75 лет с начала Великой отечественной: о немецких идиотах

75 лет назад жизнь сотен миллионов людей разделилась на «до» и «после». Причем до «после» десятки миллионов дожить не смогли. История не знала прежде такого интенсивного и массового кровопролития — просто по причине отсутствия прежде соответствующих технических средств. Сегодня средства, конечно, стали еще более изощренными, но очень хочется верить, что они не пойдут в ход. Никогда.

О войне уже написано много, и если тема вам хоть сколько-то интересна — вы найдете, что почитать и посмотреть. Я о другом хочу.

В музеях городов, побывавших под оккупацией немцев, осталось множество свидетельств фашистских художеств. И чем больше узнаешь о них, тем больше понимаешь — как же повезло советской власти, что немцы оказались такими идиотами.

Нам всем, конечно, не повезло. Будь Гитлер хоть сколько-то адекватным, он не напал бы на СССР. Резун, конечно, пытался объяснить, что у него выбора не было, иначе бы Сталин напал сам, но это бред сивой кобылы. Не было у СССР ресурсов для нападения. И желания особого тоже. Слишком много проблем было внутри. Не до того. Гитлер ультиматумами и локальными конфликтами мог добиться гораздо больше, чем тотальной войной.

Но Гитлер и его соратники были идиотами. И они напали всерьез. Но при этом с первых же шагов начали стрелять себе по ногами.

В 1941-м году с прихода к власти коммунистов пришло всего ничего. 24 года! Ерунда. Большинство населения страны помнило — как было раньше. И многим даже раньше нравилось больше, чем при коммунистах. По целому ряду причин. Обиженных было очень много. И им сочувствующих тоже. Советская власть начиналась, как власть романтиков-дилетантов. А это, знаете ли, худшее сочетание из всех возможных. Дров наломали — мое почтение.

И вот приходят немцы с официальным лозунгом «Мы против большевизма, а не русского народа». Типа, пришли дать волю. Не, ну а что? Звучит красиво. Опять же, европейские ценности, порядок. Разве плохо? Не удивительно, что на начальном этапе к немцам, что называется, потянулись. И про встречи с цветами — это, к сожалению, правда.

Но сразу же началось странное. Вместо того, чтобы налаживать отношения с населением оккупированных территорий, немцы начали его унижать и истреблять. Например, запрещали торговлю основными продуктами — хлебом, мукой, мясом, картошкой. Получить можно только по карточкам, да и то — «если завезут» и в мизерных количествах. За любое ослушание — расстрел. В каждом оккупированном городе в центре братские могилы, где лежат и женщины, и дети, и старики. Также население видело совершенно ужасающее обращение с пленными. В Смоленске за одну ночь прямо на улицах убили пять тысяч пленных красноармейцев. Весь центр был залит кровью, везде трупы… Местные власти даже жаловались в Берлин — мол, вы же нам срываете всю пропагандистскую работу, сволочи!

По донесениям советской агентуры, до 60% незамужних девушек в оккупированном Смоленске занималось проституцией. И значительная часть замужних. Вдумайтесь! Это в целомудренном советском обществе первой половины 20 века, где выходить замуж не девственницей было шокирующим извращением. До какого же состояния надо было довести женщин? И какой отклик находило это в сердцах мужчин? Куда они шли — на службу немцам или в партизаны?

Советская власть была не сахар, нет. Но то, что «предложили» немцы оказалось настолько гаже, что страна реально встала на дыбы. Все благоглупости про культурную нацию и европейские ценности выветрились очень быстро.

Будь немцы хоть чуточку умнее и тактичнее, у них были бы неплохие шансы получить в виде оккупированных территорий не чирей на заднице, а базу для дальнейших действий. И Сталин прекрасно понимал, насколько ему повезло. Так хорошо понимал, что вспомнил в 1945-м в речи «За русский народ». Цитирую:

У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-42 гг., когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода. Какой-нибудь другой народ мог сказать: вы не оправдали наших надежд, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Это могло случиться, имейте в виду.

Грустно, конечно, что все повторяется, и сегодня используются ровно те же лозунги, что и 75 лет назад. «Мы не против российского народа, мы против авторитарной власти». Вот это все. Важно помнить, что если лозунги те же, то и методы, наверное, изобретать не станут.

Следующий постЭфир на радио MediaMetrics. "22 век". Цифровая жизнь. Интернет в нас и мы в Интернете