Что разрабатывает Google в Израиле, или Технологии обетованные

Скажем прямо — об Израиле мы знаем немного. А если забыть о тревожных телерепортажах и цитате из классика про «на четверть наш народ», на ум не приходит вообще ничего. Между тем современный Израиль — настоящая IT-кузница планеты. По количеству высокотехнологичных стартапов на душу населения эта маленькая страна не имеет равных в мире, а крупные международные компании считают своим долгом открыть здесь центр разработок. Intel, Microsoft, HP, Cisco, Motorola, Oracle, Yahoo — кого ни вспомни, все уже давно обосновались на Земле Обетованной.

Корпорация Google пришла в Израиль позже многих, только в 2005 году. Однако с тех пор в Тель-Авиве и Хайфе был разработан ряд сервисов, которыми сегодня пользуются по всему миру, не задумываясь об их происхождении. В свете строительства иннограда Сколково, мы встретились с Йосси Матиасом (Yossi Matias), директором Google’s Israel R&D Center, чтобы поговорить о причинах такой популярности Израиля среди IT-компаний, подготовке кадров и некоторых секретах Google. К слову, биография Йосси может легко конкурировать с фильмами об Индиане Джонсе: в молодости он был пилотом ВВС, выполнявшим весьма ответственные задания, потом сделал научную карьеру, став профессором Тель-Авивского университета, читал лекции в Стенфордском университете и вот теперь возглавляет Google в Израиле.

Йосси Матиас Yossi Matias, директор Google's Israel R&D Center

Сергей Вильянов: Йосси, почему Google решил все же прийти в Израиль и с какими целями?

Йосси Матиас: Знаете, примерно такие же вопросы я задал руководству Google, когда в 2005 году мне предложили возглавить местный центр разработок. По первому все было понятно: в Израиле много талантливых специалистов, способных изобретать и воплощать свои изобретения в жизнь. Этот тезис подтверждается многолетним опытом, и потому была уверенность, что Google, как минимум, не прогадает. А вот по поводу того, что именно будет разрабатывать Google, четких рамок оговорено не было. Точнее, мне сказали: «Давайте создавать центр, а потом вместе подумаем — чем его загрузить». В результате я присоединился к небольшой команде, уже работавшей на тот момент в Хайфе, и чуть позже мы вместе открыли еще один центр, в Тель-Авиве. Сейчас у нас есть «мандат» на разработку технологий, работающих везде, где люди пользуются сервисами Google. Также мы находимся в тесной кооперации с другими центрами, которых на планете развернуто немало.

В этом здании, которое называется Levinstein Tower, на 26 этаже находится тель-авивская часть центра разработок Google в Израиле

В этом здании, которое называется Levinstein Tower, на 26 этаже находится тель-авивская часть центра разработок Google в Израиле

Сергей Вильянов: По моим наблюдениям, когда американская компания открывает филиал в Израиле, сначала его возглавляет американец, и только несколько лет спустя он отдает бразды правления в руки израильтянина. В вашем случае, насколько знаю, все было иначе.

Йосси Матиас: И да, и нет. Так вышло, что в момент получения предложения от Google я жил в Калифорнии, оставаясь, конечно, израильтянином. В то же время, мне кажется неправильным разделять деятельность Google на какие-то локальные сегменты. Нет, мы все работаем над решением задач в рамках глобального бизнеса компании. Многие израильские инженеры, равно как и я сам, принимают участие в проектах, реализуемых в других странах. И, наоборот, разработчики из других стран приезжают к нам или принимают участие в общих видеоконференциях. Так что с самого начала задача стояла не просто собрать местные таланты и придумывать что-то свое, не обращая внимания на остальные страны, а именно делать вклад в общее большое дело.

Например, Google Autocomplete или Google Insights for Search разработаны в Израиле практически полностью. А вот Google Instant (по-русски этот сервис именуется «Живой поиск». — прим. редакции) является плодом усилий многих центров разработки с достаточно большим вкладом со стороны израильского.

Вид из окна Google хорошо демонстрирует — насколько же необычен и разнообразен Израиль даже на примере одного города

Вид из окна Google хорошо демонстрирует — насколько же необычен и разнообразен Израиль даже на примере одного города

У нас работает команда из десятков инженеров, очень глубоко разбирающихся в поисковых сервисах. Также десятки специалистов занимаются развитием семейства сервисов Google Analytics. Есть специальная группа, изучающая вопросы сетевого доступа к данным в разрезе увеличения скорости работы и прочей оптимизации наших сервисов. У каждой такой команды есть сильный лидер, который, с одной стороны, хорошо знает возможности своих коллег в Израиле, а с другой — постоянно взаимодействует с лидерами аналогичных по «заточенности» команд в других странах. В результате мы хорошо работаем сами, но при необходимости привлекаем специалистов из других центров разработок, а если надо — помогаем им.

Для своего рода «синхронизации» сотрудники Israel Development Center практически каждый день около шести вечера, когда в Калифорнии наступает утро, проводят видеоконференции с коллегами из главного офиса Google в Маунтин-Вью (Mountain View) и теми, кто работает в Нью-Йорке. Разумеется, такое общение происходит и с другими странами — по мере необходимости. Немало времени мы проводим и в командировках — например, я сам только прошлой ночью вернулся из Калифорнии, где проходила одна из регулярных встреч с глобальным руководством Google.

Йосси Матиас Yossi Matias Google Israel R&D Center

Сергей Вильянов: А много времени приходится проводить на совещаниях? По опыту моих знакомых, да и, пожалуй, собственному, нет лучшего способа убить желание заниматься собственно работой, чем заседать по разным поводам с утра до вечера.

Йосси Матиас: Я бы не сказал, что на совещания уходит слишком много времени. Сейчас под руками нет точной статистики, но абсолютное большинство разработчиков принимает в них участие не чаще одного раза в неделю. У руководителей совещаний и конференций бывает побольше, но в любом случае это не становится основным «потребителем» рабочего времени. Мы все отлично понимаем, что для достижения результата требуется сосредоточенная работа внутри команды.

Сергей Вильянов: А сколько на сегодняшний день сотрудников у Google в Израиле?

Йосси Матиас: Более двухсот человек в Тель-Авиве и Хайфе. Изначально это были фактически два независимых подразделения, но потом они стали единым целым. Многие проекты реализуются одновременно в двух городах (расстояние между этими городами составляет 84 километра. В Израиле все очень близко. — прим. редакции). Замечу, что особенно быстро мы начали расти в прошлом году, и сейчас продолжаем активно нанимать новых специалистов.

Обстановку в Google никак не назовешь типичной офисной…

Обстановку в Google никак не назовешь типичной офисной…

Сергей Вильянов: И все эти сотрудники израильтяне?

Йосси Матиас: Нет, далеко не все. У нас работает немало людей из других стран, приезжающих в Израиль на год-другой. Причем некоторым так нравится, что они потом остаются еще на несколько лет, а то и насовсем. Отрадно, что в Google Israel приезжают работать израильтяне, уже было осевшие в других странах.

У нас есть несколько инженеров, говорящих на русском, однако чаще всего в наших стенах можно услышать иврит или английский. Не могу не отметить, что специалисты из бывшего СССР обычно отличаются очень хорошей подготовкой и нестандартным подходом к решению задач. То же могу сказать и о русскоязычных студентах Тель-Авивского университета: среди них встречаются очень яркие личности.

Сергей Вильянов: У меня есть ощущение, что в Израиле вообще все в порядке с яркими личностями и сильными специалистами в области высоких технологий. Иначе бы Google и десятки других компаний не открывали здесь центры разработки, несмотря на, скажем так, далеко не дешевые кадры. Как вы думаете, за счет чего бьет этот неиссякаемый источник талантов?

Йосси Матиас: Таким вопросом задаются уже довольно давно, и в качестве ответа на него написана целая книга — «Нация стартапов» (START-UP NATION: The Story of Israel’s Economic Miracle (ссылка). В русском переводе ее назвали «Нация умных людей», что звучит неточно и слегка… провокационно. — прим. редакции). По моему мнению, одна из важных причин такого успеха — обязательная служба в армии, которую проходят в Израиле все юноши и большинство девушек. Израильская армия — это не только опыт служения своей стране: многие молодые люди, пройдя курс молодого бойца, продолжают служить… программистами, и уходят из армии хорошо подготовленными специалистами. Также молодые люди получают бесценный опыт встречать разного рода вызовы без страха и отвечать на них объединенными силами. Они учатся быть лидерами и одновременно — работать в команде, четко следуя заданиям руководителя. Все это, несомненно, полезно в любой профессии, но в IT-индустрии, где сегодня мало что можно сделать в одиночку, такой опыт оказывается особенно эффективным.

Кроме того не стоит забывать о национальных особенностях израильтян, которые привыкли смотреть на все под разными ракурсами, порой находя совершенно невообразимые решения сложных задач.

В минуту раздумий можно во что-нибудь поиграть. Или на чем-нибудь

В минуту раздумий можно во что-нибудь поиграть. Или на чем-нибудь

Наконец, третье — система технического образования в Израиле. На мой взгляд, есть ряд вопросов к нашему школьному образованию, но что касается высшего — здесь все очень достойно. Я, как профессор Тель-Авивского университета, давно наблюдаю и за нашими, и за иностранными студентами, и должен сказать, что выпускники израильских вузов — одни из лучших в мире. Кроме того, Израиль — страна небольшая, и все наши университеты расположены довольно близко друг от друга. В результате родилась своеобразная IT-культура, развивающая и подпитывающая сама себя. Это очень важно, когда студенты с самого начала видят множество примеров успеха своих сверстников и четко понимают — куда хотят двигаться они сами. Нельзя сказать, что израильский «рецепт» единственно верный — нет, есть немало стран, где не менее эффективная культура складывается под влиянием других ингредиентов. Однако наш как минимум неплох.

Сергей Вильянов: Не так давно я беседовал с Ариком Шемером, главным инженером центра разработок Intel в Хайфе. На вопрос — а почему была выбрана именно Хайфа, он ответил, что там расположен Израильский технологический институт, более известный, как Технион. Взаимодействие со студентами начинается с первых курсов, а к концу обучения многие приходят уже с предложением о работе. Google обосновался в Хайфе по той же причине?

Технион. Факультет Computer Science

Технион. Факультет Computer Science

Йосси Матиас: Технион — это ценный источник кадров, но не единственный. В то же время нельзя не заметить, что в наши дни качество высшего образования для будущего инженера важнее, чем когда-либо. Знаете, еще лет 10-15 назад студенты говорили мне: «Ну зачем вы рассказываете нам всю эту скучную теорию, давайте лучше потратим время на разработку какой-нибудь программы!» Со стороны IT-бизнеса звучало то же самое: «Не надо распинаться об основах высшей математики — учите их писать код!» Но специфика вызовов, встающих перед нами сегодня, такова, что одного умения быстро и грамотно писать код становится недостаточно. Например, многие сервисы Google предназначены для одновременного использования сотнями миллионов, а то и миллиардами людей. За внешней простотой скрываются сложнейшие математические модели, и, чтобы просто «уложить» их в голове, нужна серьезная академическая подготовка. Вещи такой сложности уже не спросишь у более опытного коллеги во время обеденного перерыва… В результате «общие» знания становятся незаменимым фундаментом мышления инженера — и я, честно говоря, рад, что такое время наконец-то наступило.

Сергей Вильянов: Ваши сервисы уже давно перешагнули границы персональных компьютеров — теперь они работают на смартфонах, планшетных ПК, автомобилях, телеприставках и скоро, наверное, освоят мелкую бытовую технику. Как удается создавать один сервис, работающий сразу везде?

Йосси Матиас: Начнем с того, что сама философия подхода Google заключается в создании эффективной открытой платформы, работающей повсюду. На сегодняшний день наиболее быстро развивающимся сегментом нашего бизнеса (и в то же время крайне интересным) стал доступ к информации с мобильных устройств — в первую очередь со смартфонов и планшетников. Вспомните, как выглядел мир программного обеспечения для мобильных платформ еще лет пять назад? Для реализации любого сервиса надо было сделать локально работающую версию для каждого устройства. И потом еще приглядывать — все ли нормально после очередного обновления прошивки?

Android

Теперь же платформа Android (к слову, открытая) фактически играет роль посредника между пользователем и «облаком». Та же история с браузером Chrome, который базируется на Open Source, — он служит своеобразными воротами в Сеть, тогда как сами сервисы работают в «облаке» и там же оптимизируются для различных платформ.

Главное здание Тель-Авивского университета

Главное здание Тель-Авивского университета

Сергей Вильянов: Вы обладатель более двадцати патентов в области анализа данных, обработки больших массивов информации, безопасности и технологий параллельного программирования. Как раз на последних и хотелось бы остановиться. Облако — облаком, но все равно значительная часть вычислений еще долго будет осуществляться локально. Персональные компьютеры с многоядерными процессорами пошли в массы уже добрых лет пять, однако и по сей день большинство программ не научилось использовать их эффективно. Теперь многоядерными становятся смартфоны — и там та же беда. Почему так происходит и как с этим бороться? Или просто многоядерность — тупиковая ветвь развития?

Йосси Матиас: Мне кажется, речь идет о влиянии комбинации из трех факторов. Во-первых, параллельное программирование требует от специалиста существенно иного подхода к реализации задачи, не говоря уже о необходимости думать более сложными категориями. Между тем вплоть до получения степени бакалавра (которой многие будущие разработчики и ограничиваются) параллельное программирование не является обязательным предметом, и его начинают изучать те, кто решил получать степень магистра.

Во-вторых, далеко не все программные средства, используемые разработчиками, «заточены» под эффективную реализацию механизмов параллельного программирования.

И, наконец, в-третьих — не все задачи пока поддаются распараллеливанию.

Думаю, что в идеале оптимизация для многоядерных процессоров должна стать автоматической — на уровне операционной системы или компилятора. Такие работы ведутся, и результаты, имеющиеся на сегодняшний день, производят неплохое впечатление. По моему мнению, многоядерность — это всерьез и надолго, просто потребуется еще некоторое время для того, чтобы поднять уровень ее полезности для конечных пользователей.

Сергей Вильянов: Какие технологии и сервисы Google уже пришли к нам с Земли Обетованной, и над чем вы работаете сейчас?

Йосси Матиас: Кроме уже упомянутых в беседе сервисов, мы много работаем над улучшением Google Analytics, позволяющего владельцам сайтов гораздо лучше понять — как именно посетители его используют и откуда они приходят. Так, недавно мы разработали возможность представления результатов в графическом виде, а также разработали дополнительный сервис Website Optimizer, при помощи которого можно быстро разобраться с расположением контента.

Google Chart Tools, позволяющие превратить цифры в разнообразные статичные и интерактивные графики, которые можно сразу же разместить на веб-странице — тоже израильская разработка. С ее помощью можно, к примеру, взять некие данные с сервиса Google Finance и выложить у себя на страничке в том виде, в каком вам нравится.

Google Finance

В Gmail израильские разработчики добавили функцию, которую мы между собой называем «Got the wrong Bob?». Часто бывает так, что мы слишком быстро следуем рекомендациям автоподсказчика адресов, и в список получателей может попасть человек, которому читать письмо ну никак не стоит. Просто потому, что его имя у него почти такое же, как у вашего друга. Так вот Gmail, проанализировав предыдущую переписку, спросит — уверены ли вы, что список адресов правильный?

В Google есть такое понятие, как «Проект 20%». Это значит, что каждый сотрудник может использовать до 20% рабочего времени на разработку чего-либо, вообще никак не связанного с реализуемым им основным проектом. Так мы поощряем инновационное мышление в компании, и результаты, надо сказать, впечатляющие: достаточно вспомнить сервис Gmail, созданный для удовольствия и между делом. Так вот если вы пользуетесь Youtube, то, наверное, заметили появившуюся возможность добавить в ролик всплывающую текстовую аннотацию или линк. Эта функция придумана в Израиле, и тоже в рамках «Проекта 20%».

Еще один проект, которым я лично очень горжусь, реализован совместно с Национальным музеем Холокоста Яд ва-Шем (ссылка). Мы выложили более 130000 фотографий из архива музея, организовали удобный поиск по ним и предоставили возможность оставлять комментарии всем желающим поделиться своими чувствами или информацией о людях на снимках. Результат был потрясающим: тысячи людей впервые нашли своих родственников, а многие неизвестные обрели имена. Мы тоже начинали этот проект как «20-процентный», но теперь над ним работает команда разработчиков, и, возможно, на его базе будет создана самостоятельная технология.

Яд Вашем проект поиск людей по фотографиям

Наряду с инженерами у нас работает сильная команда исследователей из разных университетов Израиля. Для большинства из них Google не основное место работы, но их вклад очень важен. Недавно мы предоставили трехлетние гранты двадцати израильским профессорам, занимающимся междисциплинарными исследованиями в экономике, бизнесе, компьютерных науках, теории игр и других областях.

Сергей Вильянов: А где ведется разработка платформы Android?

Йосси Матиас: Главным образом в штаб-квартире Google в Калифорнии, но и здесь, в Израиле, мы, скажем так, помогаем.

Сергей Вильянов: Google сегодня — огромная интернациональная компания, где работают десятки тысяч людей. Однако, насколько могу судить, ей все же удается не превратиться в неповоротливого монстра, обросшего бюрократическими ритуалами, а, наоборот, сохранять дух стартапа. В чем секрет?

Йосси Матиас: Конечно, когда компания становится большой, ей невозможно управлять так же, как коллективом из нескольких десятков хорошо знакомых между собой людей. И рост не только свидетельствует об успешности бизнеса, но и содержит в себе некую опасность. Мне кажется, что нам удается сохранять правильный настрой, потому что стремление к инновациям — одна из составляющих ДНК Google. Причина еще и в том, что в каждом сотруднике компании принято видеть не просто «функцию», а потенциального лидера. Уровни лидерства могут сильно розниться, однако всегда должна присутствовать способность взять на себя ответственность — за небольшую ветвь проекта, свой собственный проект, коллектив и так далее.

Office Google Isreal Офис Гугл в Израиле

Вообще, о теории управления и поддержании командного духа написано немало книг. Но я сам, заботясь о результативности нашей деятельности, очень внимательно слежу за тем, чтобы рутина не придавливала желание людей создавать что-то новое. Дух стартапа, помноженный на возможности Google, помогает добиваться фантастических результатов.

Материал написан по заказу портала 3DNews.ru