О национальной забывчивости

Девять лет назад мудрый Черняков сказал мне: «Знаешь, старик, израильтяне — они так устроены, что пока видят тебя — помнят. А если ты долго у них перед глазами не мелькал, забывают напрочь».

Я поверил мудрому Саше.

Но вот на прошлой неделе, собираясь в Израиль, на всякий случай черкнул два письма своим бывшим коллегам по компании Interwise, Эйнат и Тамар. Мол, буду в Стране, было бы здорово увидеться. Подчеркну: это не «бывший наш народ», а аборигенки. С Эйнат мы сидели в одном кабинете на крыше, а Тамар тогда была нашей начальницей.

Мы не работаем вместе уже 9 лет. Виделись за это время по одному разу и с Тамар, и с Эйнат. Казалось бы, достаточный срок для того, чтобы меня забыть напрочь.

Но нет. Постоянно пишут, присылают фотографии детей, и на предложение встретиться ответили с нескрываемым энтузиазмом.

Кажется, я уже писал о данном исключении из правила Чернякова. Но рад написать снова и снова.

Наверное, тут не в национальности дело, а в чем-то другом. Просто я сам так устроен, что ничего не забываю, и, встречая человека через много лет, помню — когда, где и при каких обстоятельствах мы расстались. И словно не было этих лет между встречами. Просто мы ненадолго прервали разговор — и вот пришло время его продолжить.

Так — продолжим.