Процессоры обетованные, или Что делает Intel в Израиле?

В четверг вечером я вернулся из очередной поездки по интеловским местам Израиля. Времени с этого момента прошло всего ничего, но уже раз пять успел услышать вопрос – а какая взаимосвязь между Intel и Израилем? Причем один раз он прозвучал из уст главы представительства в России и СНГ одной из крупнейших IT-компаний… Что же, раз такое дело, есть смысл сначала провести небольшой ликбез, а потом рассказать об увиденном в Тель-Авиве и Кирьят-Гате.

Интел Израиль Intel Israel

Центр разработок Intel в Хайфе открылся в июле 1974 года. Раньше за пределами США ничего подобного не создавалось, и если бы не энергия Дова Фромана, изобретателя памяти EEPROM и по совместительству израильтянина, вряд ли бы молодая на тот момент компания решилась бы на такой риск. Ближний Восток – дело тонкое, знаете ли. Достаточно сказать, что изначально открытие было запланировано на октябрь 1973 года, но тут внезапно началась война Судного дня, заставившая отложить все на полгода с лишним. На момент старта штат IDC (Israel Design Center) насчитывал всего пять человек, и никто не возлагал на них особых надежд. Мол, пусть ребята работают, а там посмотрим. Однако результаты превзошли все ожидания.

Процессоры, производившиеся в разное время на Fab 28 и производящиеся сейчас

Процессоры, производившиеся в разное время на Fab 28 и производящиеся сейчас


Первые Ivy Bridge появились на свет именно в Кирьят-Гате

Первые Ivy Bridge появились на свет именно в Кирьят-Гате

Кто-нибудь помнит, на каком процессоре работал первый персональный компьютер IBM PC? Правильно, на i8088. Он был целиком и полностью разработан в Хайфе. Математические сопроцессоры для i386/486 (напомню молодежи – они значительно повышали скорость выполнения операций с плавающей запятой, и в те стародавние времена не встраивались прямиком в CPU) также родились в Хайфе и производились на уже построенной к тому времени Fab 8 в Иерусалиме (тоже первый завод Intel за пределами США). Дальше – больше. Pentium MMX, Pentium IV, Core 2 Duo, платформа Centrino (вся, от процессора до адаптера WiFi) – все они родом из Израиля. Правда, тут надо сделать важную оговорку. Intel – компания а) международная и б) американская. Соотвественно, когда мои израильские собеседники говорят о «целиком и полностью», это означает, что основная часть работ действительно сделана на Святой Земле, однако использовались интеллектуальные и иные мощности в других странах, а решение о запуске в производство принималось в Штатах. Тем не менее, когда руководитель проекта находится в Хайфе, и все разработчики тоже, это значит немало (подробнее об истории Intel в Израиле я рассказывал в статье «Мать всех процессоров«).

Первое поколение Core (Nehalem и другие) придумали не в Израиле, а вот второе поколение (Sandy Bridge) уже таки да. 3d Generation Intel Core, по словам генерального менеджера и президента Intel Israel Мули Идена, разрабатывалось наполовину в Израиле, наполовину за его пределами. А вот первые кристаллы Ivy Bridge, выполненные по 22-нанометровой технологии, появились на свет на Fab 28, расположенной в Кирьят-Гате. О том, что все будет именно так, я знал еще полтора года назад, когда меня провели внутрь завода и показали, как идет монтаж оборудования. Показали – и тут же наложили обет молчания, потому что коммерческую тайну никто не отменял. И вот теперь, оказавшись на Fab 28 снова, я увидел, что полупустой когда-то цех плотно заполнен разнообразными умными машинами (их установлено более тысячи), и производство идет полным ходом. Мули Иден говорит, что Ivy Bridge «пошел» замечательно, и его постоянно спрашивают – нельзя ли увеличить производство? Увы, технология, мягко говоря, непроста, нарастить выход кристаллов более, чем на 5-10%, нельзя, и речь может идти только о развертывании новых мощностей. Они недешевы (25-30 миллионов долларов за одну машину – не предел), и даже если сделать заказ на новое оборудование, его придется ждать не меньше полугода. Плюс монтаж, плюс отладка… И кто знает, каков будет спрос к тому времени, стоила ли овчинка выделки? Кстати, на строительство нового завода (от принятия решения до выпуска первой продукции) у Intel обычно уходит три года. Вроде бы немного, с учетом сложности самой постройки и оборудования. Но по меркам IT-индустрии три года – почти вечность. И в Intel не боятся регулярно в нее заглядывать.

Ivy brige made in Israel in Fab28

Говоря об Intel и Израиле, нельзя обойти фигуру или, если угодно, феномен уже упоминавшегося в этом посте Мули Идена. Он пришел в Israel Design Center в 1982 году и со временем стал одним из ведущих сотрудников. Именно он возглавлял работы над Pentium MMX, и, учитывая мощное чувство юмора Мули, не удивлюсь, если танцующие люди в белых скафандрах, которых мы видели в рекламе, родились именно в его голове (кстати, в самой Intel белые костюмы сотрудников, имеющих доступ в чистые комнаты, именуют bunny suits). Оценив эффективность Идена, его пригласили работать в Штаты, где нашего героя ждала впечатляющая карьера – до старшего вице-президента Intel и генерального менеджера всея PC Client Group. Однако, при всей симпатии к Америке, Мули и его семья очень тосковали по Израилю, и пару месяцев назад они вернулись на родину.

Мы встретились с новым главой Intel в Израиле в тель-авивском ресторане с абсолютно израильским названием «Баба Яга». Сначала он рассказывал о третьем поколении Core вообще, но читатели этого блога о нем наслышаны, и повторяться не будем. Но несколько фотографий, сделанных во время его рассказа, все же опубликую. Мули Иден заслуженно считается одним из лучших спикеров в индустрии, и наблюдать за ним – огромное удовольствие.

Мули Иден, вице-президент и глава израильского филиала Intel

Мули Иден, вице-президент и глава израильского филиала Intel

Мули Иден, вице-президент и глава израильского филиала Intel

Мули Иден, вице-президент и глава израильского филиала Intel

Мули Иден, вице-президент и глава израильского филиала Intel

Мули Иден, вице-президент и глава израильского филиала Intel

Мули Иден, вице-президент и глава израильского филиала Intel

Мули Иден, вице-президент и глава израильского филиала Intel

В конце выступления Мули показал два прототипа ультрабуков на Ivy Bridge. Первый внешне мало чем отличался от моделей, представленных сегодня на прилавках, но работал на Windows 8 и обладал сенсорным экраном. Мы можем посмотреть на него вблизи и, благодаря служебным наклейкам сзади, чуть-чуть заглянуть внутрь.

прототипа ультрабука на Ivy Bridge на Windows 8 сенсорный экран

прототипа ультрабука на Ivy Bridge на Windows 8 сенсорный экран

А вот второй меня очень зацепил. Многие знакомые жалуются, что в поездки теперь приходится брать и планшетный компьютер, и ноутбук. Первый очень хорош своей универсальностью – хочешь кино смотри, хочешь почту читай, а коль все надоело – играй в свое удовольствие. Но когда дело доходит до серьезной работы, не помогает никакая прицепная клавиатура – нужен полноценный компьютер. Поэтому без ноутбука – никак. Продемонстрированный Мули прототип объединяет в себе лучшие качества этих устройств. Поначалу кажется, что держишь в руках обычный планшет. Легкий, довольно тонкий, с отличным экраном. Но одно легкое движение, и планшет превращается… Нет, не в элегантные шорты, а в полноценный ультрабук – с удобной клавиатурой и тачпадом. Это не просто удобно. Это – восторг.

Гибрид ультрабук - планшет

Гибрид ультрабук - планшет

Технология производства Ivy Bridge и энергоэффективность семейства позволяют выпускать такие комбайны серийно уже сейчас, однако, по мнению Мули, их время придет через пару лет. Причин несколько. Во-первых, устройство должно не просто напоминать планшетный компьютер, а быть им. Во всех отношениях. Чтобы и батарея держала не меньше десяти часов, и вес в пределах разумно-удобного, и приложения нормально работали в режиме традиционного управления и сенсорного. Во-вторых, цена должна быть разумной, на уровне «просто планшетов». Корпус показанного прототипа изготовлен из титана – только так удалось обеспечить достаточную компактность и прочность. Это, да в сочетании с другими техническими ухищрениями, подняло бы розничную цену до 2-3 тысяч долларов. Как мы понимаем, при таком ценнике речь шла бы только об очень нишевых решениях, а в Intel платформа Ultrabook видится, как массовая. Но через пару лет технологии подтянутся и подешевеют, и тогда этот форм-фактор, по словам Мули, станет основным на рынке. И вполне возможно, что подобные решения будут работать не только под управлением ОС Microsoft.

Я бы чуть подробнее рассказал и о фабрике Fab 28, но, к сожалению, мне пока не прислали официальных фотографий ее внутренностей, а своих фотографий практически нет – по соображениям конфиденциальности снимать внутри запрещено.

Fab 28 photo фотографии

Поэтому о ней, наверное, сделаем еще один пост, а пока – еще пара фактов об Intel в Израиле. Корпорация представлена в пяти городах Земли Обетованной, и у нее сейчас без малого 8000 сотрудников. В течение пяти(!) лет Intel награждают званием лучшего работодателя Израиля – так сказать, по совокупности заслуг. Дело не только в больших зарплатах (они как раз вполне обычные по меркам израильской IT-отрасли), но и в богатом соцпакете. К сотрудникам действительно относятся очень уважительно и бережно, создавая условия не только для работы, но и для жизни за пределами офисов. Наверное, нет особого смысла перечислять все приятные детали типового контракта, обрастающие с каждым отработанным годом всё новыми бонусами. Просто порадуемся за людей, которым интересно и хорошо.

купить ультрабук аэропорт Бен-Гурион Израиль

купить ультрабук аэропорт Бен-Гурион Израиль

Уже покидая Израиль, в магазине аэропорта имени Давида Бен-Гуриона мы встретили немало ультрабуков. Внутри у каждого из них находится израильская разработка – процессор семейства Sandy Bridge. Но пройдет еще немного времени, и на смену этим элегантным «старичкам» придут новые модели. Какими они будут, мы узнаем не позже 5 июня, когда на Тайване начнется выставка Computex. Постараюсь оперативно поделиться увиденным.