Открытое письмо Сергею Семеновичу Собянину

Уважаемый Сергей Семенович!

Перед последними думскими выборами Вы присылали мне письмо с фотографией, где просили поддержки. Я недоуменно ответил Вам, что эта самая поддержка не очень нужна мэру, назначенному, а не избранному. Возможно, тогда Вы уже что-то знали. И вот 8 сентября должны состояться выборы, где москвичи определятся с кандидатурой нового мэра. На сей раз Вы не присылали мне никаких писем и не приглашали на личные встречи. Наверное, были сильно заняты. Понимаю. У меня тоже дел хватает, и на пустопорожние разговоры времени жалко. И все же, наверное, вам стоило потратить его малую толику на общение с избирателями. Раз в пять лет можно. Подчеркну – именно с избирателями, а не публикой, которую пригоняли на Ваши мероприятия помощники. Мало от нее проку, Сергей Семенович. Даже человеку с такими хорошими связями полезно знать, чем дышат обычные люди. Пригодится, честное слово. А то еще подумаете, что у нас в легких только ладан с благовониями…

Когда Вас назначили в октябре 2010-го, я встретил эту новость настороженно. Как бы не шельмовали Лужкова в последние годы, ему было не все равно. И это, знаете ли, чувствовалось. Да, хватало милых перегибов и закидонов, но в целом жить в Москве было довольно приятно. Сразу после Вашего появления в мэрии у нас на районе стало очень грязно. А зимой еще и скользко. Куда-то делись все восточные люди, надраивавшие улицы. Подозреваю, что Вы обнаружили какие-то злоупотребления и решили разрубить этот гордиев узелок. Но контраст был неслабый. Вам, наверное, мама рассказывала, как на следующий день после снятия Хрущева в провинциальных магазинах появился белый хлеб. Именно белый, а не серый «задунайский», каким он был несколько последних лет правления Никиты Сергеича. Так вот в Вашем случае получился эффект наоборот. Да, наверное, злоупотребления надо забарывать. Но немного жалко Москву, утопавшую в грязи добрые полгода.

Сейчас Вас часто показывают по телевизору, и Вы с удовольствием рассказываете, сколько всего сделали. И шоссе реконструировали, и новые станции метро запустили, и еще что-то грандиозное воплотили… При всем уважении, Сергей Семенович, но Ваша заслуга в этом всем прослеживается не без труда. Мы же знаем, что подобные проекты в России готовятся многие годы, потом на них долго и нудно утверждают сметы, и только тогда можно что-то строить. По всем признакам, все планы имеют еще лужковское происхождение, но по каким-то причинам на их воплощение не разрешали выделить деньги. А при Вас – разрешили. И сразу все заработало. Ассоциации все с тем же появлением белого хлеба после увольнения в запас Хрущева. Ну или с «хрущевками», которые начали строить действительно при Никите Сергеиче, но все предварительные работы, в том числе и по развертыванию производственных мощностей, были сделаны при Сталине.

О том, что Вы сурово пообрезали все лужковские льготы, по телевизору не говорят. Если абстрагироваться от личного, Ваши действия можно только одобрить. Наверное, действительно неправильно, когда пенсионеры и льготники одного города живут существенно лучше, чем по всей остальной России. Но все же – странно как-то Вы действуете. Насколько я помню Конституцию, законы наши обратного действия не имеют, если они ущемляют права граждан. Моя мама, к примеру, живет в Москве меньше 10 лет. Но при Лужкове ей дали надбавку к пенсии, довольно ощутимую. А потом мама решила поработать, и не втихаря, а по-настоящему. Хотя могла бы смухлевать. И надбавки ее лишили. Поработала, устала, пришла оформлять надбавку обратно. И тут-то ее завернули: мол, сначала поживите в Москве сколько положено, и тогда приходите. Как экономист я поддерживаю Вас, Сергей Семенович. Нечего разбазаривать деньги. Но Россия – страна особенная, и надо тонко чувствовать грань между законной необходимостью и здравым смыслом. Помните, как в одном перестроечном фильме юный милиционер арестовал мужчину, выпившего в честь рождения сына. По закону – все правильно. Но его коллега постарше новоиспеченного отца отпустил, а молодого спросил: «Ты знаешь, за что нас называют легавыми?». Серьезно, не та эта экономия в масштабах города, чтобы подставляться.

Мне кажется, Сергей Семенович, что вы вообще не очень любите людей. В смысле – не ненавидите, а предпочитаете общение с узким проверенным кругом. Незнакомой же публики опасаетесь и предпочитаете поменьше с ней контактировать. В этом нет ничего плохого с чисто человеческой точки зрения. Но, наверное, слегка странно с таким характером идти на выборы. И не какие-нибудь, а мэра одного из крупнейших городов в мире. В свое время Ваш предшественник Борис Ельцин ударился в другую крайность и ходил в народ чуть ли не каждый день. Тоже перебор, конечно. Но непубличный политик такого уровня – это, простите, оксюморон. В более… естественных условиях Вам было бы непросто победить, даже если Ваши успехи на поприще реальных дел просто зашкаливали.

Говорят, Вы снова станете мэром в первом же туре. Наверное, так дешевле для бюджета Москвы, но я бы очень хотел увидеть и второй тур. По ряду причин. Во-первых, это, возможно, заставит Вас, как человека опытного, перебороть себя и стать слегка… публичнее. Во-вторых, мне очень интересно – кого предложит в правительство Москвы второй участник второго тура. В-третьих… да утомила немного эта единогласность. При всем уважении, но в России мало что изменилось за последнюю тысячу лет. Взять хотя бы последнюю сотню: вроде уж сколько потрясений нам пришлось пережить, а берешь в руки газету или журнал столетней давности – ну ничегошеньки же не изменилось. Обо всем том же написано, и тем же эзоповым языком. Так что, думаю, было бы полезно не только сказать, но и доказать важность несменяемости лошади на переправе. И для лошади, и для пассажиров. А если лошадь окажется недостаточно убедительной, поедем дальше на другой. Такой хомут долго пустым не бывает.

И еще — здоровья Вам, Сергей Семенович. Вам и Вашим близким. И здоровья вдвойне, если победите. Потому что вся дрянь в России начинает происходить, когда занеможет руководитель или кто-то из его родни.

С уважением, Сергей Вильянов, литератор

Следующий постFly IQ4410 Quad Phoenix: китайский смартфон с человеческим лицом