Наука и религия

Насколько знаю, здесь мало совсем юных парней и девушек, поэтому буду исходить из того, что читатели знают о существовании в советские времена журнала «Наука и религия». Его архив за несколько лет обнаружился на даче у моих бабушке с дедушкой, где я проводил каждое лето лет до восемнадцати. Погода не всегда радовала, читать было особенно нечего, и с годами журналы оказались изучены весьма основательно. В принципе, если отбросить всякую идеологическую шелуху, чтение было довольно познавательным. Уж точно помогло не воспринимать всерьез стенания сектантов всех мастей, буквально оккупировавших Саратов в начале девяностых.

В журнале часто публиковались небольшие статьи серьезных ученых, которые, в общем-то, использовали одну методологию. Мол, если исходные одинаковы и в одинаковых условиях получаются одинаковые результаты — это наука. А если результат вообще непредсказуем, неповторим и спонтанен, о науке говорить нельзя. Это мракобесие и дикость, которые вам, товарищи коммунисты и простые граждане, надо в себе изжить раз и навсегда.

Я это к чему? Есть такое неприятное явление, как вредоносное ПО. Его много, оно разнообразно по содержанию и одинаково пакостно по сути. И есть огромная отрасль софтостроения — разработчики антивирусов. Как и положено приличному журналисту, я получаю практически все пресс-релизы от этих состоятельных и задорных парней, и даже иногда их читаю. И вот, как положено, по итогам мая вышли рейтинги самых популярных зловредов. Стал их читать, и вдруг увидел то, чего раньше в упор не замечал. Друзья дорогие, как же так: у вас всех в топе абсолютно разные вирусы с троянами, называются они у всех по-разному, пересечений никаких нет. Как такое возможно? Я понимаю — конкуренция, все дела. Но, скажем, в области hardware все серьезные технологии подлежат кросс-лицензированию. Даже забавно: появилось что-то эдакое у одного производителя винчестера, и рраз — оно уже есть у соседей. Иногда под другим названием, иногда без афиширования — но есть. А тут что за безобразие?

Сразу вопросы возникают — а так ли много вирусов, как вы их малюете, дорогие антивирусники? Может их, бедняжек, всего-то пара сотен, просто их заносят в базу все борцы с заразой по сотне раз, да всегда под новым именем? И когда на коробке с антивирусом написано о способности мгновенно забороть миллион миллиардов зловредов — что это значит на самом деле?

Так наука ли антивирусное ПО или религия? Ведь если серьезные программисты тратят время на всякую ерунду, потому что владельцы компаний не могут толком договориться о единой базе, стоит ли удивляться тормозящему воздействию на систему со стороны антивирусного ПО? Тут и четырех, и восьми ядер не хватит…