Как я пек блины

После лишений на чужбине, всех этих свежих морепродуктов, паэльи, сангрии и других скудных даров испанской каталанской земли, захотелось мне нормальной еды. А именно блинов. Стал проверять домовладение на предмет ингредиентов. По сторонам позыркал, во все шкафы залез, нашел завалявшийся с давних времен iPhone, а вот муки-то и не обнаружилось. Семейство тут же было подвергнуто остракизму, а я, надев форму израильского танкиста, пошел покупать муку в ближайший «Магнит».

В «Магните» было весело. После покупки сети кровавой гэбней структурами ВТБ продавцы как-то резко помолодели, а товара на прилавках прибавилось. Выбрал элитный сорт муки самого мелкого помола, на всякий случай взял пакет кефира и самое дорогое масло на районе. Также озаботился всякими аксессуарами для блинов. В чистом виде они, конечно, тоже ничего. Но иногда очень хочется немного испачкать. Для этих целей с полок была изъята вся сгущенка марки Рогачев (не реклама, просто вся остальная сгущенка — это белая жидкая субстанция без запаха и вкуса, а тут хоть немного стараются). Для тех, кто не любит сгущенку (например, для меня в плохом настроении) взял банку абрикосового варенья, сваренного юными черкешенками.

Несмотря на полное отвращение к алкоголю, бросил в корзинку пару банок немецкого пива. Просто когда стоишь на кассе в пятницу вечером и у тебя нет на ленте бухла, окружающие смотрят подозрительно. Постоянно ощущение, что тебя сейчас свяжут и отнесут в комендатуру, как шпиона. Поэтому лучше не рисковать.

Только подхожу щедро расплатиться, как все кассиры начинают дружно лупить по своим терминалам, а потом заявляют, что интернет сломался, все пропало и магазин закрывается. Видимо, вместе с хозяином поменялась и IT-инфраструктура, которая у ВТБ давно славится своей чудесностью. Есть мнение, когда Госсен придумывал закон убывающей полезности, он пронзал пространство и использовал пример ВТБ. Сравните для интереса IT-бюджет группы ВТБ и, допустим, банка Олега Юрьевича Тинькова. Будете слегка ошарашены КПД.

Но делать нечего, оставляю любовно отобранные продукты на кассе и через лед и мороз пробираюсь в Пятерочку. Я туда вообще-то вечером ходить не люблю, потому что рядом находится крупнейшее в Чертаново лежбище бомжей. Как и в Сан-Франциско, туристы автобусами приезжают к нам сфотографироваться с бомжами и покормить их. Но вечером самые стойкие экземпляры прорываются в Пятерочку, бродят между рядами с бухлом и стоят около касс, призывными криками пытаясь вызвать у кассирш жалость. Однако кассирши — народ бессердечный, и на «Ну Машка, ну че ты бля епта» не ведутся. Что вынуждает бомжей кричать еще громче и хлопать распухшими губами об обвисшие носы. Есть ценители этого жанра, однако я предпочитаю заниматься шопингом в тишине.

На этот раз бомжей почему-то не было. Видимо, суровый мороз на уходящей неделе сильно проредил их популяцию. Ну или они уплыли в Бирюлево. Так что я снова выбрал кефир, масло, сгущенку, абрикосовое варенье и, взяв пару банок пива для отвода глаз, пошел на кассу. Юная кассирша, увидев трезвого мужчину, покупающего вечером в пятницу абрикосовое варенье, тут же в меня влюбилась, но возраст и барселонские излишества не позволили ответить ей взаимностью. Трудно объяснить юному созданию, что с годами по-настоящему возбуждают только SMS из банка о приходе денег. Да и то…

С лисьей хитростью и волчьей ухмылкой прокрался я заячьими тропами до своего домовладения, разгрузил тяжелые сумки и уложил добычу в электропогреб.

Все, в общем, сложилось неплохо. Пробежался по району. Потренировался мириться с потерями. Поразмышлял о важности прокачки IT-инфраструктуры (скоро новый дизайн на Vilianov.com). Да и закупился нормально.

Но вот блинов у меня завтра поутру все же не будет.

Муку-то я купить забыл.