О методике управления Евгения Козловского

Вчера был день рождения у Евгения Антониевича Козловского. Многие из читателей знают его лично, многие, скажем так, наслышаны. Давно хотел написать об одной уникальной черте его характера. И наконец собрался.

Евгений Козловский

Для восточных государств характерна низкая частота смены руководителей. И чем выше начальник, тем он менее сменяемый. Могут, конечно, подчиненные переворот устроить, или в чай чего сыпануть. Но, если начальник не совсем глупый, он обычно сидит на своем месте, пока не надоест. Ну или пока не помрет. Что в восточных странах обычно совпадает по времени.

Конечно, бывают «вечные» руководители и ТАМ. Но ТАМ имеют привычку считать денежку. И если человек реально хорош — пускай себе сидит, не жалко. А если не очень — снимут, как пить дать. Каким бы вечным не казался.

Что делает мудрый руководитель в восточной стране, чтобы подстраховаться от увольнения? Совершенно верно, подбирает себе подчиненных с минимальными амбициями и менее развитыми умственными способностями. Чтобы не только боялись, но и искренне уважали. И немножко восхищались. А люди со стороны смотрят: да, наш-то может и не идеальный, но остальные-то еще хуже! И не ропщут.

Во многих сферах такая модель может быть не шибко эффективна, но вполне жизнеспособна. Но в творческой среде она крайне опасна и вредна для дела. Потому что творчество — это, кроме радостного парения с музами, еще и постоянное соревнование. Если оно есть, коллективный продукт получается отменный. Если нет — как повезет. Например, Борис Борисович Гребенщиков в семидесятые и восьмидесятые годы соревновался с Майком Науменко. И, надо сказать, результат радовал. Радует он и сейчас, когда Майка рядом нет. Но уже как-то иначе.

Так вот, когда в творческом коллективе руководитель начинает подбирать сотрудников послабее себя, получается полная фигня. Нет, если главный по уровне прокачки основных скилов находится на уровне Пушкина, а в подручных у него Лермонтовы — тогда все в порядке. Но если руководит процессом Демьян Бедный, а помогают ему Ефимы Придворовы, результат будет соответствующий. И, к сожалению, чаще всего оно именно так и случается. Ведь чем старше коллектив, тем более слабые оказываются на верхушке. И подбирают себе еще более слабых исполнителей…

Я это к чему? Евгений Антониевич никогда не переживал, если кто-то из сотрудников в чем-то лучше его. И заманивал к себе лучших. Леонов, Хрупалов, Радовский, Косячков, Гуриев, Кащавцев, Генин, Бирюков, Викторов, Ревич — парни, вы уж простите, если кого пропустил. Те, в свою очередь, тоже работали с теми, кто им нравился. И ревниво смотрели друг на друга, стараясь переплюнуть. На выходе получалась Компьютерра, которую мы все помним и любим.

Нет, я не идеализирую Козловского, как руководителя. И даже склонен видеть в полном отсутствии у него ревности к чужим успехам признаки, гм, слегка завышенной самооценки. Но главное — что получалось в результате. Наличие немалого количества маленьких звезд в редакции стало причиной, по которой Козловского в один идиотский день заменили. Ну да это уже не его вина.

А в коллективах, где очень средненький главный редактор сидит и нервно зыркает по сторонам, чтобы его не скушали, ничего интересного, увы, родиться не может.

Доброго здоровья, Евгений Антониевич! Продолжайте шуметь и просвещать! :)

Следующий постIFA 2013 глазами Алекса Экслера