О бытовом антисемитизме

Вчера на одном мероприятии (не)случайно встретил Анатолия Александровича Вассермана. Организаторы («Лаборатория Касперского») привлекли его в привычной роли всезнающего человека-жилетки, но, надо сказать, сделали это очень тактично, и никакой гаденькой фамильярности, проскальзывающей время от времени у других «приглашателей», не было и в помине. В кулуарах мы немного побеседовали, и, кроме всего прочего, речь зашла об антисемитизме. Такой бытовой его разновидности, когда в трезвом виде человек вроде бы нормальный, а как нажрется — начинает нести милые оригинальности про еврейских ублюдков, жидовские морды и тому подобные вещи. И приходит понимание, что с нормальностью-то там туговато…

Анатолий Александрович вспомнил, как в тридцатые и сороковые годы немцы уничтожали евреев. По его мнению, происходило это не потому, что немцы их так уж не любили. Скорее, дело было во внутреннем признании невозможности конкурировать с ними на равных. Это уже другой вопрос, насколько ощущение сие соответствовало реальности. Главное, что оно владело немцами и вызывало страх, грамотно усиливаемый властями. А страх — очень плохой советчик, и может принести немало горя.

Собственно, и принес. Сначала евреям, а потом вернулся к немцам — сторицей.

Если что-то написал не совсем точно — Анатолий Александрович меня подправит.

И да, конечно, любая форма национализма, открытая или вот такая бытовая, признак слабости и неуверенности в собственных силах. Иногда это лечится, да только лекарства или очень дорогие, или крайне горькие.