Столкновение двух школ

Сегодняшний день я провел на научно-практической конференции, посвященной 80-летию моей альма-матер. Для университета, конечно, возраст небольшой, но если сравнивать с многочисленными как бы высшими учебными заведениями, возникшими за последние несколько лет, получается вполне солидно. ВУЗ наш – экономический, и, соответственно, все секции так или иначе были связаны с бизнесом, банковским делом, народным хозяйством и тому подобными вещами. Как это положено на приличных конференциях, заседания были территориально разбросаны по всему городу, так что посетить каждое оказалось попросту невозможно. В результате основную часть времени я провел там, где обсуждали банковское дело. Спросите, а причем тут этот блог? С удовольствием объясню.

На секции сошлись две школы – наша и американская. Нашу представляли уважаемые профессора и доценты из разных отечественных ВУЗов (главным образом, московских и саратовских), а американскую – профессор Рональд Спар из Университета Мемфиса. Наши люди в докладах проявляли недюжинную эрудицию и уверенность в собственных силах. Размышляли о решениях Всемирного банка, давали советы развитым странам по эффективной организации экономики и банковского сектора, а уж родное правительство ставили в угол буквально каждые пять минут. К частностям же обращались редко и, кажется, без особого энтузиазма. А Рональд действовал строго наоборот: раскрываю любую тему, шел от частного к общему, и к совсем уж высоким материям не подступался.

Например, после длинного и, честно признаться, не очень практичного доклада о влиянии инфляции на экономику, Рональд припомнил, как во время похода в универсам Macy’s решил проверить – какие из вещей, продающихся там, сделаны в США. Оказалось, что менее пяти процентов всего товара! Рассказав эту историю, он вспомнил, как в конце семидесятых перенос производства за рубеж признали единственным действенным инструментом борьбы с инфляцией, составлявшей тогда в Штатах 10-14 процентов в год. В результате инфляцию забороли, но со временем просадили и национальную экономику. Теперь думают, гадают — как вернуть хотя бы часть производств назад. При этом ни американские, ни иностранные экономические школы Рональд не громил – просто рассказывал как есть.

Каков результат? А очень простой: если от нашего доклада в моей достаточно подготовленной к такого рода вещам голове не осталось ничего, кроме каких-то обрывков слов, то рассказ Рональда я помню целиком и готов пересказать. Значит ли это, что первый доклад хуже второго? И да, и нет. Если бы это было не выступление на конференции, а лекция, которую надо потом пересказать на экзамене, мне бы пришлось довольно много потрудиться над ее усвоением. И, наверное, возникло бы желание дополнительно почитать – что там накосячили во Всемирном банке? В чем заключается поддержка банков в Западной Европе? Какую модель взяло вооружение наше правительство? Что же до рассказа Рональда, то он просто и хорош сам по себе. Запомнил легко, пересказал, получил зачет. Ура.

Но я-то всегда был нудным любопытным ботаном. Нормальные же парни, сидящие в зале, во время доклада нашего профессора гыгыкали и щекотали девчонок в следующем ряду. А иностранца слушали тихо и внимательно. Вовсе не из пиетета: просто он начал с очень простой, понятной истории и развил ее простыми же словами. Осталось ли у парней что-то в голове? Думаю, да.

Подобным «глобальным теоретизированием», к сожалению, увлекаются и преподаватели других предметов. Они не дробят теорию на удобоваримые большинством кусочки, подкрепляя каждый из них «кейсом». Осиливаешь глыбы информации? Молодец. Страдаешь несварением? Ну, крутись, как знаешь. Вот парни и крутятся, а потом даже получают дипломы, подкрепленные очень специфическими знаниями. Отечественные и зарубежные компании за ними бегают редко. Нет, устраиваются, конечно – и все же. В нашем все более комиксообразном мире скармливать типовому студенту глыбу становится занятием довольно бесполезным, профанирующим саму идею образованию. Для масс надо глыбу размельчить. А для ботаников придумать суровые спецкурсы и стажировки.

И вот, при общем вежливом равнодушии к выпускникам отечественных вузов, есть специальности, за обладателями которых еще как бегают. Да-да, я всё о программистах. Это, конечно, можно объяснить спросом, значительно превышающем предложение. Но в самих компаниях, нанимающих молодежь прямо со студенческой скамьи, говорят другое. Мол, правильно писать код можно научить по ходу работы. А вот думать – нет. Сам же факт, что человек продержался на, мягко скажем, непростой специальности больше двух лет говорит об известной усидчивости и способности творчески осваивать огромные массивы информации (зубрением-то в этом деле не помочь). Умение думать и каменная… основа – вот и получилось идеальное сочетание! Похожая картина, к слову, и в области биотехнологий: наших студентов отрывают с руками, и не только в Москве и Питере.

Правда, забавно получается? Ругают нашу систему образования за замшелость, и вроде обоснованно, а в весьма передовых направлениях она демонстрирует достойные результаты. Главное, чтобы это не стало поводом для самоуспокоения. Потому что абсолютное большинство других специальностей надо перелопачивать чуть ли не с нуля…

P.S. Стоит заметить, что этот пост написан вполне в духе отечественной школы – с размышлениями и поучениями. Все же сказывается, что по одной из специальностей, прописанных в дипломе, я преподаватель экономической теории…