На чем авиакомпании экономят в трудные времена?

Илья Шатилин давно пишет о технике и технологиях, но, как и положено матерому графоману автору, еще немного шьет. В смысле, создал сайт для продвинутых авиапассажиров Frequentflyers.ru. Он действительно очень много летает и интересуется темой самолетов, перелетов и всего, что с этим связано. Мы поговорили с ним о том, как авиакомпании экономят, и как это сказывается на пассажирах.

Илья Шатилин

Илья Шатилин

С.В. Есть ощущение, что ты живешь в самолете. Какой у тебя обычный среднегодовой налет?

И.Ш. За последние годы его рост демонстрировал линейную динамику и за 2015 год я совершил 84 перелета.

С.В. В километрах это сколько?

И.Ш. Сервис Jetlovers, автоматически сохраняющий данные о перелетах, сообщает о 61753 морских милях. Получается 114366 км.

С.В. Это, скажем так, заметно больше, чем у большинства читателей за всю жизнь. И как, не страшно?

И.Ш. На самом деле не так уж и много, есть профессиональные летуны во Владивосток или в Калифорнию, у них километраж больше. Не страшно. Я, собственно, лет 10 назад дико боялся летать, поэтому и стал вышибать клин клином.

С.В. Клин клином — это как лечить наркоманию алкоголизмом. У меня была одна стеснительная знакомая, которая, чтобы преодолеть, стала стриптизершей, а потом организовала эскорт-агентство.

Ну да ладно, мы пока не об этом. Как ты перестал бояться?

И.Ш. Стал целенаправленно выбирать самолет вместо поезда. Потом еще начал сам немножко летать, в основном, конечно, на симуляторе (дома, а потом и на более серьезных), но немного и на легкомоторном самолете. Когда ты понимаешь, как все происходит, лететь не страшно и интересно.

С.В. Не секрет, что в последнее время авиакомпаниям приходится несладко. Необходимо сокращать издержки, хотя казалось бы — куда дальше.
За счет чего они экономят?

И.Ш. За счет всего. Поскольку у них маржинальность, дай бог, процентов 5, то любая экономия «на спичках» на самом деле очень сильно помогает. Очевидные тенденции последнего времени — это сокращение бортового питания (а кое-кто уже сделал его платным), введение платы за багаж (то есть, безбагажных тарифов), невозвратные билеты и даже платные звонки в колл-центр. Еще, бывает, отменяют рейсы, чтобы потом посадить пассажиров с нескольких рейсов в один самолет. Сокращают флот и маршрутные сети, оставляя только самые прибыльные направления. В общем, кризис в полный рост.

С.В. А может и летчиков начинают как-то особенно безжалостно эксплуатировать? Аварии последнего времени показывают, что у экипажа явно не было времени на работу с тренажерами…

И.Ш. Нет, в этом смысле ничего не поменялось, у них действуют строжайшие нормы по времени налета и отдыху, причем даже строже, чем за рубежом — у нас ограничение 80 часов в месяц и 800 в год, у них — 90/900. И когда пытались «перенять мировой опыт», профсоюзы не дали этого сделать. Но удалось провернуть трюк с ночными полетами, которые при смене часовых поясов оказывались вроде как дневными. Однако из-за этого никто еще не убился.

Но пост был эмоциональный.

С.В. Да, я помню пост. Но все же некоторая тенденция, что несколько машин разложили просто потому, что у пилотов не было опыта захода на второй круг…

И.Ш. Ну это все-таки стечение обстоятельств, не все так однозначно. И поскольку большинство катастроф происходит именно при посадке, то всегда можно сказать, что пилотам не хватило навыков или умений, человеческий фактор не выкинешь. Действительно, во времена дефицита пилотов их срочно переучивали со штурманов, более того, свидетельство можно было вообще купить из-под полы (недавно нашли в Питере такого «специалиста», он вполне себе устроился в авиакомпанию и успел немало налетать). Но, с другой стороны, современный самолет летает действительно сам. И квалификация пилота важнее всего в какой-то экстремальной ситуации.

С.В. Хорошо. А есть такой вид экономии, как полет напролом, даже если впереди зона турбулентности и будет трясти?

И.Ш. Самолеты летают по утвержденным маршрутам, перед каждым вылетом составляется план полета, который учитывает метеорологическую обстановку. В турбулентности нет ничего страшного (просто летом ее больше), а грозовые фронты, конечно, обходят стороной.

С.В. Я летаю сравнимо с тобой по милям, но не по сегментам. Но не могу не заметить, что где-то с прошлого года трясти стало яростнее. И в этом году припомню буквально пару полетов, прошедших без принудительного загона пассажиров в кресла из-за тряски. С планетой что-то не так?

И.Ш. Ну это все же нерелевантная статистика. Если у меня в позапрошлом году сломали один чемодан, а в прошлом — два, то это не значит, что авиакомпании стали вдвое чаще портить багаж. Это просто совпадение. У меня вот много воспоминаний об очень некомфортных посадках в 2013 году, например. А в прошлом году была только одна, кстати, это были «Саратовские авиалинии» и там явно кому-то не хватило опыта.

С.В. То есть ты каких-то отличий не заметил?

И.Ш. Ну, может, стали реже использовать реверс и резче оттормаживаться, чтобы успеть свернуть на ближнюю рулежку. Но это тоже субъективно и похоже на ведущую аналитику.

С.В. Мне вот один уважаемый человек из авиации говорил, что нормальные летчики есть только у Аэрофлота и в бывшей Трансаэро, а в остальных уже как повезет…

И.Ш. В маленьких авиакомпаниях возможны нюансы, да. Я б добавил еще S7 и Россию.

С.В. Я помню, что в девяностых были всякие хитрости экономии, типа (поправь меня, если неправильно запомнил термин) не убирания закрылок, чтобы это не фиксировалось на счетчике, и увеличивало сервисный интервал. Сейчас такое практикуют?

И.Ш. Возможно все, и контрафактные запчасти ставили (поэтому никто на Западе не доверяет нашим сертификатам летной годности), или вон Трансаэро переставляло двигатели с одного самолета на другой, чтоб сэкономить.

С.В. И все же, ты всегда предпочитаешь самолет поезду?

И.Ш. Всегда. В поездах скучно, некомфортно и контингент специфический.

С.В. Даже несмотря на все, гм, оптимизации?

И.Ш. В ночном поезде я не могу спать. Можно, конечно, напиться, но утром будет не самый лучший день в жизни. В Сапсанах велика вероятность того, что сосед будет всю дорогу разговаривать по телефону. А куда можно доехать за пару часов на электричке, туда я и на машине доеду. То есть, поезд — это когда авиарейсов нет или они очень дорогие.

С.В. Ну, молитвами РЖД у нас скоро поезда будут радикально дороже самолетов…

И.Ш. Очень хорошо, будет проще выбирать.

Следующий постСпасибо за Сочи!