О бедном ребенке замолвите слово, или Безжалостные двенадцатилетние

В США вчера скончался 12-летний мальчик. Он играл с пневматическим пистолетом, подозрительно похожим на боевой, и кто-то вызвал полицию. Полиция приехала. Увидела пистолет. И без затей всадила в мальчика две пули. Медицина не помогла.

Пока неизвестно, признают ли действия полицейских правомерными. Но по другому делу, когда полицейский также без затей пристрелил 18-летнего молодого человека, решение уже есть. Полицейский абсолютно невиновен. Вроде бы погибший на него нападал, ну а когда нападать устал и поднял руки, полицейский решил зафиксировать успех. В Штатах по поводу оправдания полицейского сейчас зреет большая буча.

Если рассматривать все эти события вне контекста, получается натуральный ад. Полиция убивает детей без суда и следствия. Но если погрузимся в контекст, картина складывается совсем другая.

kid-with-gun

В Штатах выросло уже несколько поколений людей, которые никогда не работали. Они живут на пособия. И планируют жить дальше. Пособий почему-то не хватает на роскошную жизнь. А работать не хочется. Поэтому значительная часть этих поколений занимается разным. Наверное, не стоит уточнять — чем именно.

А вот полицейский. Он работает в своем районе уже лет десять. И всех там знает. И он помнит, что год назад хоронил друга, которого прирезали некие монохромные ребятки, когда тот помешал им грабить магазин. Ребят все знают, но улик вроде нет. Еще он знает, что банда малолеток наладила сеть торговли наркотой. Но они маленькие и ловко отмазываются. И еще они недавно пристрелили своего ровесника, который им не понравился. А еще у него есть друг, чей сын подсел на эту наркоту. Просто из-за очень легкой ее доступности. Благодаря этой загорелой мелюзге.

А еще он знает о десятках, сотнях, тысячах случаях преступлений разного уровня. И догадывается — кто за ними стоит. Но ничего не может сделать.

И вот такой полицейский приезжает на вызов. Там пацан машет пистолетом. И полицейский вспоминает, как его коллегу три года назад такой пацан пристрелил. Нечаянно типа. И как пацана, поругав, отправили домой. Бедненького глупенького черненького мальчика. А коллегу похоронили. И его дети плакали.

На полицейского направлен ствол. Примерно таким же на вид черным пацаном. Что делать? Ждать, пока тот выстрелит? Или упредить и получить возможность вечером вернуться домой? Вот лично вы бы какое решение приняли? Сберечь незнакомого пацана, который, возможно, всерьез настроен тебя грохнуть, или выжить самому?

Мне кажется, ответ очевиден.

Это ужасно, что полиция Штатов стреляет в детей. Но я не уверен, что у нее есть другой выбор в сложившемся контексте. Также я не уверен, что у сложившегося контекста были какие-то альтернативы, потому что отмена рабства в уже сложившемся индустриальном обществе выплеснула наружу миллионы людей, в принципе не способных заботиться о себе самостоятельно.

Если не стрелять, будет еще хуже. Гораздо.

Я бы хотел еще напомнить о законе ЦИК и СНК, принятом в СССР 7 апреля 1935 года. Там говорилось следующее: «Несовершеннолетних, начиная с 12-летнего возраста, уличенных в совершении краж, в причинении насилия, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству, — привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания». Всех мер — это вплоть до смертной казни.

С точки зрения сферического законодательства в вакууме, это бессмысленно-жестокий шаг кровавой гэбни. Судить! Детей! Смертная казнь! Кошмар!!!!

Но надо понимать, что революция 1917 года, как положено, разворошила все гнойники общества. И из них полезло нехорошее. Очень нехорошее. Из-за тотального разрушения института семьи появилось множество беспризорников. На 1921 год в стране насчитывалось 6 миллионов беспризорных детей. Разумеется, не все они были ворами и убийцами. Документальная и художественная литература однозначно говорят нам, что в большинстве случаев речь шла просто о несчастных брошенных детях, переживших совсем недетские трагедии. И все же была проблема. К середине тридцатых на улице оставались не миллионы, а сотни тысяч. Но, надо думать, это были самые матерые. И у них, детей гражданской войны, уже были свои дети. Которые, надо думать, не французскими боннами воспитывались.

В 12 лет ребенок вполне способен убивать. И он по-детски жесток, так что убийство воспринимается им проще. Не говоря уж о воровстве, которое вовсе кажется какой-то веселой игрой. Ну а в 14-15 лет он вполне может быть рецидивистом-профессионалом.

И вот вопрос: была ли у советской власти в сложившемся контексте альтернатива? Можно ли было навести порядок как-то иначе?

Спустя 80 лет после того закона мы приходим к мысли, что иногда альтернативы жестокости нет.

george-stinney-jr1

Кстати, познакомьтесь. Это простой американский мальчуган Джон Стини. Он убил двух девочек 11 и 8 лет от роду. То есть сначала он хотел просто позабавиться с той, что постарше, но передумал и убил. Ему было 14 лет. Меньше, чем через три месяца после преступления, согласно всем нормам американского законодательства, мальчика посадили на электрический стул и пустили ток. Это произошло 16 июня 1944 года.

Указ от 7 апреля в СССР юридически утратил силу 13 апреля 1959 года. На практике его применение было прекращено гораздо раньше.

Следующий постНеожиданная правда о секрете успеха