О ядерной опасности

Продолжаем кататься на машине времени. На этот раз текст чуть поновее, ему «всего» 12 лет. Тоже «13-я комната» в «Компьютерре».

Помнится, в середине тридцатого года прошлого века Остап Бендер очень возмущался, что проклятый телеграф всюду напихал свои столбы с проволоками, из-за чего авто-турне по провинциям, сопровождавшееся изъятием денежных знаков и материальных средств у благодарного населения, закончилось несколько раньше запланированного. Думаю, что сегодня, когда виртуальных «Интернет-столбов» в России ощутимо больше, чем во времена ранней индустриализации, Бендер не проехал бы и десятка километров. Как показывает практика, новостные ленты и блоги теперь читают не только продвинутые студенты, но и бизнесмены с домохозяйками, а главное – любопытствующие милиционеры.

Убедиться в эффективности Интернета, как идеальной среде для распространения слухов, мне недавно пришлось убедиться на собственной шкуре. Прибыв утром 5 ноября в Саратов, я прямо на вокзале был огорошен информацией, что-де на Балаковской АЭС вчера произошло что-то непонятное. Говорят, все в полнейшем порядке, но из дома лучше не выходить, а чтобы не было скучно – принять внутрь ударную дозу какого-нибудь йодсодержащего препарата. На вопрос – откуда, собственно, информация? – четкого ответа не прозвучало. Дескать, ходят неподтвержденные, но весьма настойчивые слухи. Тут бы можно и успокоиться, но на мобильник позвонили знакомые из местной больницы, которые опять же порекомендовали плотнее закрыть окна и растворить в стакане пять капель йода — такие рекомендации якобы высказало высшее медицинское руководство губернии на утренней планерке. Глаза автоматически стали искать аптеку, а шапку захотелось натянуть, как минимум, до щитовидной железы…

Добравшись до дома родителей, я с ноутбука тут же вышел в Интернет. В Саратове с этим вообще просто – не надо даже покупать специальных карточек, достаточно набрать специальный номер, а потом оплатить услуги вместе с обычным телефонным счетом. В почте обнаружились слухи, уже озвученные на вокзале. На главных новостных сайтах к тому времени появились заметки, что-де «На Балаковской АЭС все спокойно, причин для паники нет». Простите, но если их нет – зачем тогда вообще вопрос поднимать? Подозрительно все это! Примерно так рассуждали участники многочисленных блогов, которые, вне зависимости от главной тематики ресурсов, проявили неожиданно бурный интерес к загадочным событиям. Наблюдался парадокс: вчера ребята говорили только о методике заманивания в постель глупых десятиклассниц или способах закосить от армии, а сегодня всерьез пишут об изотопах и микрорентгенах. Через десять минут у меня в голове было несколько оригинальных версий. Кто-то сообщал о чрезвычайном положении в Балаково и десятках погибших. Кто-то говорил о незначительном выбросе, который вместе с тучами движется в сторону Пензы и Самары. Один спец информировал общественность о разговоре с вполне живым главным инженером БалАЭС, рассказавшем о незначительной аварии систем парогенерации второго энергоблока станции, в результате чего последний был остановлен автоматикой. А то, что «слоники» в противогазах по городу бегали и сирены выли, так то заранее запланированные учения шли, просто совпало одно с другим.

Но город и не собирался думать, что ученья идут. Хоть от Балаково до Саратова целых 150 километров, но для мирного атома это не расстояние, особенно учитывая наличие великолепной транспортной артерии — реки Волга. В аптеках тут же смели все, имеющее отношение к йоду. Уже в 12 дня в большинстве точек его просто не было, а в остальных выстраивались настоящие очереди из желающих защитить щитовидную железу. Особо продвинутые горожане в это время закупали красное вино и питьевую воду в пятилитровых баллонах. Если с первым проблем не возникло, то вторую в центральных районах тоже раскупили весьма оперативно. На окраины сам не ездил, врать не буду, но пролетарская смекалка подсказывает, что в рабочих кварталах традиционно предпочитали емкости помельче, но зато с социально-значимым содержимым.

Между тем, в саратовских фирмах начали раздаваться звонки из Москвы. Разговор начинали о погоде и ситуации в мире, а потом ненавязчиво интересовались – ну как там у вас в смысле радиационного фона? Не зашкаливает? Москвичей охотно понимаю: у многих региональных партнеров открыты значительные товарные кредиты, а если местные купцы резко мутируют или, чего доброго, вымрут, вернуть отгруженное не удастся – экологическая милиция на границе московской области не пропустит «светящиеся» товары. Саратовцы, как могли, успокаивали столичных жителей, но те все равно грустно хихикали и говорили «до свидания» как-то неуверенно. В то же время в Самаре били тревогу организаторы крупного фестиваля интеллектуальных игр – многие команды, причем не только из Москвы, всерьез думали об отмене визита. По слухам, переубедить их удалось только обещанием выдавать йод и красное вино бесплатно и в любых количествах.

Сам я йод пить не стал. Если в Балаково действительно всерьез жахнуло, то в воздухе и воде оказались не только его изотопы, но и кое-что похуже. Согласитесь, смешно помирать от лучевой болезни, успокаивая себя, что щитовидка абсолютно здорова и годна без ограничений. Впрочем, до безвременной кончины дело пока не дошло – уже к вечеру начала появляться вполне достоверная информация, что если выброс пара и был, то повредить он мог только зазевавшейся крысе в машинном отделении. Вечером 5 ноября на АЭС побывал представитель Президента в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко, который лично потрогал свежий сварной шов на трубе и объявил, что опасности нет. А в больницы соседних областей начали поступать первые пострадавшие от паники: некоторые решили защититься наверняка и хлестали настойку йода прямо из пузырька.

В общем, будьте бдительны. И не будите город, пока он спит спокойно.