Несекретные сотрудники

Вильянов и красная CamaroУ нас принято очень сложно относиться к людям «из органов». Официально мы их вроде бы любим и уважаем. Фильмы про них смотрим с удовольствием. Но на бытовом уровне особой любовью не пахнет. В разговорах о людях в погонах используем уничижительные и порой просто оскорбительные клички. Считаем их бездельниками и взяточниками. Не менее уничижительно отзываемся о тех, кто добровольно сотрудничает с органами.

Я, конечно, далек от мысли, что полиция наша, так же как и наследники Комитета государственной безопасности, все поголовно бескорыстные благородные рыцари без страха и упрека. Люди, работающие там, не самозарождаются в секретных лабораториях, а появляются на свет вполне естественным путем. Потом взрослеют рядом с нами, ходят в обычные школы и университеты. А значит, пропитываются всем тем, что бурлит в обществе. И если в этом самом общественном котле в данный момент готовится что-то нехорошее, вместе с рыцарями в белых одеждах в него будут попадаться и не самые морально устойчивые граждане. Причем в не самой приятной для нас пропорции.

Кстати, о журналистах тоже принято говорить нехорошо. Дескать, жадны, продажны, некомпетентны. Скрепя сердце, должен согласиться: таких среди нашего брата немало. Особенно среди тех, кто пишет «про культуру». Но есть и глубоко порядочные профессионалы. Они просто меньше пиарятся. Им некогда, работы много. Возможно, и о правильных полицейских в Интернете не пишут именно по той же причине.

Основа работы сотрудников органов правопорядка, вне зависимости от того, как именно они называются, — общение с людьми и сбор информации. А поскольку главная цель — не выявление самых лучших, а наказание наихудших, это бывают не самые приятные люди и не самая радостная информация. Со временем, когда такие сотрудники как следует окунутся в закулисную жизнь сограждан, у них непременно наступает профессиональная деформация. Им начинает казаться, что все вокруг не без греха. Даже близкие друзья. Один мой старший товарищ, много лет преподающий в вузе, пожаловался как-то на друга детства, еще в прежние времена поступившего на работу КГБ. Сначала вроде бы ничего не менялось, но в один прекрасный день тот выразил уверенность, что мой знакомый берет взятки у студентов. Потому что в его вузе на этом попались уже человек шесть, а раз так — налицо сложившаяся система ценностей в трудовом коллективе. И только после «наведения справок» юный борец с преступностью перестал смотреть на друга с подозрением.

Методики «наведения справок» разрабатывались десятилетиями. Из отдельных фактов складывались целые досье на некоторых личностей. Причем активнейшее участие в их формировании частенько принимали люди, которых сама личность считала ближайшими друзьями и конфидентами. Это, как мы понимаем, тоже не добавляло сотрудникам органов веры в человечество.

Но в последнее время все методички впору порвать в клочки и выбросить. Матерые зубры сыска с большими звездами на погонах встречаются на конспиративных квартирах, пьют водку, не чокаясь, и, рыдая, смотрят на экраны компьютеров. На них они видят в открытом доступе все то, что раньше добывалось ценой усилий множества сотрудников в течение продолжительного времени. Раньше определить постоянный круг общения было делом довольно хлопотным. Теперь он весь, как на ладони — в «Одноклассниках» и «ВКонтакте». Контроль перемещений теперь легко осуществляется по «чекинам» объекта. Интересы и устремления — по постам. Все это открывает просто невозможный в прежние времена простор для оперативной деятельности. Тут, конечно, можно сказать, что настоящий преступник хитер и коварен. Он не будет так откровенно рассказывать о своей жизни! Но эти самые настоящие преступники в основном обитают в книгах и фильмах. А в реальной жизни приходится в основном сталкиваться с не очень далекой публикой, чьи неловкие попытки «шифроваться» лишь облегчают задачу.

А еще социальные сети буквально заставляют каждого из нас почувствовать себя в шкуре начинающего фээсбэшника. За считанные дни мы узнаем о знакомых и даже друзьях столько, сколько прежде не узнавали за годы. Каждое слово, каждое событие доносится до нас в мгновение ока. Кто, куда, кого, с кем, почём, опять куда, опять кого… Оно, конечно, поначалу занимательно. Но очень быстро многие люди, к которым ты относился со спокойной симпатией, раскрываются с неожиданной и порой просто шокирующей стороны. Мы-то можем в любой момент прервать поток неприятной информации и парой кликов буквально стереть человека из собственной жизни. И, встречаясь на улице, переходить на другую сторону. А если получение такой информации — работа? Каково постоянно в ней купаться?

Это желание окатывать друг друга детальнейшей информацией о личной жизни уже не придушить. Тем более, что оно подпитывается производителями техники и разработчиками сервисов, видящими в стремлении к сетевому эксгибиционизму источник прибыли.

Глядя на фонтаны чекинов, постов, комментов и «себячек», меня успокаивает лишь то, что в России за последнюю тысячу лет мало что изменилось. Значит, переживем и это.

Искренне Ваш, Сергей Вильянов.

Следующий пост"Железные письма". Новая версия