Братиславские богачи

Вчера вернулся из Братиславы. Как это модно у нас в Москве, поездка до дома на такси заняла столько же времени, сколько перелет. Поэтому по горячим следам написать ничего не смог по чисто физическим причинам.

Как уже писал, целью поездки было изучение на месте процесса работы компании ESET — разработчика антивирусных систем и, в том числе, знаменитого NOD32. Что можно сказать… Хорошо живет компания ESET! Такое ощущение, что никакой кризис ее не коснулся в принципе — продажи растут, продолжается найм сотрудников, недавно переехали в роскошный трехэтажный офис в самом высоком здании Братиславы. Меня, конечно, больше всего волновало — увольняют ли людей в принципе, и что случается с ними потом? Оторвался от сопровождающих, стал допрашивать сотрудников. Те честно пытались вспомнить кого-нибудь уволенного, и после долгих совместных размышлений вспомнили парня, который год назад уехал в Бельгию. Возникший, как чертик из табакерки сопровождающий уточнил — не в Бельгию, а в Швейцарию. Видимо, Бельгия слишком маленькая, и в ней концы искать проще. Тогда я стал пытать есетовцев — писали ли они когда-нибудь вирусы, хотя бы забавы ради? Никто не признался.

Крому шуток, благополучие словацких борцов с вирусами радует. Оборот у ESET около миллиарда долларов, налогов платят чуть ли не больше всех в Словакии, земляки любят их примерно, как Nokia в Финляндии. Но одного из сооснователей ESET Петере Пасько (Peter Pasko) я спросил не о том, почему они такие замечательные. И даже не про судьбу уволенных сотрудников. Меня интересовало — почему антивирусное направление стало таким популярным и успешным именно в Восточной Европе? «Лаборатории Касперского», ESET, AVAST, AVG, BitDefender и прочие — все это наш народ. Продукты у них получаются очень неплохие, и, что немаловажно, хорошо продающиеся. Так вот вопрос — почему у нас все так классно только в этой сфере? И почему не пошло в других?

Версия Петера есть у меня на диктофоне, но хотелось бы сначала попросить высказаться уважаемых читателей.