До свидания, мальчики

Каждый раз, когда случается очередной кошмар, наподобие парижского, с убийством сотрудников редакции еженедельника, в голове мелькает надежда. А вдруг, а вдруг уважаемые европейские политики хотя бы не на деле, а на словах перестанут обвинять Израиль в «несоразмерных ответах»? Вдруг они поймут, что все это — звенья одной цепи, и что нельзя одновременно осуждать борьбу с терроризмом и пытаться с ним бороться?

Конечно, этого никогда не происходит. Европа, впавшая то ли в маразм, то ли в детство, продолжает твердить о свободе слова, непротивлении злу насилием — и медленно, почти незаметно, превращается в копию Израиля. Только евреев в ней живет поменьше, а состав мусульманского населения более разнороден. Но проблема ровно та же.

Абсолютному большинству мусульман в Европе все эти теракты глубоко отвратительны, потому что люди наелись подобных вещей у себя дома. И хотели бы наконец отдохнуть, пожить нормально. Но, как обычно, решает все не большинство, а меньшинство.

Но позвольте я расскажу вам — как будет. Как решится проблема свободы слова в Европе.

Пройдет еще лет десять, и дети эмигрантов достигнут возраста, когда им уже захочется заниматься политикой. В отличие от аборигенов, они, как говорится, пассионарны. И без особого труда займут достаточную долю мест в городских и областных советах. И на их уровне примут всякие интересные решения, типа запрета публикации рекламы с голыми девками на билбордах в Рамадан. В каждой области законы будут разные (это же демократия!), но однажды появится идея небольших штрафов за публикацию веселых картинок с религиозным привкусом. И после визга в прессе, годика через два, идея станет местным законом. Ее скопируют в других регионах. А потом — скажем, еще лет через пять, дойдет и до парламентов государств. И большинство в этих парламентах идею утвердит. Потому что к тому времени деятели местных советов дорастут до федерального уровня.

Просто надо понимать, что не все народы так далеко ушли от традиционных ценностей, когда мужик с бородой и в юбке — это неприлично. И ни разу не смешно. И, скорее всего, толерантность проснется в них нескоро. Может быть через сто лет. А может и никогда.

Но через вполне официальные механизмы эту самую толерантность в обозримом будущем очень ограничат. Этого захотят и низы, и верхи. Она станет нишевым продуктом, сообразно доле населения, для которых толерантность важна.

А людей, конечно, очень жалко.

Следующий постУдивительный сервис в Юлмарте