Два ядра — теперь и в жестком диске

В журналистской среде интервью считается простым и довольно скучным жанром. Мол, придумал вопросы, записал ответы на диктофон, расшифровал слово в слово – и вуаля, все готово. По большому счету, так оно и есть, если, конечно, журналиста не волнуют интересы читателя. Между тем, людей, способных говорить ярко, не банально и логично, на свете вообще немного, а в IT-среде – тем более (попробуйте-ка «зажечь» о новом поколении процессоров – такое, кажется, по силам только Рогачкову). Соответственно, слова собеседника обычно приходится переписывать практически с нуля, сохраняя высказанную им мысль и дополняя ее интересными подробностями из головы и Интернета (что характерно, ни один мой собеседник на такую «вольность» не обиделся – наоборот, обычно благодарят). Плюс, чтобы задать правильные вопросы, надо, во-первых, быть очень основательно «погруженным» в тему, а, во-вторых, иметь представление о чаяниях читателя. И это, мягко говоря, непросто – сегодня нырять в нюансы энергопотребления видеокарт, а завтра – в экономику решений для спутниковой навигации. Поэтому часто бывает, что журналист всеми силами старается перевести беседу хоть в сколько-то знакомое русло («Дорогой разработчик клавиатур, а ну их в баню, эту эргономику и туннельно-карпальный синдром, давайте поговорим об SSD!»), а его собеседник, не чувствуя в интервьюере фидбэка и интереса, начинает злиться и отвечать односложно.

И только в редких случаях, когда оба собеседника на одной волне, и повод для беседы есть интересный, и время не ограничено, получаются действительно интересные интервью (пользуясь случаем, приглашаю побеседовать в таком формате Пола Отеллини – Paul, let’s add a bit more life to ISN Russia!)

С Алексом Блэквеллом, главным полевым инженером Western Digital, мы встретились на днях в третий раз. Названию должности не удивляйтесь – этозападный аналог нашего «инженера по внедрению». Алекс активно перемещается по Европе, Ближнему Востоку и Африке, разъясняет своим подчиненным на местах суть нововведений в жестких дисках, дает консультации заказчикам и собирает отзывы о радостях и печалях последних. Такой опыт в сочетании с великолепным чувством юмора делает Алекса настоящей находкой для журналиста, а ему, в свою очередь, не очень скучно общаться с тем, кто искренне любит жесткие диски (ничего не могу с собой поделать – они ведь такие сложные и полезные). Сидим, общаемся, шутим, и вдруг Алекс говорит: «А мы тут в жесткий диск двухъядерный процессор добавили».

Ха-ха, говорю, отличная шутка! А Алекс серьезно так отвечает: «Да какие шутки? Правда добавили. С недавних пор винчестеры стали очень сложными – мало того, что головки приблизились к поверхности диска до 2 нанометров (еще недавно было 15), так еще к температурному датчику добавились сенсор давления, гироскоп, специальные «грелки» в головках, чтобы если изменится давление – приподнять или опустить ее над пластиной… Ну и скорость передачи данных серьезно выросла. В общем, одно ядро захлебывается от обработки столь разной информации, поставили еще одно по соседству. Теперь отлично».

Alex Blackwell Алекс Блэквелл главный инженер Western Digital Вильянов

Тут бы мне остановиться в восхищении, но не удержался – начал копать дальше. И обнаружилось, что частота чудо-процессора составляет… 25 мегагерц. Производительность лишь в 20 раз больше, чем у ветхозаветного компьютера IBM PC AT. То есть погонять в Quake на винчестере пока не получится. Но сам факт!

Я поинтересовался – не планируется ли со временем добавить ядер и переложить на процессор часть работы CPU. Например, декодирование видео в специальных версиях HDD для телеприставок. Узнал, что ядер со временем, конечно, станет больше, но вот непрофильные задачи на них повесят вряд ли, потому что а) это потребует существенного изменения интерфейса и б) резко усложнит производство. Последнее очень важно: заводу загружают исходя из предварительных заказов, поступивших от клиентов, и если вдруг кто-то откажется от миллионной партии дисков для телекоробочек, комплектующие можно будет без труда использовать в других моделях. Благо механически все HDD очень похожи и очень многое зависит от прошитой микропрограммы. А излишне умный диск так вот просто не перемаркируешь, его на вторсырье пускать придется.

К чему я все это написал?

Товарищ! Многоядерность – это всерьез и надолго. Она поселилась в CPU, GPU, беспроводных сетевых контроллерах и вот теперь даже в жестких дисках. Обратного пути просто нет. Оптимизируй свое приложение для работы с несколькими ядрами! Вступай в программу Intel Software Partner! :)