Стать мессенджером или умереть: как операторы мобильной связи всерьез конкурируют с приложениями на смартфонах

В мой тариф включено 600 SMS. Я оплачиваю их ежемесячно. И каждый раз, когда проверяю расход пакетов, обнаруживаю, что в течение 30 дней удалось истратить аж 5-7 SMS.

Еще в мой пакет входит 600 минут разговоров в домашнем регионе. К концу месяца обычно расходую 35-40. На самом деле, разговариваю существенно больше, но в основном это ответы на входящие вызовы. Мои инициативы общения обычно имеют текстовый вид, и лишь изредка переходят в голосовую форму.

Чаще всего я звоню голосом во время поездок в другие города и страны, но в данном случае 95% общения идет через мессенджеры.

Ага, вот это страшное слово. Практически все современное общение ушло в приложения и, собственно, мобильный интернет, что делает объем включенного в тариф трафика чуть ли не единственно важным параметром.

Я помню, что первые мобильные мессенджеры были своеобразными удешевителями услуг связи. И пользовались ими в основном по Wi-Fi, потому что мобильный интернет обходился дороговато. Запустил, поговорил, закрыл. Все.

Но по мере того, как пакеты интернет-трафика стали доступными и, главное, в отличие от голоса, работают без доплат по всей России (ну, почти без доплат, привет МТС!), мессенджеры стали естественным инструментом для всех видов общения. Не только потому, что бесплатно. А потому что вместе с текстом можно передать любой файл, всегда видно – получил собеседник информацию или нет, а голос звучит объективно лучше, чем по традиционным каналам (хотя с приходом VoLTE последнее может измениться, я скоро опубликую большой материал об этом).

Причем, говоря «мессенджер», я зачастую не имею в виду что-то конкретное. Между пользователями устройств Apple это, чаще всего, iMessage, потому что устанавливается «само» и ходит между всеми устройствами, включая ноутбуки той же породы. По работе в основном Facebook Messenger, со столичными жителями почему-то чаще всего Telegram, а в регионах предпочитают WhatsApp. В Viber мне уже давно ничего, кроме спама, не приходит.

К слову, по моим наблюдениям, полный переезд в мессенджеры в регионах начался раньше, чем в столицах. Во-первых, потому что там больше привыкли считать деньги. Во-вторых, люди проводят меньше времени в метро (или не проводят вообще) и гигантских железобетонных конструкциях, куда не пробивается даже 2G. Поэтому достаточно быстрый интернет есть везде, отсутствует необходимость переключаться на обычную связь. В-третьих, как ни странно это звучит, у людей, не вовлеченных в безумную московскую гонку, больше времени на фотографии и мультимедиа, которые надо через что-то передавать. SMS для этого определенно не подходит.

Публичная приватность

Все, что происходит в мессенджерах, шифруется. Telegram использует протокол MTProto 2.0 с двуслойным симметричным шифрованием с 256-битным AES-ключом, большинство его собратьев шифрует с использованием протокола Signal (WhatsApp, Facebook Messenger, Viber), у Apple свой подход – асимметричное шифрование с парами публичных и приватных ключей. Данные, покидая смартфон, уже зашифрованы, и на сервер разработчика (или разработчика и производителя, если речь идет об Apple), они попадают в нечитаемом виде. Обратное превращение происходит только на смартфоне адресата.

Лично я (лично я) считаю, что взломать это шифрование «в лоб» невозможно. Все методы, о которых пишут в статьях с громким названием «Как взломать WhatsApp» сводятся к тому, что надо взять смартфон жертвы, разблокировать его и почитать – о чем она пишет. Бред какой-то, честное слово.

Но, как говорится, есть нюанс. Во время интервью для проекта «Россия со скоростью цифры» я спрашивал о доверии к защите приватности в мессенджерах. И почти всегда мне с уверенностью говорили, что не «сотрудничают» только Apple и Telegram. А остальные, мол, слишком законопослушны на рынках, где работают. В качестве аргумента в пользу Telegram приводилось использование его в качестве основного инструмента общения в чувствительных министерствах РФ. Мол, там знают, что это надежно, поэтому и… Кстати, в режиме секретного чата подход Telegram фактически копирует то, что придумала Apple.

Я смотрю на эту ситуацию немного под другим углом.

Надо быть идиотом, чтобы подозревать Людей В Форме в слежении за тобой, если ты живешь абсолютно обычной жизнью, и твое главное прегрешение – курение в подъезде (хотя, если я тебя поймаю, будешь приунывать).

В то же время, надо быть идиотом, чтобы доверять потребительскому устройству критически важную информацию. Они для другого. И защищенные продукты профессионального назначения вовсе не зря стоят сколько, сколько они стоят.

К сожалению, эффективный преступник может быть по совместительству идиотом. Это не мешает убивать и калечить людей. И если содержимое его смартфона может помочь в предотвращении или хотя бы полноценном расследовании преступления, оно должно быть использовано. Разумеется, по решению суда. Правда, в случае асимметричного шифрования, когда на серверах компаний попросту ничего не остается, речь может идти лишь о разблокировке конкретного смартфона производителем операционной системы.

Но человеку обычному использование мессенджеров дает уверенность в том, что его общение не станет достоянием общественности. Даже если предположить наличие неких специально внедренных уязвимостей, они находятся на уровне гораздо более высоком, чем может достать «знакомый в органах».

Ретро не в моде

Недавно моя дочь уехала учиться в другую страну и, соответственно, поменяла номер телефона. Но это вообще никак не осложнило наше общение, которое как шло через мессенджеры, так и продолжило идти. Даже не потребовалось менять настройки, все произошло абсолютно бесшовно.

Сомневаться в том, что все формы общения в ближайшем будущем так или иначе переедут в интернет, не приходится. Это происходит прямо на глазах. МегаФон уже передает голос по LTE на широком спектре устройств, МТС на низком старте, у остальных, по большому счету, нет выбора. Старые методы будут жить, пока живы старые устройства, а это недолго. В один прекрасный день немногочисленных ретроградов просто лишат выбора.

Если уйдет вопрос качества передачи голоса оператором, которое сегодня в мессенджерах выше, конкуренция на уровне тарифов и безопасности все равно сохранится. С тарифами, кстати, тоже может случиться интересное: уход в VoLTE в разы повышает эффективность использования частот, а роуминг внутри страны становится совсем уж фикцией. Так что я бы не исключил появления особых тарифов для продвинутых устройств. Некие элементы этого уже можно видеть на примере Wi-Fi Calling, когда счастливчики, владеющие правильными смартфонами, при подключении к Wi-Fi за границей звонят в Россию и принимают звонки бесплатно (точнее, в рамках пакетов, включенных в тариф) и без подключения дополнительных опций. Это будет интересная битва, серьезно.

ALEXEY DRUZHININ/AFP/GettyImages)

Текстовое и графическое, если так можно выразиться, общение операторам вернуть назад будет сложнее. Разве что репрессивными методами, которые будут осмеяны остальными участниками рынка (хотя смех прозвучит сквозь слезы). Бесшовное встраивание обмена сообщениями на уровне операционной системы не дает гарантии успеха: у Apple с iMessage получилось (хотя, в силу привязки к одной платформе, без монополии), у Google объективно не срослось. О попытках отдельных операторов сделать свой мессенджер без слез говорить не приходится: деньги, потраченные на них, проще было сжечь или закопать в землю. Кто помнит VEON, в продвижение которого «Билайн» летом вломил изрядную сумму? Вот то-то и оно.

Сама идея VEON’а, между тем, здравая: чтобы жить и развиваться, мессенджер должен быть чем-то большим, чем мессенджер. Обсуждаемую в переписке песню должно быть можно сразу купить. При написании поздравления непременно должна открыться опция отправки денег или заказа доставки чего-то приятного (пиццы, цветов, шашлыков – какая разница). Но открыться не просто так, а с уважением. Если возникает вопрос, спросить должно хотеться не Google, а любимый мессенджер. Собственно, по похоже схеме уже сегодня работает в Китае малоизвестный у нас WeChat. Из него просто не должно хотеться выходить, вот и все.

К сожалению, как революция в возможностях звукозаписи и механизмов доставки не подарила нам в десятки раз больше талантливых исполнителей, так и совершенствование инструментов общения не решает никаких личных проблем. Ускорившись, общение утратило какую-то сакральность, что ли. Обычный баланс, где-то добавилось, где-то тут же отнялось.

И в конечном счете все остается по-прежнему: самое главное, чтобы люди были хорошие. А там уж как-нибудь договоримся.