Интервью о «Компьютерре», железе, друзьях и жизни, взятое у меня десять лет назад

Десять лет назад Люба Абронова взяла у меня интервью. Недавно наткнулся на него в интернетах и удивился — как сильно изменилась жизнь в деталях, и как не изменилась в целом. Почитайте, занятно. Тогда я отвечал в «Компьютерре» за железки.

АЛ: Сергей, что для тебя журнал Компьютерра?

— Журнал «Компьютерра» — это чтение, на котором я вырос. Что-то вроде музыки «Аквариума». За последние 14 лет КТ заметно изменилась, равно как и музыка «Аквариума». Пожалуй, и от того, и от другого мне сейчас вставляет чуть меньше, чем в 16 лет. Но вообще я очень рад, что 6 лет назад решил поработать в любимом журнале, и планирую продолжать работать впредь.

АЛ: Сколько по твоим оценкам человек трудятся над созданием одного номера?

— Трудно сказать наверняка. Тех, кого я вижу — около десятка. Тех, кого не вижу — еще человек тридцать. Но, думаю, в полтинник укладываемся.

2008 год. Работаю главным железячником в «Компьютерре»

АЛ: На твой взгляд — чем обусловлен успех журнала?

— Яркими авторами, разнообразной тематикой и тем, что его делают с удовольствием. Времена меняются, но у нас работают люди ценящие и уважающие друг друга. Мне всегда нравилось, что с коллегами ИНТЕРЕСНО. А когда что-то делается с душой, оно и читателю заметно. Подобная «атмосферность» встречается буквально в 2-3 изданиях на рынке, а в основной массе, увы, унылая поденщина.

АЛ: Есть ли тенденция, что читатели печатного издания «перетекают» в читателей электронного, и если «да», то каков, на твой взгляд, этот процент?

— Насколько я знаю, официально издательский дом подобное перетекание не поощряет, однако свежие номера КТ появляются в Сети подозрительно быстро. Не иначе, как свои сливают PDF. Процент прикинуть трудно, но если назову цифры в диапазоне от 5 до 8, то ошибусь не сильно. В дальнейшем, по мере распространения дешевых читалок с e-paper, электронные версии будут серьезно теснить бумажные и со временем, наверное, вытеснят совсем. Вот только когда это время наступит — пока непонятно.

Онлайн уже оказывает сильное влияние на «бумагу», отъедая рекламные деньги у СМИ, где цена полосы была очень низкой. Наверное, придет время и для грандов. Однако у ИД «Компьютерра» достаточно сильные онлайн-ресурсы, и к цифровой революции все уже готово.

АЛ: Как сильно изменился тираж журнала по сравнению с прошлым и позапрошлым годом?

— Я не помню точных цифр, но рост есть — и немалый. Сейчас активно развивается региональный проект, благодаря которому все крупные регионы страны получат свою версию КТ — с местными материалами, новостями и рекламой. Сейчас таких регионов около десятка, и каждый из них добавляет в тиражную копилку, как минимум, 5000 экземпляров. В последнем майском номере указан тираж 90 тысяч, но то были праздники, и некоторые регионы решили отдохнуть. В более «рабочие» месяцы, насколько помню, тираж бывает побольше.

АЛ: Тула есть в этом списке? Переживаю за родину. 

— Тулы пока нет, но если там появятся бодрые ребята, которые хотят развивать КТ в единственном в мире городе-рингтоне, сразу все будет. Ведь «Бизнес-журнал», имеющий непосредственное отношение к нашему издательскому дому, в Туле выходит довольно давно.

АЛ: Давай поговорим о твоем участии в судьбе Компьютерры. Как ты пришел в нее и почему выбрал именно рубрику по железу?

— Честно говоря, я не думаю, что сильно влиял и влияю на «судьбу» Компьютерры. Меня позвал туда тогдашний главный редактор «Компьютерры» Евгений Антонович Козловский, которому нравились выпуски рассылки «Тексты и аккорды любимых песен». Я тогда жил в Израиле и писал в послесловиях много всякого — о музыке, о жизни. Ну и в параллель делал рассылку «Советы любителям апгрейда», где своими ламерским языком описывал всякие железяки. Когда Козловскому передали на реформирование журнал «Домашний компьютер», он стал покупать выпуски «Советов» для публикации на бумаге. И где-то через полгода, когда создавался журнал «Компьютерра-Adviser», предложил мою кандидатуру в главные редакторы.

Я согласился, потому что было прикольно пожить в Москве и поиграть в журналиста. Еще через полгода стал кое-что делать и для основной КТ. Делаю до сих пор.

Что же до железа, то оно мне нравится. Я не так силен в физике, химии, религиях, и других темах, о которых пишет КТ, а тут, кажется, могу вместе с нашими авторами кое-что рассказать, и сделать это человеческим языком. Без страшных таблиц и графиков, которые нормального человека, ИМХО, только отпугивают от компьютерных изданий.

Революция закончилась, никто не будет продираться сквозь стиль «инженеры для инженеров». Надо писать хорошим русским и о железе тоже.

АЛ: Что было твоей последней покупкой из железа?

— Процессор Core 2 Duo E8400. Они были анонсированы в начале января, и буквально через 10 дней после анонса первая партия просочилась в Москву. Я не устоял.

АЛ: И как он? Хорош?

— О, да. Он заметно быстрее прежнего в играх, и еще, несмотря на двухъядерность и трехгигагерцовость, работает у меня с пассивным охлаждением. Конечно, такое возможно только в хорошем корпусе, но сам факт! С Pentium 4 такой вариант не прокатывал.

АЛ: Как мне известно и как ты уже сам упомянул — до работы в Компьютерре ты жил и работал в другом государстве. Скажи, что дал тебе этот опыт? Пригодился ли он здесь, в России?

— Да, я жил в Израиле. Опыт этот считаю архиполезным. Во-первых, выучил еще один язык и основательно улучшил английский. Во-вторых, с нуля, в незнакомой стране, сделал неплохую карьеру. В-третьих, нашел немало новых друзей — хотя это можно поставить под первым номером.

Ну и еще Иерусалим, где я жил, это самый необычный, самый красивый город из всех, что я видел, и это большое счастье — получить там постоянную прописку.

Что же до России, то Израиль вышиб из головы уйму всякой херни, которая сидела там с детства. Оно очень полезно — с красным дипломом университета почистить сортиры в «Макдональдсе». Просветляет, делает взрослее, заставляет уважать людей и физический труд. Думаю, что если бы все мои сверстники прошли такую школу, Россия рванула бы вперед еще быстрее и эффективнее.

АЛ: Ответь тогда на такой вопрос: объем_собственных_знаний VS связи VS удача — в каком, на твой взгляд, процентном соотношении должны находиться эти ипостаси, чтобы человек стал при прочих равных условиях максимально успешным?…

— Не знаю. У меня со связями всегда было хреново — точнее, их просто не было. И родственников на правильных местах не сидело в свое время. Зато очень помогали и помогают друзья — Юрий Коробов, Борис Бердичевский, Саша Черняков, Евгений Козловский. Мы друг другу ничего не должны, но было много ситуаций, когда с их стороны помощи и поддержки было больше, чем от вроде бы родных людей.

Поэтому о процентном соотношении судить не берусь. Если что-то делаешь хорошо, оно всегда начинает приносить деньги. Наверное, знания+усидчивость+коммуникабельность+везение на друзей и есть та сумма, которая во многом обозначает успех в жизни. Но проценты считать не возьмусь, нет.

АЛ: Скажи пожалуйста, каким брендам, связанным с железом, ты доверяешь?

— Сложный вопрос. Многие железки делаются на одном конвейере, и потом на них лепят разные бренды. Разницы между ними нет вообще, а цена разная. Вопрос — кому верить больше, «дешевому» или «дорогому» бренду?

Кроме того, в каждом сегменте свои короли, и отвечать на этот вопрос можно до утра. Но в целом качество железа в стране выросло, плюс наконец-то заработали гарантийные обязательства продавцов. Так что можно позволить себе выбирать по цвету и дизайну.

АЛ: Среди брендов есть отечественные? По прежнему волнуюсь за родину.

— Они как бы есть, но на самом деле наши ребята просто маркируют под себя китайские товары. Так что относиться к ним надо с осторожностью.

АЛ: А отечественные бренды в сфере IT вообще? Таковые имеются на твой взгляд?

— Ну, среди софтописателей наших очень много, и среди них масса достойных. Навскидку назову Лабораторию Касперского и Spb Software House, хотя на самом деле, конечно, их гораздо больше

АЛ: Твои прогнозы на будущее отечественной IT индустрии? И на будущее вообще IT в нашей стране — что нас всех ожидает?

— А можно я воздержусь от глобальных прогнозов?
Есть мнение, что китайцев нам в области производства не забороть, а вот код писать наши люди умеют не хуже. Наверное, в этом направлении и будем двигаться. Ничего страшного в этом не вижу, потому что даже хорошее железо без правильной софтины — бесполезная штука.

АЛ: А как быть с кадрами в нашей стране? Что ожидается, как ты думаешь?

— Ничего хорошего в ближайшие годы ждать не стоит. Уровень образования в последние лет 10 падал стремительным домкратом, плюс все дружно ломанулись в профессии, где надо помогать тем, кому делать нечего. Насколько понимаю, падение не удастся остановить еще, как минимум, пятилетку. Голод на кадры чувствуется уже сейчас, но это мелочи по сравнению с тем, что будет через пару лет. Уже сейчас нехватка людей становится одним из серьезнейших ограничений для роста бизнесов в Москве, скоро докатится волна и до регионов. У меня предчувствия довольно мрачные. То есть живы будем, не помрем, плюс из соседних стран кадры высосем кое-какие, но качество жизни может пострадать.

АЛ: Мрачновато… Где бы ты согласился жить, если бы была возможность безграничного выбора?

— В наше время — при некоторой сноровке — можно легко жить где угодно.

Но я точно знаю, что везде одинаково приятно отдыхать и тяжело зарабатывать деньги.

Трудно сказать. Наверное, будь я беззаботным миллионером, перемещался бы между Саратовом, Москвой и Иерусалимом + на 2-3 месяца отправлялся бы путешествовать

АЛ: До моего сведения также дошли слухи, что ты ведешь телепередачу. Какой телеканал, что за передача и когда тебя можно смотреть?

— Телеканал О2, передача Enter, смотреть можно в воскресенье в 19 часов + несколько повторов в течение недели, я точно не помню когда. Только веду не всю передачу, а свою рубрику — «Колонка редактора». Изрядное количество архивных выпусков можно посмотреть на моем канале в Youtube.

АЛ: Были ли случаи, что тебя просят писать заказные статьи? И как часто?

— Просят постоянно, чем дальше — тем чаще. Не скрою, иногда — и за хорошие деньги — пишу. В то же время, никогда не возьмусь хвалить то, что мне не нравится, и никогда не подпишу своим именем материал, который хотя бы частично является заказным.

На такие случаи у меня есть мощные псевдонимы.

АЛ: Тебе какие больше девушки нравятся: брюнетки или блондинки? … или умные?

— Знаете, с железом бывает так, что вроде не нравится, а попробуешь, погоняешь в разных режимах, секретные пункты в меню найдешь — и очень даже ничего. С девушками, наверное, так же. Надо тестировать, советоваться с друзьями…

АЛ: Что связывает тебя с Дмитрием Пучковым (aka Гоблином)? Как давно вы знакомы?

— С Димой мы знакомы года четыре, нас связывает любовь к животным-убийцам, хорошему кино и сильный интерес к иудаизму.

2008 год. Портрет работы Дмитрия Пучкова

АЛ: Прямо таки, три в одном…

— Таки да! Ведь у Димы каждый шабат дома устраивается еврейский погром!

АЛ: Скажи, от каких новинок тебя, извиняюсь за выражение, прет?…

— Ни от каких не прет. Железка — это средство для решения некой задачи или комплекса задач. Дрочить на сам агрегат, как это делают некоторые фанаты, нахожу противоестественным.

АЛ: Теперь твоя очередь. возьми у меня интервью для своего журнала.

— Отличная шутка.

АЛ: Хорошее интервью!