уже, если представить нашими мерками онлайна, статусная строка, вот эта панелька, она заполнилась уже, получается, на 25%. Второе чтение – еще 25%, третье – Совет Федерации, подпись президента – 100%.

ВИЛЬЯНОВ: А как они это контролировать собираются? Зарегистрирован человек, сайт на каком-нибудь…

МАЛЮКОВ: Киберполиция. Будут вваливаться к тебе ночью.

ВИЛЬЯНОВ: Это же сколько человек надо!

МАЛЮКОВ: «Где регистрация?»

ВИЛЬЯНОВ: Где они собираются столько людей контролирующих найти?

МАЛЮКОВ: Как регистрацию проверяют в Москве у жителей, которые приехали в город, так же и это будут проверять – останавливать и спрашивать: «Где твоя регистрация?»

ВИЛЬЯНОВ: Ну, всех не проверишь, Интернет гораздо больше, чем Москва.

СПИРИДОНОВ: У нас на связи специалист по интеллектуальной собственности юридической фирмы «Воркуева и партнеры». Вы слышите нас? Алло, Светлана, приветствую.

ГОРИНОВА: Да, добрый день.

СПИРИДОНОВ: Вот этот законопроект регистрации сайтов, который прошел в Госдуме первое чтение, на ваш взгляд, имеет ли он шансы быть подписанным президентом в итоге после всей процедуры и всех чтений? И вообще насколько это для вас как юриста понятно, обосновано?

ГОРИНОВА: Вы знаете, если честно, не очень понятно, насколько это обосновано…

СПИРИДОНОВ: Юристам непонятно?

ГОРИНОВА: …И имеет ли это смысл вообще. Потому как действительно, как вы уже сказали, сайты в принципе регистрируются, и уже давным-давно есть процедуры, на основании которых оперативно-розыскные органы могут запрашивать информацию, которой обмениваются пользователи в Интернете.

И, в принципе, раскрытие этой информации уже и сейчас возможно, на что, в частности, и было обращено внимание при представлении данного законопроекта в Государственную Думу – что действительно в настоящий момент уже имеются средства и механизмы для наделения полномочиями оперативно-розыскных органов для отслеживания вот этой самой информации. Поэтому для чего это дублирование, совершенно непонятно.

СПИРИДОНОВ: Светлана, вопрос тогда: перспективы. Все-таки примут это, и начнется эта регистрация в Роскомназдоре?

ГОРИНОВА: Вы знаете, я посмотрела опять-таки всю аналитику, и все, что именно, какие отзывы дают различные комитеты Государственной Думы по этому закону. Я считаю, что все шансы в принципе есть, потому что, насколько я вижу, достаточно большая пассивность именно у комитетов Госдумы. В самой Госдуме, в принципе, в большинстве своем отзывы благоприятные по поводу этого закона.

Соответственно, я считаю, что шансы есть, но не из-за того, что закон хороший, а из-за того, что нет достаточной меры осознания у депутатов Государственной Думы о том, как все это функционирует.

СПИРИДОНОВ: Очень странно, учитывая то, что в последнее время вроде как они стали пограмотнее, у них появились люди, которые реально понимают в этом вопросе. Более того, местами даже выходцы из Интернет-среды, в большей или меньшей степени активные пользователи Интернета и социальных сетей. Странно.

Светлана, будьте на проводе, если несложно. Еще у нас есть пара минут, и вопрос, касающийся другой инициативы. Вот принятые в третьем чтении поправки в 4-ю часть Гражданского кодекса, предусматривающие и для владельцев сайтов, и для операторов, для хостеров ответственность за весь контент, опубликованный на их площадках…

ГОРИНОВА: Да, действительно.

СПИРИДОНОВ: …Это, помнится, очень не радовало многих игроков отрасли, вносились предложения, поправки со стороны ассоциаций и крупных компаний Рунета. Однако, похоже, это не было принято. Верно?

ГОРИНОВА: Да, действительно позиция Интернет-сообщества по данному вопросу не была услышана, не была воспринята. На это есть, я вам скажу, ряд объективных причин, потому что наше законодательство и без того было несовершенным в сфере защиты авторских прав.

Но данная попытка – это как раз именно попытка защитить наибольшим образом авторские права, права тех самых правообладателей, чьи материалы без разрешения публикуются в настоящий момент в Рунете. И, соответственно, это же большие на самом деле экономические потери для этих самых правообладателей. Соответственно, была такая попытка защитить их наилучшим образом. Но опять-таки, нет абсолютного понимания того, как функционирует Сеть, насколько сложно организовать контроль над распространением такой информации.

Более того, есть в данном законопроекте такое положение о том, что если нарушение происходит при осуществлении лицом предпринимательской деятельности, то, соответственно, вина может быть и не доказана, безвиновное установление ответственности. Но тут стоит также отметить, что данная ответственность, безвиновная ответственность, она касается не компенсации как таковой, а возмещения убытков. Эта сумма намного меньше, чем при взыскании компенсации.

СПИРИДОНОВ: Хорошо, спасибо, Светлана. Извините, я вас прерву, просто у нас не так много времени. Спасибо большое за ваш комментарий.

Коллеги, продолжим. Я коротко резюмирую, осталось две минутки, хочется еще уделить время «Twitter», о котором я упоминал, но пока еще не включал его в работу, вопросы в «Twitter», которые мы публикуем там сейчас.

Значит, де-факто получается, что имеет вероятность пройти этот закон с регистрацией сайтов, в частности – тот, который затронет всех нас, безусловно, и основательно. Владельцам придется понести расходы на пошлины за регистрацию в Роскомнадзоре, и, в общем, какие-то будут, видимо, санкции, если этого не случится.

Кстати, Саша, ты будешь регистрировать свой сайт?

МАЛЮКОВ: Буду.

СПИРИДОНОВ: Да?

МАЛЮКОВ: Заставят – зарегистрирую. Покручу у виска, но зарегистрирую.

СПИРИДОНОВ: Ты тоже, Сергей?

ВИЛЬЯНОВ: Я подумаю на самом деле.

МАЛЮКОВ: Может, на Запад перекинусь.

ВИЛЬЯНОВ: Да, у меня домен «.com» и находится в Канаде, поэтому не знаю.

СПИРИДОНОВ: Так же, в общем, непонятно, кстати говоря, каким образом определяется юрисдикция. Потому что, например, сайт может быть действительно на домене интернациональном или вообще зарубежном, скажем, даже не «.com» – «.us».

МАЛЮКОВ: Неважен домен, важно, что он вообще может физически находиться в другой стране.

СПИРИДОНОВ: Физически может находиться на хостинге где-нибудь…

МАЛЮКОВ: В облаке, да.

СПИРИДОНОВ: …В Западной Европе или в США. И каким образом понимать? Видимо, по языку.

ВИЛЬЯНОВ: Да ладно. А если сайт, не дай бог, на английском?

СПИРИДОНОВ: «Все запутано в этом мире», – сказали депутаты Госдумы, почесали голову…

МАЛЮКОВ: …И все-таки запретили.

СПИРИДОНОВ: И все-таки приняли закон во всех трех чтениях.

МАЛЮКОВ: Я думаю, будет как с регистрацией в Москве, будет симбиоз между полисменами и ребятами, которые выписывают эту регистрацию за три минуты.

СПИРИДОНОВ: В «Twitter» «MaximSpiridonov», который мы используем во время программы в служебных целях (это мой личный «Twitter») мы спросили: «Готовы ли вы к регистрации своего сайта в Роскомнадзоре? Понятна ли вам эта инициатива власти?»

Значит, ответы такие: «Они проконсультировались бы перед принятием подобных решений у спецов, а то просто, – дальше не очень цензурно, – очередные проблемы и нам, и им». Далее ответы: «Плохо. Не буду. Легче уйти на не «.ru», – на не «.ru» домены, имеется в виду, – и хост за бугор. Инициатива без понимания технической стороны вообще». Значит, еще ответ такой, например, есть: «Нет. Нет. Нет. Нет». Далее: «Регистрация – барьер, поднимающий порог входа. Многие проекты просто плюнут на все это, и Рунет лишится своего достояния».

МАЛЮКОВ: Это вряд ли.

СПИРИДОНОВ: Это вряд ли, да. В общем, в итоге, видимо, если это будет принято, как сказал Саша, покрутив у виска, большинство пойдет и зарегистрирует сайты. Вполне вероятно, что со временем Дума, извиняюсь за тавтологию, одумается.

ВИЛЬЯНОВ: Нет-нет, вряд ли. Дума редко когда это делает.

СПИРИДОНОВ: Увы, пора заканчивать. Значит, буквально через пару минут мы продолжим разговор, пойдет речь о новинках мобильной индустрии.

СПИРИДОНОВ: Продолжаем, еще один блок программы, еще одна важная новость или, вернее, событие, которое следует обозреть, о котором стоит поговорить в нашей программе.

Напомню до того о том, что звучим на 99,6 в Москве, о том, что это программа, выходящая на радио «Столица» (радио изменило название). Программа празднует свой трехлетний юбилей, буквально три года назад, 28 февраля, вышел первый выпуск – почти ровно, не совпали мы немножко с датой точной. Однако это не умаляет значимости этого события – трехлетия программы. Поздравления принимаем в «Twitter» «MaximSpiridonov».

Значит, в студии я (я не буду представлять свое имя и фамилию, потому что только что прозвучало в нике «Twitter») и эксперты выпуска: Сергей Вильянов, главный редактор журнала «Мир ПК», и Александр Малюков, президент и CEO компании «Витология». Сейчас произношу на русский манер, надеюсь, что Сашу это больше устроит. Да?

МАЛЮКОВ: Мне все равно. Можно «Witology», можно «Витология».

СПИРИДОНОВ: Договорились.

ВИЛЬЯНОВ: Главное – приносите деньги.

СПИРИДОНОВ: Коллеги, на ваш взгляд, насколько сильно изменил ушедший 2013 год ландшафт мобильной индустрии? Чем она жила? Это был застой, это была бурлящая революция, ровное развитие? До того, как скажет Сергей, который, в общем, видимо, будет лидировать в этом обсуждении, поскольку это его профильная тема, Саша, твое мнение.

МАЛЮКОВ: А я как раз-таки работал в этой индустрии, я в Финляндии работал на мобильном тогдашнем лидере «Benefon». И хочу заметить, что мне эта ситуация очень напоминает ситуацию начала нулевых. Тогда это был застой, и когда появился WAP, который все транскрибировали как «wait and pay», потому что такая вынужденная технология… Нужна какая-то технологическая новинка, чтобы люди купили новый телефон, но она недостаточно хороша, чтобы люди это сделали.

Вот у меня ощущение, что сейчас произошел тот же затык. С одной стороны, выставка, что-то новое показывают. Ну, вот я смотрел (Сергей расскажет более подробно, наверное, потому что он там действительно это руками все трогал) выпуски, где рассказывали про то, что там было – там не было ничего такого «вау!». Там были только вещи – ну да, стало больше разных часиков, стало больше каких-то вещичек, экран гнутый. Но чего-то такого, что бы прямо заставило меня выкинуть телефон и пойти купить новый – такого не произошло.

СПИРИДОНОВ: Вместо «вау!» получилось «ну?».

МАЛЮКОВ: Ну да.

ВИЛЬЯНОВ: О’кей.

СПИРИДОНОВ: Сергей, до того, как заговорим о мобильном конгрессе, все-таки коротко: чем жила мобильная индустрия ушедший год.

ВИЛЬЯНОВ: Мобильная индустрия мучительно пыталась выжить. Как это ни пафосно звучит, но, тем не менее, за исключением гигантов типа «Apple» и «Samsung», все остальные реально пытались выжить, потому что ситуация на рынке очень невеселая.

Люди уже накупили достаточно смартфонов и планшетов, характеристики которых и возможности которых, в общем-то, вполне удовлетворяют широкие массы. А чего-то такого (как Саша заметил), что может подвигнуть взять и купить «Белый альбом» «Beatles» заново, как в известном фильме – вот этого не произошло. Поэтому они пытались, они снижали цены, они какие-то рюшечки добавляли, бантики, но, к сожалению, такого, чтобы захватывало дух, не происходило.

СПИРИДОНОВ: Я думаю, что контекст мы создали. Сейчас об одном из главных событий года в мобильной отрасли.

РУНЕТ СЕГОДНЯ: 27 февраля в Барселоне завершился «Mobile World Congress». От крупнейшего в мире мероприятия, посвященного мобильной индустрии, всегда ждут новинок, и этот год не стал исключением. Компания «Sony» продемонстрировала последнее поколение своего флагманского смартфона «Xperia Z1». «Samsung» представил «Galaxy S5», оснащенный новым процессором, новым интерфейсом и сканером отпечатков пальцев. А «Nokia» презентовала свой первый смартфон на платформе «Android».

СПИРИДОНОВ: В общем, события вроде есть, однако, как я понимаю, не разрушительно революционного характера.

ВИЛЬЯНОВ: Знаете, я чуть-чуть подправлю, очень забавная ошибка сейчас прозвучала в эфире, на самом деле новый смартфон «Sony» называется «Xperia Z2». Просто дело в том, что они настолько похожи с «Z1», что отличить их, если рядом положить – даже у меня не всегда получится.

СПИРИДОНОВ: Грожу кулаком редактору программы.

ВИЛЬЯНОВ: Да.

СПИРИДОНОВ: «Z2», а не «Z1».

ВИЛЬЯНОВ: Там улучшения косметические: чуть-чуть улучшилась платформа, изменилось расположение динамиков, но, в принципе, это все тот же старый добрый «Z1», просто чуть полегче.

СПИРИДОНОВ: Правильно я понимаю, что это довольно действительно знаковая история с точки зрения динамики рынка? Как версии «Xperia Z» мало отличались друг от друга с интервалом в год, так и вообще рынок мобильный, собственно, не сильно изменился за этот год?

ВИЛЬЯНОВ: По большому счету – да. По большому счету все примерно то же, все примерно так же. И единственное, на что сейчас напирают как операторы, так и производители техники – это технология LTE. Операторы напирают – понятно почему. Потому что они уже провели исследования и выяснили, что когда человек начинает пользоваться устройством с LTE, его потребности в трафике возрастают сразу вдвое.

СПИРИДОНОВ: Мне казалось, вообще на порядок должно возрастать.

ВИЛЬЯНОВ: Ну, по исследованиям вдвое. Может быть, на порядок со временем. Но, тем не менее, для операторов это надежда, что люди просто будут больше денег заносить. А для производителей техники – это надежда, что человек ходит, он комплексует: «Как же, у меня нет LTE. Пойду-ка я куплю что-нибудь с LTE». Хотя с точки зрения пользователя, в общем-то, если сеть 3G у оператора приличная, он практически ничего не почувствует.

СПИРИДОНОВ: Кстати, по поводу LTE и вообще скоростного Интернета. Саша, тебе вопрос. По сути ведь получается, что мобильные операторы не возражают против этого и становятся фактически, как они говорят, трубой для доставки мобильного Интернета, и все остальные типы трафика, включая даже голосовой, они постепенно уходят в никуда – они становятся просто мобильными провайдерами. Так?

МАЛЮКОВ: Они уже де-факто мобильные провайдеры. Почему они становятся?

СПИРИДОНОВ: Они очень не хотят с этим смириться. Я просто был недавно, вел круглый стол на подобном мероприятии.

МАЛЮКОВ: Ну, это проблемы самоидентификации, они интересуют только тех людей, которые пытаются модифицироваться. Для нас это все равно провайдер. Какая мне разница – я получаю трафик через мобильный телефон, через «iPad», через «iPhone» или через компьютер и воткнутый провод – одна и та же вещь.

СПИРИДОНОВ: В общем, LTE шагает по планете (или, так скажем, высокоскоростной Интернет шагает по планете). Значит, мы постепенно погружаемся в свои смартфоны и планшеты, все глубже, все больше с кем-то связываемся.

ВИЛЬЯНОВ: К сожалению, да.

СПИРИДОНОВ: К сожалению? Это говорит человек, который увлечен технологиями?

ВИЛЬЯНОВ: Ну, это очень плохо на самом деле с точки зрения человеческой психики, потому что нас проектировали тогда, когда еще не было смартфонов, LTE и прочего.

МАЛЮКОВ: Не факт.

ВИЛЬЯНОВ: Ну, я не помню, по крайней мере, того момента. Мне кажется, что так было. Поэтому то, что мы постоянно находимся в этой полусогнутой позе и смотрим в экран, и постоянно находимся на связи, и постоянно потребляем это море информации – мы начинаем в нем просто тонуть. Поэтому вам любой практикующий психиатр, психолог скажет, что он благословляет это распространение Интернета мобильного, потому что количество неврозов растет в геометрической прогрессии.

СПИРИДОНОВ: Вот как. Ну, оно так, конечно. Однако давай из психиатрии перекинемся снова в мобильную отрасль. И мы поняли, что революция не случилась за это время, однако выставка народного хозяйства «Mobile World Congress» в Барселоне, которая ежегодно проходит и что-то демонстрирует.

ВИЛЬЯНОВ: «Galaxy S5» – «Samsung» показал свой новый флагман.

СПИРИДОНОВ: Это круто действительно, или так, тоже PR, просто вот в этом периоде?

ВИЛЬЯНОВ: Лично мне очень понравилось. Потому что предыдущая версия «Galaxy S4» была такая (выражаясь опять-таки нетехнологическими терминами) слегка истерическая, потому что в нее засунули какой-то восьмиядерный процессор, непонятно зачем, напихали каких-то странных технологий, о которых тут же все забыли, потому что они не нужны в реальной жизни.

«S5» – он более прагматичный, он более в повседневной жизни… Там есть такая штука, как пульсометр – можно приложить палец и померять пульс. Для людей, которые находятся в возрасте или занимаются спортом, это очень приятно, не надо никаких… Там куча всяких датчиков – шагомер, счетчик калорий (хотя он, конечно, врет) и так далее. Плюс новая хорошая камера, новый процессор, более долгий срок работы от батареи, новый уникальный энергосберегающий режим, благодаря которому можно…

Там экран выполнен по технологии «Super AMOLED». Особенность этой технологии в том, что в черно-белом режиме, когда картинка черно-белая, энергопотребление снижается на порядок. Соответственно, если батареечка уже прямо совсем почти на нуле – переключаемся на черно-белый режим (просто все то же самое, но черно-белое), и вместо получаса у тебя в распоряжении 12 часов.

СПИРИДОНОВ: Можно книжки читать в этом режиме, кстати говоря.

ВИЛЬЯНОВ: Да-да-да, совершенно верно.

МАЛЮКОВ: «YotaPhone 2»?

ВИЛЬЯНОВ: «YotaPhone»? Ну, там тоже показывали «YotaPhone 2», но это отдельная грустная тема. Я думаю, что к моменту, когда он выйдет (если он, конечно, выйдет)…

СПИРИДОНОВ: Все еще скепсис у тебя на тему «YotaPhone».

ВИЛЬЯНОВ: Да.

СПИРИДОНОВ: Помнится, что ты о первом говорил, что сомневаешься в его перспективах.

ВИЛЬЯНОВ: Насчет второго у меня еще больше скепсиса, потому что с тех пор, как он вышел, «Yota» успела поссориться с его производителем (ну, по ряду причин), и сейчас они лихорадочно ищут новую фабрику. А новая фабрика – это новые деньги, это новые хлопоты, это новые проблемы с качеством. Ну, это много всего нового.

СПИРИДОНОВ: Коротко замечу тему, которую хочется быстро развить через 30 секунд. Это тема того, что обрастают смартфоны и планшеты датчиками – датчиками, приложениями, которые фиксируют здоровье – digital health.

МАЛЮКОВ: Особенно если это ползет в часики.

СПИРИДОНОВ: Да. Ну, подожди, сейчас, секундочку. Тем не менее мы спросили в «Twitter», хочется наших слушателей немножко послушать, а то все они нас слушают.

ВИЛЬЯНОВ: Да.

СПИРИДОНОВ: «Какой функции или возможности не хватает вам в вашем смартфоне?» – в «Twitter» «MaximSpiridonov», который мы используем во время программы для задавания вопросов. Ответы примерно такие: «NFC», – казалось бы, чего это не хватает.

ВИЛЬЯНОВ: Да вроде есть.

СПИРИДОНОВ: Ну, не у всех. Это, видимо, речь о «iPhone». По-моему, в «iPhone»…

ВИЛЬЯНОВ: В «iPhone» – да, только с помощью специального чехла.

СПИРИДОНОВ: Значит, дальше ответы (а, это такая шутка): «Не хватает функции обновления самого аппарата «iPhone» до последней версии», – по железке, видимо.

ВИЛЬЯНОВ: Разумно, очень разумно.

СПИРИДОНОВ: «Батарейки», – кстати говоря, тоже весьма разумно и правда. «Всем смартфонам не хватает запаса питания, ударозащищенности. Моральный срок жизни», – возможности апгрейда.

Коротко, к сожалению, мало времени у нас на это, но по поводу развития направления digital health – датчиков, часов – которое тоже было явно представлено на конгрессе. Сергей.

ВИЛЬЯНОВ: Оно будет развиваться по очень простой причине. Потому что если компания производит…

СПИРИДОНОВ: Потому что люди хотят жить.

ВИЛЬЯНОВ: Нет-нет-нет, там про деньги все. Если у компании есть продукт в категории «Health and fitness», по американскому налоговому закону она получает хорошую экономию на налогах. Поэтому они, собственно, все и плодятся так, как кролики.

СПИРИДОНОВ: Саша, ты будешь носить или носишь браслеты, часы «Smart Watch» какие-нибудь, которые дают тебе информацию о твоем давлении, сердце?

МАЛЮКОВ: Я как раз не ношу, потому что я играю в сквош, у меня несколько напарников давно уже подсели на эти вещи и регулярно меняют эти часики – я наблюдаю на это, как на зоопарк. Потому что люди и так получают на себя кучу информации, плюс еще с часов начинают считывать, кто им написал, кто им в «Facebook» лайкнул.

СПИРИДОНОВ: О’кей, на этом все, увы.

Это программа «Рунет сегодня», нам три года, можно нас поздравить

МАЛЮКОВ: Поздравляем.

ВИЛЬЯНОВ: Да, круто.

СПИРИДОНОВ: Меня зовут Максим Спиридонов. Слушайте нас каждый понедельник. Пока.

Следующий постО Mobile World Congress в блоге Nokia.ru