Intel ISEF 2011: о российских победах и разочарованиях на крупнейшем научном конкурсе среди старшеклассников

Первые материалы об Intel International Science and Engineering Fair на 3DNews появились еще в 2008 году, а в 2010-м мы опубликовали большой репортаж об израильских полуфиналистах этого крупнейшего научного конкурса среди старшеклассников. Увиденное в Иерусалиме было настолько впечатляющим, что очень захотелось посетить глобальный финал в США, где собираются лучшие юные ученые из 65 стран. Ведь если в маленьком Израиле школьники придумали электронного пса-поводыря и катер-беспилотник, то даже представить трудно — чем удивят, без преувеличения, дети всей Земли. Желание, что бывает нечасто, совпало с возможностью, и сразу после окончания майских праздников автор этих строк оказался в Лос-Анджелесе, где в огромном зале Los Angeles Convention Center уже развернулась выставка работ конкурсантов.

Los Angeles Convention Center в боевой раскраске

Los Angeles Convention Center в боевой раскраске

Дети прилетели чуть раньше, и их было очень много — больше 1500 человек. Это не значит, что и проектов было столько же — как правило, на один приходилось двое-трое ребят, хотя, конечно, таланты-одиночки не претендовали на звание редкого вида. На каждый проект выделялось примерно по квадратному метру, на котором обычно развертывался плакат с описанием и — если позволяла тема — какая-нибудь инсталляция. Стоит заметить, что дисциплин, по которым принимались работы, было целых семнадцать, и лишь одна — информационные технологии или, как ее тут называют, Computer Science, имела прямое отношение к IT и, соответственно, Intel. Тут следует подчеркнуть, что, несмотря на присутствие слова Intel в названии конкурса, корпорация им не владеет единолично и даже не слишком вмешивается в его проведение. Как и 60 лет назад, организацией ISEF и тактическим руководством занимается некоммерческая организация Society for Science & the Public (тут невозможно избавиться от ассоциации с операционной системой MeeGo, разработке которой Intel, конечно, помогает, но рулит-то все равно The Linux Foundation). С другой стороны, чтобы отслеживать результаты 443 (!) полуфиналов в 65 странах, в Intel пришлось бы создавать еще один отдел, строить для него небоскреб и нанимать на работу сотни, скажем так, не очень профильных сотрудников.

Intel ISEF 2011

С судьями конкурса вообще все интересно. Самых главных, конечно же, подбирает Society for Science & the Public, и среди них обычно оказываются уважаемые профессора из престижных университетов, а также представители одной большой, но скромной американской корпорации. А вот в качестве полевого судьи попробовать себя может практически каждый желающий, обладающий научной степенью не ниже магистра в одной из 17 конкурсных дисциплин и шестилетним опытом профильной работы. Судей на финале ISEF было несколько сотен, и это не случайно: на оценку работ и выставление оценок выделялось всего два с половиной дня. Очевидно, что какими бы опытными и крепкими ни были звездные профессора, обойти и выслушать всех ребят за такой короткий срок они бы не смогли. В то же время дефицита добровольцев не наблюдалось: демонстрировать социальную ответственность в Штатах очень полезно для кармы карьеры, и потому даже те, кто любит детей умеренно пылко, считают правильным выделять время на подобные мероприятия. Также не стоит забывать о высочайшем престиже конкурса Intel ISEF. Впрочем, об одной из сторон этого престижа мы еще поговорим чуть ниже.

От места проведения конкурса до Голливуда было рукой подать

От места проведения конкурса до Голливуда было рукой подать

К чести организаторов, они продумали не только основную программу, во время которой ребята стояли у своих стендов и отвечали на каверзные вопросы, но и развлекательную. Так, все желающие побывали в развлекательном парке Universal Studios, съездили в Disneyland, а самые смелые даже искупались в довольно прохладном океане. А еще наши школьники методично патрулировали все Apple Store Лос-Анжелеса и окрестностей с целью приобрести iPad 2. Увы, увы: несмотря на то, что рекламой этого чудо-планшета обклеены все свободные поверхности мегаполиса, в свободной продаже встречаются лишь версии для сети Verizon. Продавцы с деланным сочувствием советовали приходить к шести утра, стоять до открытия, и тогда — может быть — удастся приобрести модель с WiFi или WiFi+3G. Насколько знаю, таких фанатов Apple нашлось немного, и дети печально раскупали в окрестных магазинах читалку-планшет Nook Color. Кстати, гаджет действительно интересный и, при некоторой усидчивости владельца, способный составить конкуренцию iPad за гораздо меньшую цену (о направлениях этой усидчивости готовится отдельный материал).

По ISEF водили множество школьных экскурсий для детей различных возрастов. Нет сомнений в том, что через несколько лет многие из них сами окажутся в роли финалистов

По ISEF водили множество школьных экскурсий для детей различных возрастов. Нет сомнений в том, что через несколько лет многие из них сами окажутся в роли финалистов

Журналистов пустили к участникам конкурса за день до церемонии вручения наград, когда судьи уже закончили обход и удалились совещаться. Вооружившись книжкой-путеводителем по проектам, я начал медленно ходить от стенда к стенду, и уже минут через двадцать понял, что переживаю самое крупное фиаско в своей карьере.

Открою страшную тайну: журналисты далеко не всегда глубоко разбираются во всем, о чем они пишут. Однако некоторые особенности склада ума в сочетании с жизненным опытом обычно позволяют вычленить в незнакомой теме какие-то понятные базовые вещи, опереться на них, понять направление мысли собеседника, и дальше все уже довольно просто. Однако работы, представленные на Intel ISEF, в большинстве своем были настолько серьезны и многообразны, что «зацепиться» удавалось лишь в очень ограниченном количестве случаев. Нет, я еще понимал — что значит «Очищение инсулина при помощи золотых наноточек» работа 17-летней тайваньской школьницы) или что за универсальную платформу Cedar придумал израильский школьник Эрез Урбах на базе языка программирования Prolog и Flash. Но вот чтобы непринужденно поболтать о работе «Интегральные аналоги формул Гейеры–Сера–Сондоу как приближения к математическим константам» надо поучиться несколько курсов в профильном вузе. Да и то…

Стенды были отгорожены от проходов пластиковыми цепочками, что вызывало определенные ассоциации и давало ребятам немало поводов для шуток

Стенды были отгорожены от проходов пластиковыми цепочками, что вызывало определенные ассоциации и давало ребятам немало поводов для шуток

Между тем такие работы на ISEF были в большинстве. И ладно еще, когда на стенде стоят парни — не так стыдно. А вот каково мне было, когда очаровательная Диана Галаутдинова из Казани пыталась растолковать свою работу «Биохимическая активность силикатных частиц, модифицированных аминогруппами, по отношению к системе «индуцируемая протеиназа Сandida albicans — гемоглобин»», приговаривая: «Ну это же так просто…». Наверное, если тебе в 17 лет просто разработать такое и результаты твоих трудов попадают в финал серьезного международного конкурса — это великолепный задел на будущее. Главное, не расслабляться, когда в вузе окажешься среди менее усидчивых сверстников, с юмором относиться к неизбежным неудачам, возделывать свой научный садик, и тогда четвертое место на Intel ISEF, полученное Дианой, померкнет на фоне более «взрослых» наград.

Диана Галаутдинова и Василий Болбачан обсуждают свои проекты

Диана Галаутдинова и Василий Болбачан обсуждают свои проекты

От России в финал ISEF попало 17 проектов. Еще 5 от Украины и 3 от Беларуси. Много ли это? Ну, для сравнения, один штат Нью-Йорк с населением чуть больше 18 миллионов человек показал 72 проекта. Сколько в США штатов, многие из нас помнят, поэтому, несмотря на международный статус, численное преимущество американских проектов не подлежало сомнению. В то же время журить за дефицит стоит не наших ребят и даже не организаторов финала, а, скорее, тех, кто занимается полуфиналами на местах. Например, из небедной деньгами и талантами Великобритании до Лос-Анджелеса добралось всего 4 проекта, а из миниатюрного королевства Иордании — 9. Начинаем присматриваться и выясняем, что иорданским полуфиналом напрямую занималось местное министерство образования, а в Великобритании, что называется, энтузиасты. Результат — налицо. Между тем наши учителя жаловались, что за пределами Москвы и Санкт-Петербурга местные власти относятся к идее помочь в организации отборочных туров очень сдержанно, и в самом лучшем случае все ограничивается почетными грамотами за подписью большого начальника. В принципе, тоже неплохо. Но, к примеру, в США школьников, прошедших в финал Intel ISEF, но еще не получивших никаких призов, принимал в Белом доме президент Барак Обама. Надо думать, что найдет минутку и для победителей — пришлет личную телеграмму или просто черкнет пару слов от руки. Самый высокий уровень признания в России — прием ребят, занявших на ISEF призовые места, губернатором Санкт-Петербурга Валентиной Матвиенко. К сожалению, в других городах победы проходили незамеченными…

Ребята с Украины очень серьезно отнеслись к подчеркиванию национальной принадлежности

Ребята с Украины очень серьезно отнеслись к подчеркиванию национальной принадлежности

К слову, об уровне работ. Я не рискну утверждать, что все они были переполнены революционными открытиями, но все же в массе своей проекты оказались крайне сложными и серьезными (уже писал об этом чуть выше — никак не могу отделаться от мысли, что спасовал перед школьниками). Если интересно, почитайте описания хотя бы тех, что получили призовые места, — знаете, в нашей стране кандидатские диссертации защищаются и по куда более ничтожным темам. Но тут есть важный нюанс. Научная работа такого уровня не появляется из ниоткуда. Как правило, авторы проектов учатся в школах с углубленным изучением какого-либо предмета (или группы наук) и имеют доступ к лабораториям дружественных университетов. А там есть немало ученых мужей, способных подбросить молодым умам интересные и потенциально выигрышные темы. Но в этом-то как раз никакого криминала нет.

Увидев проект про блек-джек, я стал нервно оглядываться вокруг в поисках развития темы. Но ничего такого не обнаружилось. Конкурс-то все же детский

Увидев проект про блек-джек, я стал нервно оглядываться вокруг в поисках развития темы. Но ничего такого не обнаружилось. Конкурс-то все же детский

Другой вопрос, что из-за высочайшей престижности Intel ISEF многие родители пропихивают туда своих чад всеми средствами. И порой помощь со стороны профессоров и доцентов не ограничивается выбором темы. Разумеется, все это сведения агентства ОБС, но наши учителя, летавшие на финал в Лос-Анджелес, жаловались: мол, подходят к американским школьникам, просят рассказать о проекте, а те могут лишь выдать заученную наизусть презентацию. Спросишь что-то за ее пределами — теряются, бледнеют и ничего не говорят. Впрочем, кто знает, может, они просто стеснялись? Зато наши ребята о проектах рассказывали с удовольствием и никакими приступами паники не страдали.

Наши химики — в хорошем смысле слова «наши». Крайний слева — Александр Швед, занявший третье место

Наши химики — в хорошем смысле слова «наши». Крайний слева — Александр Швед, занявший третье место

Ну да хватит о шероховатостях. Ведь два десятка молодых россиян добрались аж до Лос-Анджелеса и привезли туда проекты из области химии, математики, информатики, физики, медицины и биологии. Корреспонденты с многочисленных телеканалов особенно жаловали Ждана Сухова с его моделью лунохода с оригинальной подвеской, а также Егора Котельникова, демонстрирующего эффект домино. Корреспондентов можно было понять: для зомбоящика нужна красивая картинка, а устроить мощное шоу из каких-нибудь «Интегральных аналогов формул Гейеры–Сера–Сондоу как приближения к математическим константам» — задачка нетривиальная.

Тем не менее, помелькав на экранах, луноход и эффектно падающие костяшки призов не получили, а вот «Интегральные аналоги» заняли четвертое место в категории «Математика» и вдобавок стали лауреатами премии Американского математического общества.

Ждан Сухов и его луноход

Ждан Сухов и его луноход

Вообще, с наградами на Intel ISEF все придумано отлично. Куда проще было бы выбрать среди всех человека четыре — с первого по третье место плюс Гран-при. Но вместо этого примерно половине ребят (организаторы говорят о «более чем 600» награжденных) удается подняться на сцену под торжественный голос диктора, послушать аплодисменты, получить какую-нибудь статуэтку или ленточку и ощутить, что на финал ты приехал совсем не зря. Как это сделано? Рассказываю.

Во-первых, сама церемония разделена на две части. Вначале вручают награды от многочисленных спонсоров. Насколько понимаю, стать таковым несложно, потому что призы давала и армия США, и Американская ассоциация учителей физики, и чуть ли не «Ассоциация пенсионеров штата Кентукки по наблюдению за поведением сусликов-альбиносов в марте и сентябре в високосный год». Нет, серьезно, я не знаю деталей обряда посвящения в спонсоры, но, судя по всему, пройти его совсем не трудно. И вот, независимо от учредившей приз организации, каждого громогласно вызывают на сцену, его проход по дорожке демонстрируется на огромных экранах, и вообще всё выглядит очень круто. Поводов для гордости у мам и пап возникает порядочно, а это, наверное, самое главное. К слову, одной блондинке совершенно волшебной внешности, с польской фамилией, призов от разных спонсоров досталось аж штуки три. Каждый раз, когда она появлялась на экранах, по залу проносился тихий стон восторга. Ну а когда хоть какая-то мелочевка доставалась ребятам из Бразилии, зал Convention Center ненадолго превращался в стадион. Из главной футбольной державы мира приехали 21 проект и около сорока человек, но шумели они, словно все две сотни. Вот что значит тренировка.

Призы от армии США

Призы от армии США

Вечером 12 мая завершилась первая многочасовая раздача призов от спонсоров, а наутро 13-го уже начали оглашать победителей в официальном зачете. И тут тоже были свои хитрости: призовых мест не три, а четыре, и вручали их в каждой категории, причем в зависимости от числа участников. В результате, прямо скажем, немаленькая сцена не вмещала всех школьников, занявших 3 и 4 места, и половину приходилось выводить в холл, где они ждали остальных, чтобы сфотографироваться всем вместе. Молодых ученых, занявших первые и вторые места, было поменьше, но все равно на сцене им было тесновато. Наконец, из самых лучших выбрали еще и самых-самых лучших, а потом из них еще и самых-самых-самых лучших. Нет, серьезно, практика отличная: помогает максимальному числу ребят испытать это сладкое чувство прохода на сцену, получить приз, а о том, как все было на самом деле, можно никому в школе не рассказывать, верно?

Гаджи Османов и его проект

Гаджи Османов и его проект

К сожалению, россияне в число самых-самых на этот раз не попали. Нашим наивысшим достижением стало второе место Гаджи Османова из Петербурга с проектом «Технология CSM в Microsoft Singularity». Если не слышали, Singularity — это операционная система Microsoft с открытым кодом (да-да, и такое бывает), которая хороша и безопасна, но пока уж слишком медленна по сравнению со старушкой XP. Так вот Гаджи придумал способ, как без значительного ущерба для безопасности ускорить работу системы в 4 с нелишним раза. Говорят, в Microsoft уже почесывают темечки и ищут к Гаджи подходы.

Остальные места пониже. Александр Швед из Москвы занял третье место в категории «Химия» с работой «Исследование стадий полного синтеза алкалоида детоксинина». Лев Юровский и Григорий Астрецов из Нижнего Новгорода заняли четвертое место в категории «Физика и астрономия» за проект «Исследование особенностей магнитостатического взаимодействия в системе трех макроскопических магнитных диполей». Также они были отмечены Американской ассоциацией учителей по физике и Американской ассоциацией по физике (вы уже, наверное, заметили, что в Штатах много всяких интересных ассоциаций).

А правда Лев Юровский (слева) очень похож на Стива Джобса?

А правда Лев Юровский (слева) очень похож на Стива Джобса?

Еще одно четвертое место по физике у их землячки Полины Шалаевой за работу «Измерение волнового фронта методом сканирования углового спектра». О призовом месте Дианы Галаутдиновой мы уже знаем, а в связи с работой ««Интегральные аналоги формул Гейеры–Сера–Сондоу как приближения к математическим константам» надо упомянуть ее автора — Василия Болбачана из Москвы.

И еще о двух проектах, занявших четвертые места. Илья Шошин и Константин Славновиз Москвы привезли командный проект «Моделирование поведения звуковых волн в помещении». Наряду с официальным дипломом им вручили приз Американского акустического общества и, надо сказать, заслуженно — проект у них был крайне интересный (это я так пишу потому, что смог его — один из немногих — понять). Другой москвич, Ярослав Бойко, получил диплом за работу «Асимметрический синтез высокоактивного ингибитора фосфодиэстеразы PDE IVb», плюс ему дала третью премию Американская фармацевтическая ассоциация.

Лучшие из лучших в каждой категории

Лучшие из лучших в каждой категории

Ну, а главными победителями Intel ISEF 2011 стали Мэтью Феддерсон и Блэйк Марграфф из калифорнийского Лафайета, авторы проекта по созданию «более эффективного и менее затратного метода борьбы с раковыми заболеваниями». За свою работу, в которой они предлагают размещать металлическую пластину рядом с местом воздействия излучения на опухоль, они получили Премию Гордона Мура в размере $75 000. Неплохая сумма для двух школьников, совсем неплохая. Да, забыл уточнить — «просто призеры» тоже получили от $500 за четвертое место до $3 000 за первое, а общий призовой фонд Intel ISEF составляет внушительные $4 000 000.

Мэтью Феддерсон и Блэйк Марграфф (слева) реагировали на получение Премии Гордона Мура очень эмоционально. Но вы, думаю, вели бы себя на их месте точно так же. Шутка ли — сделать карьеру, еще не закончив школу…

Мэтью Феддерсон и Блэйк Марграфф (слева) реагировали на получение Премии Гордона Мура очень эмоционально. Но вы, думаю, вели бы себя на их месте точно так же. Шутка ли — сделать карьеру, еще не закончив школу…

Наверное, читатели согласятся с тем, что конкурс Intel International Science and Engineering Fair — очень хороший и важный проект. Быть молодым ученым, между нами говоря, то еще удовольствие — сверстники посмеиваются, времени свободного нет, постоянно терзают смутные сомнения в правильности своих действий, родители смотрят с сочувствием и советуют побольше отдыхать… А тут появляется серьезнейший стимул победить со своими идеями на уровне города, региона, страны, и — наконец — поехать в Штаты и побороться там со всем миром. Такая перспектива заманчива даже для взрослых дядь и теть, а уж для ребенка…

Только не обижайте Intel подозрениями в излишнем альтруизме. Вопреки сложившемуся мнению, корпорация не рассматривает финалистов ISEF в качестве кадрового резерва и просто хочет оставить у них теплые воспоминания об интересно проведенном времени под патронажем Intel. Но надо понимать, что конкурс такого масштаба и такой «заточенности» — это настоящий золотой ключик к сердцам академического сообщества и политиков разного масштаба (правда, пока еще доподлинно не известно — есть ли у политиков сердца). Многие компании просто дарят свою продукцию школам и университетам, но подход Intel выглядит гораздо изящнее и приносит больше пользы. На сегодняшний день точно известно, что корпорация будет поддерживать ISEF до 2019 года, а значит у наших ребят еще море шансов занять первое место и даже, если очень повезет, увезти в Россию Премию Гордона Мура. Главное, чтобы важность этого понимали не только умные по годам школьники и их наставники, но и руководители нашей отчаянно модернизируемой страны.

Intel ISEF 2011 делегация России

Материал написан по заказу портала 3DNews.ru