Николай Карпович Волошин. Страницы из жизни

Год назад не стало Николая Карповича Волошина. Для всех его уход стал громом среди ясного неба. И отзвуки этого грома слышны до сих пор. Знаете, бывают люди настолько живые, настолько яркие, что просто невозможно представить жизнь без них. Они же будут всегда! И почему-то именно такие люди уходят первыми.

13

Таким человеком был Николай Карпович.

Он был тренером по бальным танцам. Хотя нет. Тренеров было много. Я не хочу обидеть никого из них, и сам очень благодарен Борису Петровичу Козловскому, у которого занимался несколько лет. Но были тренеры — и был Волошин. Он буквально жил своей профессией. Как только где-то появлялся новый учебный фильм по бальным танцам, или запись международного конкурса — они тут же оказывались в видеомагнитофоне Волошина. Новая музыка — сразу в деке Волошина. Все доступные (и не очень) учебные пособия были проштудированы им от и до. И когда он учил чему-то — это было не простой калькой с картинки в телевизоре, и не следованием моде, а результатом большой работы. И, наверное, поэтому то, чему он учил, было так понятно, логично и гармонично.

К сожалению, тот период, когда Николай Карпович сам был танцором, дошел до нас только в виде черно-белых фотографий. И, будучи напрочь лишенным самолюбования, он явно не стремился к увеличению их количества. Николай Карпович любил профессию в себе, а не себя в профессии, что довольно необычно для человека творческого. Осталось очень мало снимков Волошина-танцора. Но даже на них видно — как он был хорош, и какой потрясающей красивой парой они были с супругой, Мариной Георгиевной.

5 6 61e3ec45cbd56de170543530dcc57bab_output 3d6ba4b24dc9e4fc1b115261aeb66894_output d0cc2f7fd0c003f9690bb914a540b209_output b96b548aee2748ae638c45749a48e705_output

4 13823557_10153746314742966_1648263093_n 13820511_10153746314117966_1488352384_n

И еще несколько кадров — не с Мариной Георгиевной :)

16 629fcc351f02bed7a2bd30a7e39a52ec_output 42f834366d67b4013d57d605ee081aa8_output

Бальные танцы — это ведь не только и не столько движения. Это чувство вкуса и меры. Это умение слышать и понимать музыку. Это, наконец, взаимодействие с партнером противоположного пола, которое учит очень многим вещам, которые пригодятся после окончания тренировки. В восьмидесятые годы, когда, как поет классик, «основной цвет был серым», бальные танцы становились ярким пятном на фоне довольно блеклой реальности. Музыка, пластика, отношения между людьми — все было другим. И Волошин со своим танцклубом «Вита-С» был самым опытным проводником в этот яркий мир.

Когда я рос, фамилию Волошина знали все. От моих одноклассников до директоров огромных военных заводов. Последние выделяли ему для конкурсов бальных танцев роскошные дворцы культуры — и какие это были конкурсы! Словно магия какая-то. Ты живешь обычной жизнью, и вдруг попадаешь в огромный паркетный зал, где звучит отличная музыка, и красивые пары со всей страны показывают чудеса. Я уж не говорю о платьях в латино-американской программе. Нам, пацанам, и Playboy-то после них был не очень интересен. И вот это все организовывал Николай Карпович. Как ему удавалось проворачивать такое — я не знаю. Месяц назад специально ходил в зал, где в конце восьмидесятых проходили конкурсы Волошина, и, присев в уголке, пытался представить масштаб организаторской работы. А потом были конкурсы на сцене саратовского театра оперы и балета и других крупнейших площадках города, мастер-классы по всей стране и за рубежом, судейская работа… Николай Карпович очень много работал. Но при этом, повторюсь, он был абсолютно чужд саморекламы. Когда многие его коллеги лезли из кожи, чтобы привлечь внимание к своей персоне (я это без осуждения, творческая личность без внимания чахнет), Волошин был уверен, что главное — быть профессионалом и хорошо делать свою работу. Остальное приложится. Судья всероссийской категории, он только за 6 лет отработал на 59 конкурсах. А сколько их было всего? Работать — да. Кривляться, лезть кому-то на глаза — нет, это было вообще не его. Главное, чтобы о тебе правильно думали те, кому ты доверяешь сам, и чье мнение тебя интересует.

21 20160724_122535 1

Может быть поэтому, несмотря на связи и известность, он не отхватил себе помещение в центре города или даже зданьице. Он просто много работал. Делал то, что любил и умел. И был внутренне твердо уверен, что не надо отвлекаться на шелуху. А еще он был очень разборчив в общении. И с трудом находил общий язык с теми, кто мог что-то подкинуть с барского плеча. Готовя этот пост, я с удивлением узнал, что Николай Карпович закончил исторический факультет Саратовского университета. Да, несмотря на выбранную впоследствии яркую профессию, он был бы абсолютно гармоничен в научной библиотеке и на университетской кафедре. В какой-нибудь другой жизни.

А кроме танцев была любимая дочь Лена, о благе которой он думал и говорил постоянно. Потом — еще и любимые внуки.

11 13734658_10153746314092966_986116394_n

Была страстная любовь к автомобилям. Николай Карпович был не бедным, но и не очень богатым человеком, поэтому не все мечты в области автомобилей остались реализованными. Но он действительно очень любил машины и глубоко разбирался в них. Наверное, ни от кого я не узнал о хитростях покупки четырехколесных друзей, как от Волошина.

13817121_10153746314037966_1253690400_n 19 18 3 82607f9db116206b6348cf067dd0dcd9_output

Начав с японских видеомагнитофонов, телевизоров и дек, Николай Карпович страстно увлекся компьютерами и смартфонами. Именно от него я впервые услышал о мессенджере ICQ, и с его компьютера первый раз вышел в Интернет. Потом он очень внимательно читал мои статьи в «Компьютерре» и других изданиях, и мы обсуждали с ним многочисленные апгрейды. Он сохранил эту страсть до последнего дня. Последний пост в Facebook — о смартфоне LG G4, купленном перед смертью.

13823284_10153746313972966_2034872896_n 13817252_10153746314702966_173923169_n

Смерть и Волошин… Нет, правда, чушь какая-то. Не сочетается. До сих пор. Этим летом я ходил по Саратову, и мне было до отчаяния странно, что на привычном месте не стоит его здоровенный автомобиль, что он ни разу не посигналил мне на перекрестке. Еще у него в Bluetooth-гарнитуре был забавный глюк: когда говорил имя кого-то из своих постоянных собеседников, гарнитура набирала мой номер. Много раз раздавался в трубке его немного смущенный хрипловатый голос: «Сергей? Опять я тебе позвонил?». И это тоже стало частью жизни. И вот я дома у Волошина, стою около его компьютерного стола, а хозяина рядом нет. И, наверное, в последний раз я что-то настраиваю в его компьютере — меняю имя и фотографию в Skype, чтобы он больше не заставлял вздрагивать меня и многочисленных знакомых сообщением «Николай Волошин в сети».

20160724_123428_HDR

Странно, грустно, нелепо, что после его ухода в Сети не осталось почти ничего о нем. Несправедливо. Этот пост — попытка исправить несправедливость. Если вы прочитали его, и вам есть что вспомнить о Николае Карповиче — сделайте это, пожалуйста. В своем профиле в соцсети, здесь в комментариях, неважно.

Пока нас помнят, мы живем. Давайте помнить красивого, яркого и доброго человека — Николая Карповича Волошина.

13823401_10153746314077966_1133765669_n 13820850_10153746314752966_765134422_n 13820658_10153746314792966_1971705620_n 13819664_10153746314707966_1294800209_n 13819588_10153746315677966_419788199_n 14

13820658_10153746314812966_837745758_n

f76cc38d60e7f5898352dd0e744ccac9_output

Следующий постКонец детства