«Спрятаться можно»

Интервью для газеты «Взгляд»

В осеннюю сессию Госдума может рассмотреть законопроект, который установит административную или даже уголовную ответственность за противозаконные анонимные высказывания в Интернете. Об этом РИА «Новости» сообщил вице-спикер Госдумы Сергей Железняк («Единая Россия»).

«Считаю, что анонимность пользователя в Сети не должна создавать иллюзию безнаказанности преступника», – сказал он.

При этом Железняк подчеркнул, что каждый волен выбирать степень анонимности в интернете, но только до совершения преступления. «Попытки скрыться за никами не могут являться препятствием для осуществления расследования преступления и осуществления правосудия», – сказал он, добавив, что «невидимость» в интернете и сейчас до определенной степени является иллюзией.

Депутат отметил, что, скорее всего, изменений потребует ряд законов, будут обсуждаться изменения как в административное, так и в уголовное законодательство. «При этом изменения в закон о средствах массовой информации, скорее всего, не понадобятся – действующим законодательством уже предусмотрена ответственность для изданий и для авторов», – сказал вице-спикер.

В российской судебной практике уже были прецеденты, когда пользователя осуждали за комментарии, оставленные в Сети под псевдонимом. Первый такой случай произошел летом 2008 года, когда Сыктывкарский городской суд признал блогера Савву Терентьева виновным в разжигании ненависти через интернет, приговорив его к одному году условного заключения.

О том, насколько реально для властей разоблачать анонимов в Сети, газете ВЗГЛЯД рассказал главный редактор журнала «Мир ПК» Сергей Вильянов.

ВЗГЛЯД: Сергей Владимирович, вы не могли бы рассказать, как технически возможно взламывать ники в Сети?

Сергей Вильянов: Начнем с того, что никакой анонимности уже давно не существует. Абсолютно все наши действия очень легко вычисляются. Можно определить, кто именно что написал. Даже если вы не указываете свои данные, это не значит, что вас невозможно найти. Даже обычный пользователь может легко вас вычислить. А если речь идет о государственных органах, то это вообще не проблема.

ВЗГЛЯД: Вы не могли бы пояснить саму процедуру выявления анонима?

С. В.: Каждый человек, который выходит в интернет, получает IP-адрес. В редких случаях этот адрес бывает один для целой группы людей, например когда к Сети подключаются через мобильный телефон по тарифу сотового оператора, где абсолютно на всех абонентов одинаковый «айпишник». Такого пользователя вычислить при помощи совсем примитивных средств невозможно. Но есть персональный номер и т. д. То есть если обратиться к сотовому оператору, то найти человека – небольшая проблема.

Когда вы пользуетесь интернетом, допустим, из дома, то тут все элементарно. Это можно сделать прямо по уникальному IP-адресу либо запросом к провайдеру со стороны госорганов. Очень простая и отработанная годами процедура.

ВЗГЛЯД: Когда это нужно делать, только ли в случаях оскорблений и бездоказательной критики?

С. В.: Любой человек, который что-то делает в интернете, рано или поздно обнаруживает негативные комментарии в свой адрес, хамство и глупость. Иногда бывают угрозы. Например, известный переводчик и сетевой деятель Дмитрий «Гоблин» Пучков многократно в комментариях к своим статьям получал угрозы от пользователей, вплоть до физической расправы. Очевидно, в таких случаях полезно, чтобы такой дерзкий юзер понимал: в таких случаях анонимность полезно немножко запретить. А так, как всегда, в нашей богатой странными традициями стране наверняка попытаются, если эту поправку вдруг примут, использовать ее против критики госвласти в регионах. Ничего страшного – дело житейское. Это и сейчас все происходит, просто не описывается.

ВЗГЛЯД: В настоящий момент как это делается? Случаи наказаний были?

С. В.: Блогеров постоянно то сажают, то штрафуют. Это нормальная практика, но нельзя сказать, что очень распространенная.

ВЗГЛЯД: Тогда какой смысл этих поправок?

С. В.: Это скорее демонстративная история. Сейчас существует иллюзия. Вы выходите в интернет, пишете о себе не то, что соответствует действительности, в результате у вас создается иллюзия анонимности, будто вы можете делать что угодно – и вам за это ничего не будет. На самом деле этого нет.

Но если люди будут знать, что возможно быстрое разоблачение, тогда они будут лучше отвечать за базар. Поэтому я, как ни странно, не против поправок. Сейчас эти вещи делаются в рамках каких-то подзаконных актов, о которых никто не знает. А если это будет в качестве закона, где будет четко прописано, что можно, а что нельзя, – это как минимум неплохо.

ВЗГЛЯД: Разве эта инициатива не нарушает свободу слова и права человека?

С. В.: Любые права подразумевают ответственность. Интернет – это такое пространство, где каждый может вякать все что угодно, существует иллюзия безнаказанности. Мне кажется, что если все это применять с умом, повернуть на защиту прав других людей и свободы другого слова от анонимных оскорблений, угроз и всего прочего, то это только в плюс.

Разумеется, если это использовать для давления на бизнес и других вещей, то, наверное, это не очень хорошо. А тут скорее речь идет о выведении деанонимизации в правовое поле. Все, что попадает в правовое поле, так или иначе становится под контроль общественности.

ВЗГЛЯД: Эта инициатива исходит из международного опыта. В каких странах уже предприняты такие меры на законодательном уровне?

С. В.: В тех же Штатах. Если вы скажете в комментарии, что голосуете только за Демократическую партию, а консерваторы идут нафиг, – ничего страшного. А если вы кого-то оскорбите или что-нибудь нехорошее пообещаете, то за вами придут тут же, мигом.

ВЗГЛЯД: Насколько легко зашифровать свой IP-адрес, чтобы казалось, что аноним находится на Каймановых островах, а не в Люберцах?

С. В.: На первый взгляд это просто. Существуют специальные платные прокси-серверы. Чаще всего их используют люди, которые скачивают нехорошие торренты. Они платят некую абонентскую плату – 10–15 долларов в месяц, подключаются к интернету через эти прокси-серверы, и тогда их найти гораздо труднее. Просто не будет понятно, к какому провайдеру обращаться.

Спрятаться можно, в интернете вариантов много. Но надо понимать, что речь идет не только о технических средствах, но и о других способах засветки. Если человек везде использует один и тот же ник – есть такая тенденция, – его можно найти по другим активностям. Если он засветил на форуме номер своего мобильного телефона, что тоже бывает, уже можно найти.

У меня были случаи, когда мне хамили на форумах – и я по никам находил информацию о них. Например, кто-то размещал в Сети объявление о продаже старого велосипеда. В объявлении был номер телефона, e-mail. По электронному адресу я узнавал, как человека зовут на самом деле. Через полчаса мне было по крайней мере понятно, от кого исходит угроза. Я думаю, что у тех людей, которые занимаются этим профессионально, проблем еще меньше.

ВЗГЛЯД: Вы сказали, что спрятаться в интернете можно и другими способами. Какими именно?

С. В.: Грубо говоря, вы через удаленную систему администрирования подключаетесь к компьютеру, который стоит, например, в Новой Зеландии, и с него физически что-то пишите и публикуете. При этом вычислить вас будет если не невозможно, то очень затруднительно.

Я так сам делал, когда был в Китае. Там заблокированы соцсети Facebook и Twitter, поэтому я через удаленное администрирование подключался к своему компьютеру, который стоял в Москве, и с него писал.

ВЗГЛЯД: Но раскрыть все-таки можно?

С. В.: Тут начинают работать другие механизмы. В этом случае вычислить человека можно только по косвенным признакам. То есть если ты используешь физически компьютер, находящийся в другой стране и подключенный на другого человека, то через того человека можно выяснить, кто к нему подключался, проанализировать логи IP и так далее. Это задача сложная, но возможная.

ВЗГЛЯД: А если, допустим, человек «клевещет» или угрожает убийством с ноутбука, подключенного к Wi-Fi в обычном «Макдоналдсе»? Его можно вычислить?

С. В.: Да, потому что там фиксируется его MAC-адрес. MAC-адрес – это уникальный идентификатор каждого сетевого устройства. Его подделать можно, но довольно затруднительно. И по этому MAC-адресу человека можно вычислить. Нужно только прийти в этот самый «Макдоналдс», запросить базу MAC-адресов, затем выяснить, где она еще светилась.

ВЗГЛЯД: А если этот самый человек только купил ноутбук и еще нигде не успел засветиться?

С. В.: Если он нигде им не пользовался, пришел в «Макдональдс», написал что-то и тут же выбросил ноутбук, тогда, скорее всего, вы его не найдете. Если только кто-то не найдет ноутбук, на нем отпечатки пальцев, снимет их и проанализирует. Но такая вероятность очень низкая.

ВЗГЛЯД: Получается, анонимность все-таки существует?

С. В.: Для обычных людей не существует. Но люди подкованные, которые ставят перед собой задачу остаться невидимыми и незаметными, могут этого добиться. Просто над этим надо поработать. А для обычных людей, ради которых и хотят законодательство модернизировать, действительно никакой анонимности не существует. Для нас с вами уж определенно.

Взгляд