Ночные мысли

В свое время я писал курсовую по истории, выбрав в качестве темы отмену крепостного права. Писал, кстати, вполне всерьез. Даже добывал толстые дореволюционные тома в библиотеке, где современники жарко спорили о полезности/бесполезности того решения.

Царь Александр II, как мы помним, кончил нехорошо. Взорвали на улице во время прогулки, которую он совершал без охраны. Потом появились легенды, что-де именно в этот день после обеда Александр планировал подписать конституцию… Не знаю, верится с трудом. Скорее всего, ни после обеда, ни через полгода он бы ее не подписал. Но сам факт многократных покушений на царя, которому явно было не похер на страну, несколько настораживал.

При защите курсовой наш историк, молодой и красивый парень, задал вопрос: повлияла ли отмена крепостного права на менталилет крестьянства? Поразмыслив, ответил, что нет. Потому что даже после всех царских и большевистских экспериментов крестьяне остались точно такими же. Хитрожопыми, в меру ленивыми и склонными всячески на*бывать любое начальство. Историк недовольно хмыкнул, но пятерку все же поставил. Как выяснилось, он недавно защитил кандидатскую, суть которой сводилась как раз к изменению ментальности крестьян после реформ. ИМХО, тема для серьезной научной работы ПО ИСТОРИИ несколько… вялая. Ну да ладно.

При том же кровавом царизме случилась интересная история. Как-то раз по приказу петербургского градоначальника Трепова одного борца за народное благо Боголюбова… нет, не повесили, а выпороли розгами. Причиной послужило нежелание снять шапку перед Треповым. Вроде мелочь, но в источниках обычно не указывается важный нюанс: во време данного события Боголюбов находился в тюрьме и был обязан соблюдать ее правила. Розг выдали умеренно, на здоровье народника они не повлияли.

История вызвала мощное возмущение среди либеральной интеллигенции. Ну как же так? Розгами — да по филейным частям! Экое зверство! Юная и нежная девушка Вера Засулич настолько возмутилась, что записалась на прием к Трепову с целью высказать ему свое «фе». Для пущей надежности она прихватила с собой пистолет, из которого во время встречи и всадила градоначальнику две пули в живот. С тех пор, говорят, и появился термин «асимметричный ответ».

Девушку поймали и стали судить. По закону ей полагалось от 15 до 20 лет тюрьмы, что вызвало среди либеральной интеллигенции адское возмущение. Это что же получается? Верочка искренне, от души шмальнула в царского сатрапа, а ее — сажать? НЕСПРАВЕДЛИВО! Судил Веру суд присяжных, появившийся, благодаря усилиями негодяя Александра II. Судил — И ОПРАВДАЛ. Присяжные подумали и решили, что чиновников, если они плохо себя ведут, стрелять вполне можно. Главное, чтобы искренне и без задней мысли. Веру Ивановну вынесли из зала на руках под апплодисменты собравшейся около здания суда либеральной интеллигенции. В Европах страшно радовались, но это не мешало проклинать Россию, только что победоносно завершившую русско-турецкую войну, где эта самая Европа старательно поддерживала Турцию.

И вот спросите меня, изменилась ли с тех пор ментальность либеральной интеллигенции?

Вы ведь знаете — ЧТО я отвечу.