О честном Николае. Самарская история

Как известно, самарские мужчины очень галантны. По степени галантности они существенно превосходят распиаренных французских и итальянских мужчин. Просто климат в Самаре суровый, и некоторые представители мужского пола пытаются быть такими же, как климат.

Особенно галантны студенты института связи. Девушки знают это, и какая-то неведомая сила тянет их к улице Льва Толстого. Студенты других самарских вузов расслабились бы и спокойно принимали ухаживания, но будущие связисты не такие. Они уверены, что до вручения десятого букета цветов, шестого похода в театр и знакомства с будущей тещей целовать можно только в щечку. И очень целомудренно.

8190788

Но был среди студентов молодой человек по имени Николай. И он, вы не поверите, глумился над нравами института. Мол, да вы чего, парни? Отриньте все эти глупые условности? Все девушки вокруг хотят отдаться нам на первом же свидании. А иногда и до него. Главное, чтобы жилплощадь была, или просто укромная скамейка в парке. Ну или ящик какой в подъезде. Говоришь ей — пошли трахаться! И она идет!

Что характерно, с девушкой Колю никто никогда не видел. Поэтому его проповеди считали унылыми фантазиями.  И доходы торговцев цветами, равно как и театральных деятелей, продолжали стремительно расти.

Все хорошее когда-то заканчивается. Даже обучение в самарском институте связи. С выпуска, где учился Николай, прошло 20 лет. И по этому поводу состоялся большой сбор выпускников. Кто из Москвы приехал, кто из Казани. А кто из из самого Остина, штат Техас. Двое присутствовали только в виде фотографий. Увы. Все мы внезапно смертны. Даже связисты.

Два десятилетия добавило килограммов и седины, но не убавило галантности. И снова мужчины, собравшись в узком кругу, обсуждали — как правильно ухаживать за женами, как радовать тещ, и какие цветы самые красивые.

Все шло хорошо, пока не появился Николай. Он слегка облысел за эти двадцать лет, но глаза у него горели, как в юности. С тоской окинув взглядом бывших однокурсниц, самый негалантный выпускник института связи в истории потащил мужчин гулять по набережной. И по пути снова завел свою любимую шарманку. Мол, я только что в третий раз развелся, и если хочу женского тепла, просто выхожу на улицу. И еще ни разу не вернулся домой один.

Все дружно осудили Николая. Мол, ладно ты в 20 лет фантазировал всякое, но уж в сорокет-то уймись, а? Сколько можно наговаривать на самарских дам? За это ж можно и в морду-с?

Николай насупился. «Ах, не верите», — сказал он, — «Ну так айн момент, сейчас покажу!». И перешел через дорогу к остановке автобуса, на которой стояла девушка лет тридцати. Наверное, Клаудиа Шиффер в лучшие годы превзошла бы ее по некоторым параметрам, но это с лихвой компенсировалось добрым лицом и впечатляющим бюстом милой самарчанки.

Николай подошел к ней и зарокотал. Через дорогу слышно было не все, но там определенно звучали жалобы на одиночество, нехватку женского тепла и тянущую душу пустоту большой квартиры по соседству. Самарчанка слушала его практически без эмоций. Просто пристально смотрела в глаза.

Бывшие сокурсники уже настроились насладиться поражением ловеласа, но тут заговорила девушка.

— Коленька, так ты забыл меня? Я ведь уже ходила смотреть твою квартиру. Убралась там. Завтрак тебе на следующий день приготовила. А ты мне даже не позвонил. Нехорошо так, Коля. Ну ладно,  давай еще раз сходим. Но если и на этот раз такая же петрушка, больше не подходи.

Так выпьем же за то, чтобы наши желания совпадали с нашими возможностями. И чтобы по морде за них давали как можно реже.