Звуки музыки

Самые грустные истории происходят вовсе не в кино и книгах, а прямо перед глазами. И их нельзя промотать вперед или перелистнуть. Смотри, грусти, делай выводы.

В нынешнем доме я живу около пяти лет. Весной, когда начали открываться окна, услышал, как кто-то музицирует на рояле. Кому-то, наверное, это показалось бы раздражающим шумом, но значительная часть моего детства прошла во дворе саратовской консерватории. Так что полифония из различных инструментов и вокализов для меня естественный звуковой фон. Который при необходимости можно «отключить». В данном случае отключать не хотелось, потому что играли хорошо. Иногда, правда, приходили музицировать ученики, и тогда качество исполнения… прихрамывало. Но когда за дело снова брался учитель, послушать было интересно и приятно.

Скоро выяснилось — кто же это у нас в подъезде такой музыкальный. Пианисткой оказалась немолодая, но хорошо сохранившаяся женщина. Иногда по вечерам я видел, как она возвращается откуда-то с охапками цветов. Не букетиками, а именно охапками. Судя по всему, это были какие-то концерты. И не камерного масштаба.

drunk_piano

Сначала женщина со своими букетами шла домой. Но постепенно я стал замечать, что она предпочитает посидеть на лавочке с бутылочкой пива. Снять стресс, так сказать. Постепенно бутылочки множились и увеличивались в размерах. В итоге дама стала брать сразу двухлитровый баллон «Охоты крепкой». И, засосав его, мирно дремала на той же лавочке.

Но однажды, возвращаясь домой, я увидел совсем уж дикую картину. Дама спала на лавочке в белом концертном костюме, положив голову на охапку цветов. Все бы ничего, но доза пива на сей раз оказалась чрезмерной. И под лавочкой растеклась внушительных размеров лужа. А сам белый костюм был уже не совсем белым…

После этого если и были какие-то триумфальные возвращения с концертов, то я их не замечал. Звуки музыки раздавались все реже. А на скамейку резко постаревшая дама стала вылезать уже основательно нажравшись. И, по всем признакам, далеко не пива.

Распад личности при алкоголизме стремителен. Особенно если это женский алкоголизм. Честно говоря, мне сейчас даже трудно сопоставить растрепанную старую ведьму, которая по ночам часами матерится у меня под окнами, с той концертирующей пианисткой… На трансформацию ушло от силы четыре года.

Тут можно спросить — а что ж ты, сволочь равнодушная, смотришь, как человек гибнет? Почему ничего не делаешь?

Мы живем в свободной стране, уважаемый читатель. И если кто-то хочет разрушать себя, помешать ему никак нельзя. По крайней мере, пока человек не начнет активно мешать окружающим. Вот пырнет бабуля ножиком своего невесть откуда взявшегося дедка-сожителя, тогда да. А до тех пор — извините, налицо самоопределение свободной личности. Тем более, человек творческий — он без подзаправки, как известно, не может.

Я бы не стал вообще записывать эту историю, которой в России никого не удивишь. Но еще утром, когда выходил из дома, через дверь соседки доносились лишь привычные пьяные матюги. А на обратном пути из окон вдруг снова донеслись звуки музыки. Я даже остановился послушать. Удивительно, но ритмический рисунок практически не пострадал. Заметно, что исполнитель периодически не попадает по клавишам, но, с учетом его физического состояния, уровень мастерства просто поразительный.

В моем возрасте трудно быть оптимистом. В таком возрасте от алкоголизма уже мало кто вылечивается. Если только появляется какой-то важный стимул, новая цель в жизни. Да и то вряд ли.

Но вдруг!

Вдруг…

Следующий постОчень разные армии