Прямой эфир на “Столица FM”

Программа «Рунет сегодня» от 25 августа 2014 года.

Послушать запись можно здесь (mp3 файл 32 мб). Расшифровка эфира под катом.

СПИРИДОНОВ: Доброе утро. Надеюсь, вы нас ждали. Мы две недели находились вне эфира, вернее, выходили, насколько я знаю, повторы. Но это же не настоящие живые обзоры новостей, главных новостей цифрового пространства ушедшей недели. Именно об этом повествует и об этом размышляет программа «Рунет сегодня».

Это выпуск от 25 августа 2014 года, мы в прямом эфире. Напомню, что звучим на 99,6 в Москве, онлайн мы звучим на stolica.fm. И каждый выпуск – это разбор пяти главных новостей цифрового пространства, Интернета, электронной коммерции, мобильного бизнеса и так далее, и комментарии экспертов к этим самым новостям.

Сегодня у нас вот такой набор гостей (читай – экспертов). Феликс Мучник, генеральный директор компании «Softkey». Приветствую, Феликс.

МУЧНИК: Добрый день.

СПИРИДОНОВ: Сергей Вильянов, главный редактор журнала «Мир ПК».

ВИЛЬЯНОВ: Здравствуйте.

СПИРИДОНОВ: Здравствуйте, Сергей. И Тимофей Шиколенков, директор по маркетингу и развитию бизнеса Интернет-магазина «Аудиомания». Приветствую, Тимофей.

ШИКОЛЕНКОВ: Доброе утро.

СПИРИДОНОВ: По набору компетенций моих сегодняшних гостей можно догадаться примерно о содержании того ТОП-5 новостей, которые у нас собрались за ушедшую неделю, однако оглашу их буквально, для того чтобы вы не гадали. Итак, что же попало сегодня в сегодняшний топ.

Пятое место: популярность мобильных приложений в Англии падает. Означает ли это, что это тенденция?

Четвертое место: «ВКонтакте» планирует провести редизайн.

Третье место: «Почта России» запустит доставку для Интернет-магазинов по новым правилам.

Второе место: бесплатный Wi-Fi в общественных местах все-таки будет требовать идентификации.

Первое место: Минкомсвязи рассчитывает обеспечить информационный суверенитет России, подготовив 1 миллион программистов.

Вот такой ТОП-5 новостей недели, которые мы обсудим сегодня, коллеги, скажу вам, скажу нашим слушателям. Еще раз представлюсь сам. Меня зовут Максим Спиридонов, я ведущий этой программы и гендиректор центра онлайн-образования «Нетология».

Что ж, поехали, начнем с пятого места.

РУНЕТ СЕГОДНЯ: Количество приложений, которое англичане ежемесячно загружают в смартфоны, существенно уменьшилось. Как показало исследование, девять из десяти опрошенных британцев никогда не тратят деньги на приложения и другой мобильный контент. По мнению аналитиков, в Великобритании число загружаемых приложений приблизилось к пределу.

СПИРИДОНОВ: В свое время британцы одними из первых стали в массовом порядке осваивать смартфоны. Есть мнение, что рынок этой страны может быть ориентиром для всей отрасли, некоторым таким правофланговым. Можно списать это на особенности британского рынка или это первые сигналы о том, что mobile начинает надоедать конечному пользователю, что люди, собственно, наигрались? Сергей, твое мнение.

ВИЛЬЯНОВ: Я думаю, что дело не в том, что они наигрались, а дело в том, что смартфоны стали общим местом: на них стали переходить те люди, которые в принципе не знают, что такое приложения и что их можно скачивать. Например, яркий пример всегда приводит моя мама: она никогда в жизни не догадается, что на ее «iPhone» можно что-то поставить.

СПИРИДОНОВ: Еще поставить, да?

ВИЛЬЯНОВ: Да. Она знает, что можно звонить, отправлять SMS, фотографировать – все.

СПИРИДОНОВ: Ну, погода, наверное.

ВИЛЬЯНОВ: Погода там уже стоит по умолчанию. Соответственно, просто на смартфоны пришли люди, которые никогда не будут ничего качать.

СПИРИДОНОВ: Тимофей, твое мнение.

ШИКОЛЕНКОВ: Я, как всегда, большой любитель попытаться выяснить, каким образом проведены те или иные исследования. Потому что когда говорят, что десять из десяти людей пользуются Интернетом, и потом выясняется, что опрос проводили в Интернете, то все очень хорошо. Кто эти люди, которых спрашивали?

И второй момент. Если их спрашивали, насколько они готовы сознаться в том, что они покупают игрушки какие-то на «iPhone», в какой обстановке их спрашивали? Тут очень много вопросов. Может быть, все на самом деле не совсем так, как здесь показано.

В целом – да, я согласен, что есть некий тренд. Раньше это было интересно, модно, появлялась куча всего нового, новых приложений, все это хотелось попробовать. Люди получили инструмент, он у них есть в кармане, они им пользуются – собственно, отлично.

СПИРИДОНОВ: Такие классические early adopters, ранние последователи – они наигрались.

ВИЛЬЯНОВ: Абсолютно.

ШИКОЛЕНКОВ: Да-да-да.

СПИРИДОНОВ: А нормальное основное большинство по маркетингу и по классике маркетинга – оно, в общем-то, играть особенно не настроено, оно просто использует это, причем использует довольно умеренно.

Феликс, пожалуйста.

МУЧНИК: Мне кажется, что вы как-то увлекаетесь словами «классический маркетинг». Все очень просто. Есть классическая продажа. И действительно, сначала пользовались новаторы, а теперь пришли люди, как правильно Сережа сказал, которые воспринимают смартфон как обычный телефон, по которому надо звонить. Они действительно не грузят приложения – только это не означает, что им нельзя их продать.

И я могу рассказать о нашем опыте уже достаточно известном продаж в розничной сети («Евросеть», «Эльдорадо» и других) приложений для смартфонов, планшетов и всего остального. Так вот, хочу вам сказать, что там-то продают не так, как на front-end. На front-end человеку говорят: «Ваш телефон может еще смотреть карту. Ваш телефон может еще обезопасить вашу информацию, списки ваших телефонов». Именно таким образом и продают «Антивирус Касперского», точнее, «Kaspersky Mobile Security», «Навител Навигатор» и все остальное, «Домашнюю бухгалтерию».

И в этот момент оказывается, что люди действительно ничего не знают. А вот когда им на front-end менеджер говорит, что этот утюг лучше (и утюг ничем для них не отличается от смартфона, это обычный нормальный человек), вот в этот момент вы можете ему продавать. Только, к сожалению, в розничных сетях продается только в России. Это удивительный факт, но факт, потому что мы первые в мире это сделали.

СПИРИДОНОВ: Интересный опыт.

МУЧНИК: Цифровой контент соединили с розничной сетью, чтобы на кассе можно было…

СПИРИДОНОВ: А у нас есть комментарий еще людей, так сказать, от сохи, от мобильной сохи. На связи Роман Белодед, разработчик мобильных приложений и гендиректор компании «e-Legion». Роман, слышите нас?

БЕЛОДЕД: Да, приветствую вас. Слышу.

СПИРИДОНОВ: Приветствую, Роман. Вас не пугает эта тенденция? Мы только что разобрались, что вроде как пугаться вам нечего. Однако, может быть, вы знаете больше и как-то прокомментируете происходящее? Что же там случилось с этими приложениями, и почему интерес к ним вроде бы начинает падать?

БЕЛОДЕД: Ну, я по большей части соглашусь с коллегами. Я достаточно субъективно отношусь к информации о том, какая была выборка, насколько она репрезентативна. В качестве контраргументов можно приводить информацию из других источников аналитики. Недавно была статья, где была информация о том, что проникновение мобильных телефонов, и в частности смартфонов, по России составляет приблизительно 37%. Рынок хоть и насыщен, но в частности в России есть еще куда расти.

СПИРИДОНОВ: 37%? Извините, что перебиваю. Я слышал, что до 49%.

БЕЛОДЕД: Сколько источников, столько и мнений, чем-то отличаются. Поэтому действительно можно часто возвращаться к тому, а насколько репрезентативна выборка, а насколько был правильно проведен опрос. Я, к сожалению, первоисточник не изучал. Может быть, мог бы поподробнее прокомментировать.

Но могу еще поделиться личным опытом с точки зрения того, чем мы занимаемся, чем наша компания занимается. Поскольку мы занимаемся разработкой мобильных приложений на заказ, то здесь абсолютно никаких проблем нет: видим стабильный рост, ни один из наших конкурентов не исчез с рынка, все растут, развиваются и количественно, и качественно. Поэтому, в частности в России, все хорошо, и я не думаю, что когда-нибудь в обозримом будущем мы столкнемся с такой проблемой, что спрос снизится на эти мобильные приложения.

СПИРИДОНОВ: Иными словами, мобильное пространство, которое стало не так давно, буквально несколько минут назад в масштабах истории, частью общего цифрового пространства, оно уже зафиксировалось и никуда не исчезнет, не станет узконишевым, и будет развиваться.

БЕЛОДЕД: Да, я более чем уверен в этом. Много примеров, которые можно приводить. Нельзя сказать, что гарантирован такой сценарий, но лично я в него верю больше всего.

СПИРИДОНОВ: Спасибо большое, Роман, за комментарий.

Коллеги, давайте продолжим, осталось еще полторы минутки для некоего общего резюме. Конечно, ситуация не является драматической, ясное дело. Мы сейчас разбираем некую тенденцию, которую хотели поймать и обсудить на фоне общего энтузиазма, общего всплеска внимания к смартфонам и мобильным приложениям. Вдруг такие сигналы – что это означает и куда это приведет?

Параллельно добавлю такие факты, что на сегодня мобильные приложения, конечно, находятся на пике своей популярности, количество разработчиков приложений увеличивается, много независимых студий, количество доступных приложений растет, рынок мобильных приложений демонстрирует рост во всех макрорегионах.

МУЧНИК: А качество их падает.

ШИКОЛЕНКОВ: В целом.

МУЧНИК: И это тоже сигнал.

СПИРИДОНОВ: Там другая история. Там возникает борьба, так сказать, гиперсильных и огромного количества такого планктона, который почти незаметен.

МУЧНИК: Нет. Ты знаешь, мы, наверное, в первом вопросе, который будет в конце, к этому перейдем, как это ни странно.

СПИРИДОНОВ: Ты имеешь в виду первое место нашего топа, да?

МУЧНИК: Про импортозамещение.

СПИРИДОНОВ: Про импортозамещение и цифровой суверенитет России.

МУЧНИК: Про это и поговорим.

СПИРИДОНОВ: Хорошо. Совсем коротко, Сергей, твое мнение. Как будет развиваться рынок мобильной разработки, как будет развиваться мобильное пространство?

ВИЛЬЯНОВ: Мне кажется, должны появиться приложения, условно, для мам и бабушек, те, которые будут им интересны – и тогда нас ждет новый всплеск. А пока все для хипстеров – пока нет.

СПИРИДОНОВ: Феликс, твое мнение совсем коротко. Стоит ли идти все еще в мобильную разработку с инвестициями?

МУЧНИК: Мы просто делаем wishkey, в котором можно собирать родственникам и друг другу деньги на подарки, и не только родственникам. Вот и все. Просто сделали три мобильных приложения – и все.

СПИРИДОНОВ: С деньгами туда идти все еще тоже стоит?

МУЧНИК: Конечно.

СПИРИДОНОВ: О’кей. На этом закончим и через пару минут продолжим наш топ главных новостей.

СПИРИДОНОВ: И сейчас у вас есть ровно такая возможность послушать «Рунет сегодня». Мы находимся в прямом эфире. Это программа о главных новостях ушедшей недели в области виртуального. Программа от 25 августа 2014 года. Называю дату традиционно для тех, кто слушает нас в подкасте.

Слушать в подкасте рекомендую в обязательном порядке всем. Подписаться можно на подкаст либо в «iTunes» по запросу «Рунет сегодня», либо на сайте stolica.fm, где находится также и трансляция в онлайн-режиме нашей сегодняшней программы. Кстати, там же можно увидеть и видео, которое теперь традиционно проистекает, исходит, я бы сказал, лучами из студии и приземляется на сайт stolica.fm.

Там вы обнаружите следующих людей: Феликс Мучник, гендиректор компании «Softkey»; Сергей Вильянов, главный редактор журнала «Мир ПК»; Тимофей Шиколенков, директор по маркетингу и развитию бизнеса Интернет-магазина «Аудиомания»; а также меня. Меня зовут Максим Спиридонов, я ведущий этой программы.

Коллеги, мы продолжаем разбор, у нас позади пятое место ТОП-5 новостей недели. Сейчас четвертое место, и тема наша, российская.

РУНЕТ СЕГОДНЯ: Соцсеть «ВКонтакте» планирует изменить дизайн сайта. Новый дизайн будет обсуждаться с победителями конкурса, итоги которого «ВКонтакте» подвела 19 августа. Сроки проведения редизайна не уточняются.

СПИРИДОНОВ: При подготовке этого новостного выпуска у нас с редактором программы Анастасией возникла дискуссия. Она говорила о том, что дизайн «ВКонтакте» и так хорош, и что он нравится россиянам больше, скажем, чем дизайн «Facebook». Я, кстати, слышал такие аргументы уже неоднократно. Я же оппонировал тем, что россиянам нравится также Стас Михайлов, спортивные костюмы «Adidas» в качестве постоянной одежды и подобное.

Нуждается ли крупнейшая социальная сеть страны в редизайне? Тимофей, твое мнение.

ШИКОЛЕНКОВ: Ну, пора бы действительно уже обновить. Некоторые моменты и некоторые элементы устарели и немножко неудобны. Изменились и экраны, изменилось немножко поведение пользователей, изменился контент. Но только не надо пугать людей тем, что «ВКонтакте» был синим, а стал зеленым, стали буквы прописными.

Если почитать ТЗ, которое они, собственно, выкатили для этих дизайнеров, участвующих в конкурсе, то там, в общем, достаточно немного требований и задач таких. Ну, они действительно думают об удобствах людей, и изменения незначительные. Это действительно то, что реально нужно людям сейчас, то, во что они уперлись.

Дизайн нормальный. И тут еще стоит сказать: слово «дизайн» в таком международном смысле этого слова – это не только то, где расположен логотип и как выглядит кнопочка «Нравится». Это еще и вопрос удобства, вопрос расположения элементов и вопрос, собственно, того, насколько легко до них добраться.

СПИРИДОНОВ: Я бы сказал, сегодня дизайн – это не столько красивости, сколько совокупность пользовательских впечатлений.

ШИКОЛЕНКОВ: Конечно.

СПИРИДОНОВ: Эстетических и потребительских, вот так бы я сказал. И, конечно, как бы ни был плох дизайн сайта (это все мы знаем как люди, которые проходили через это дело), любой редизайн для постоянного пользователя – это шок, это прямо хватание за сердце: «Ой-ой-ой, что же вы делаете? Лучше не надо». Потому что это относит нас к первобытным временам, когда любой человек любую стабильность, но знакомую, принимал лучше, чем нестабильность, но незнакомую, даже если она лучше, может быть: «Лучше не надо, вот пускай будет стабильно».

ШИКОЛЕНКОВ: Это не только в давние времена.

СПИРИДОНОВ: Это просто имеется в виду, что оно заложено в нас с первобытных времен, но до сих пор, конечно, работает.

Сергей, нужно редизайн для «ВКонтакте» делать?

ВИЛЬЯНОВ: Да, конечно. Потому что если его сделать по уму, то это всегда идет в плюс. Я сам делал редизайн двух порталов – computerra.ru и dj.ru. Всегда жуткий вой в комментах: «Ах, верните! Ах, я больше сюда не приду! Вы меня предали, обманули!» – а потом всегда происходит резкий прирост посещаемости.

СПИРИДОНОВ: Ну, есть уже классический прием продуктовый: на долгое время вешается ссылка наверху «Вернуться к старой версии» на сайте, и те, кто хотят, используют старую версию. Надеюсь, что в данном случае нечто подобное будет сделано.

Конкурс был объявлен месяц назад примерно. В условиях конкурса говорилось о том, что ширина верстки должна быть несколько подмасштабирована, потому что узковат, собственно, «ВКонтакте» на сегодня, что размер шрифта маловат.

МУЧНИК: Тебе времени не жалко, что мы обсуждаем, прошу прощения?

СПИРИДОНОВ: Давай закончу сейчас. Упрощение стилей. Вот «ВКонтакте» ежегодно упрощается – нужно еще упростить. Да, Феликс, мне не жалко.

МУЧНИК: Я вообще не понимаю, почему это является новостью.

СПИРИДОНОВ: Я тебе объясню.

МУЧНИК: Это я сейчас объясню, что я имею в виду (прости, конечно). Редизайн любого сайта не является новостью. Понятно всем, что периодически его надо редизайнить. И понятно всем (все вы абсолютно правы), что редизайн – это всегда падение по пользователям и потом приток новых, когда появилась привычка.

Проблема-то заключается в другом. Дизайн должен служить не usability, а moneybility. И пока во «ВКонтакте» есть контрафакт – он moneybility, любой дизайн. А когда там контрафакта не будет – вот тогда будет вопрос: «И причем тут дизайн?» А почему дизайн является такой всемирной новостью и всероссийской, я не очень понимаю, вот правда.

СПИРИДОНОВ: Я тебе объясню. Является новостью, потому что это сигнал об одном из пока немногих изменений от новой команды, которая пришла после Дурова и которая, наверное, настроена менять в том числе и историю с нелегальным контентом, который действительно является огромной проблемой «ВКонтакте» – огромным подарком для пользователей, но на сегодня огромной проблемой «ВКонтакте» астрономического значения.

МУЧНИК: И самый большой отток будет тогда, когда они его закроют. Они не собираются пока этого делать реально.

СПИРИДОНОВ: Это тот вывод, который мы можем сделать в этой новости, один из: «Ребята, ожидайте после редизайна, изменений во внешнем виде изменений в функционале и потихоньку закрытия аудио и видео», – это понятно, к этому придут однозначно. Но первые шаги эти, проводимые во внешнем виде, тоже, в общем, интересны для разбора. И внешнее изменение крупнейшей социальной сети, самого посещаемого, по-моему, на сегодня сайта страны – это все-таки событие, Феликс. Я понял, что ты оппонируешь не из-за желания оппонировать, а из-за желания дискуссию поддержать.

МУЧНИК: Конечно.

СПИРИДОНОВ: У нас на связи один из участников конкурса, один из победителей конкурса в этом самом «ВКонтакте» Павел Шумаков. Вы слышите нас, Павел?

ШУМАКОВ: Да, здравствуйте.

СПИРИДОНОВ: Приветствую, Павел. Как вы считаете, как специалист по разработке интерфейсов, как дизайнер, насколько назрело вот это перевоплощение крупнейшей социальной сети Рунета, и каким по образу, каким по духу вы видите новый «ВКонтакте»? Если можно, коротко.

ШУМАКОВ: Ну, годы идут, тенденции меняются, «ВКонтакте» не обновлялся уже примерно семь лет. Диагонали растут, и тенденции в дизайне меняются. Сейчас ширина контента на 27-дюймовом мониторе занимает примерно одну четвертую часть – это как бы несерьезно. И те тенденции, которые сейчас диктуются, и дизайн, который есть во «ВКонтакте» – они совсем уже несовместимы. И изменения, конечно, неизбежны и, думаю, пойдут только на пользу.

СПИРИДОНОВ: То, что вы делали в вашей работе, которая была выбрана одним из победителей (там было пять победителей, напомню), вы что пытались главное донести? В чем ваш вариант более удобен? Он может стать теоретически одним из тех вариантов, которые окажутся на реальном боевом сайте. Чем он лучше, с вашей точки зрения, чем он правильнее, чем он современнее?

ШУМАКОВ: Ну, мне хотелось как-то увеличить область контента, избавиться от огромного пустого пространства и сделать его более простым и легким. Это то, что я старался исправить.

СПИРИДОНОВ: Я понял вас. Спасибо большое за комментарий. Павел Шумаков, один из победителей конкурса дизайнеров во «ВКонтакте».

Коллеги, я думаю, что на этом можем новость эту закрыть. Я единственное, что скажу – личный комментарий (он может быть сугубо субъективным) по поводу этого редизайна. Я посмотрел победившие конкурсные работы, и мне вспомнился анекдот про тульских оружейников, которые таскали запчасти с завода по производству самоваров, и дома, как ни собирали, все получался автомат Калашникова. И вот тут у нас то же самое, похоже: как ни редизайнят «ВКонтакте», все «Facebook» получается. Ну, действительно.

ВИЛЬЯНОВ: Главное, чтобы не получился «Мой Мир@Mail.Ru».

СПИРИДОНОВ: Ладно, не будем трогать эту тему. Я недавно общался с ними. Мне они, кстати говоря, в принципе, нравятся по своим устремлениям. Они грамотно забабахали эту историю, и из пустого места сделали реально такой ресурс на миллионы пользователей.

ВИЛЬЯНОВ: Убабахали.

СПИРИДОНОВ: Едем дальше. У нас третье место на очереди, и рассказ про «Почту России».

РУНЕТ СЕГОДНЯ: «Почта России» будет заключать с Интернет-магазинами прямые договоры на поставку посылок. Объем отправлений одного магазина должен быть не менее 10 тысяч посылок в месяц. Стоимость услуги составит 149 рублей при выдаче посылки в почтовом отделении и 189 рублей при доставке курьером на дом. Сейчас отправка одной посылки «Почтой России» стоит около 260 рублей, а доставки курьером нет.

СПИРИДОНОВ: Кажется, это нечто вроде хода конем со стороны «Почты России». Сейчас многие онлайн-гипермаркеты строят свои сети доставки, и тут старейший игрок в этой сфере как будто хочет заявить, что еще рано списывать его со счетов. Как смотрите на эту инициативу, как она может повлиять на рынок электронной коммерции? Тимофей.

ШИКОЛЕНКОВ: Ну, во-первых, очень забавное ограничение в 10 тысяч посылок в месяц. Если посчитать, сколько это в день (если отбросить выходные, в которые никто не работает), получается примерно 400-450 посылок в сутки, порядка того.

Если взять статистику прошлогоднюю «Data Insight», где говорится, что магазинов с ежедневным количеством заказов больше 1000 у нас порядка 100, а по России примерно распределение между заказами: 50% – Москва, 50% – все остальное; если вычесть из этой 1000 половину московских (потому что по Москве отправлять «Почтой России» – это я не представляю себе такой Интернет-магазин, который не любит своих пользователей), получится, что ради этих 100 это все и затеяно. Правильно?

Не очень понятно, потому что они и так работают, собственно, индивидуально по индивидуальным условиям, это федеральные клиенты со всеми вытекающими. И все это сводится непонятно к чему. Мне очень понравилось то, что «Почта России» перестала называть почтальонов «почтальонами» и стала называть их «курьерами». Вот это очень интересно.

СПИРИДОНОВ: Можно назвать еще «менеджерами по доставке».

ШИКОЛЕНКОВ: Да-да-да. Тут, конечно, очень много вопросов в связи с этим. Я не очень понимаю, о чем они говорят, если тот же EMS, например, в регионах, когда платишь за экспресс-доставку, она должна доставляться курьером или почтальоном, как угодно можно назвать…

СПИРИДОНОВ: Мы продолжим через пару минут после выпуска новостей. Пока, в общем, я слышу скепсис по «Почте России». Так ли это, будем разбирать скоро.

СПИРИДОНОВ: Ну что ж, позволю себе еще раз поприветствовать вас, уважаемые слушатели программы «Рунет сегодня». Мы на волне 99,6, мы, как бы так сказать, на урле (не очень радийно, но вполне себе уместно с точки зрения Интернета), на сайте stolica.fm. Хотел какое-то найти созвучное, но получилось не очень эффектно. И там, и там идет прямая трансляция прямого эфира.

Напомню, что мы обсуждаем главные события ушедшей недели в области Интернета, мобильного веба, социальных сетей, электронной коммерции и так далее. Также напомню о том, что в студии у меня три эксперта, которые комментируют ТОП-5 новостей ушедшей недели. Сегодня в гости к программе зашли: Тимофей Шиколенков, директор по маркетингу и развитию бизнеса Интернет-магазина «Аудиомания»; Сергей Вильянов, главный редактор журнала «Мир ПК»; и Феликс Мучник, гендиректор компании «Softkey».

Мы обсуждаем новость под номер три в нашем топе. В ней речь идет о том, что случилось с «Почтой России», вернее, о тех событиях, которые сопутствовали неким обстоятельствам, связанным с «Почтой России». Они выпустили новую услугу, эта услуга – предложение для электронных магазинов. И Тимофей, как человек глубоко из электронной коммерции, имеет некоторые сомнения насчет перспективности этой услуги в силу ограниченности.

ШИКОЛЕНКОВ: Нет, они искусственно просто ограничили его. Если бы это была массовая услуга, то какие 10 тысяч посылок в месяц?

СПИРИДОНОВ: 10 тысяч посылок в месяц – это та нижняя планка, с которой они начинают работать с клиентом, с Интернет-магазином.

ШИКОЛЕНКОВ: Ну, как я и говорил, по статистике «Data Insight» можно сказать, что порядка 100 удовлетворяют этому критерию.

СПИРИДОНОВ: Ты сказал, что вроде 1000 магазинов.

ШИКОЛЕНКОВ: Нет-нет-нет, 100.

СПИРИДОНОВ: 100?

ШИКОЛЕНКОВ: 1000 заказов в день. Если взять Интернет-магазины российские, у которых больше 1000 заказов в день, то таких по статистике «Data Insight» порядка 100 всего лишь навсего.

МУЧНИК: Физических 99 без нас.

ШИКОЛЕНКОВ: Все на самом деле не так красиво, как иногда хочется думать.

СПИРИДОНОВ: Хорошо. Мы, собственно, эту новость и взяли для того, чтобы погрузиться в вопросы на таком любительском уровне, пускай, но по возможности внятном – вопросы вообще того, как формируется сегодня доставка в электронных магазинах. Как правило, это решается либо внешними курьерскими службами, либо какими-то собственными наработками. Верно, Тимофей?

ШИКОЛЕНКОВ: Собственные наработки в масштабах России есть у единиц компаний. Это даже смешно себе представлять опять же в масштабах бизнеса.

СПИРИДОНОВ: Расскажи в двух словах, как сегодня Интернет-магазин решает вопрос доставки. Ну, средний Интернет-магазин, добросовестно стремящийся доставить продукцию своим покупателям.

ШИКОЛЕНКОВ: Ну, как правило, это сотрудничество с какой-то логистической компанией, которая либо работает в масштабах всей страны, либо несколько компаний, которые работают по разным регионам. Естественно, это «Почта России».

Причем что удивительно, в некоторых группах в социальных сетях, где общаются магазинщики, я периодически читаю о том, что люди идут как частные лица на почту и отправляют эти посылки. Причем это в массовом порядке, как раз маленькие такие магазинчики, которые этим занимаются. Они не заключают ни договоры, они общаются с компаниями, хотя это очень странно. В целом все вот так.

Естественно, небольшие компании стремятся отдать все на аутсорсинг некоей одной компании, но в реальности это сделать практически невозможно, к сожалению.

СПИРИДОНОВ: Как вы смотрите на это, Сергей, Феликс? Есть ли мысли о том… Я так понимаю, что Феликс завязан на этом отчасти, хотя я не знаю… У вас доставка все-таки больше дигитальная, по-моему?

МУЧНИК: Ну да. На самом деле мы, конечно, раньше были больше завязаны, сейчас у нас примерно 0,5% заказов физические. «Дигитальная» – плохое слово, не употребляй его.

СПИРИДОНОВ: Не буду.

МУЧНИК: Плохие ассоциации возникают. Физическая доставка.

Давай первое – по самой новости. Это хорошая тенденция. Это как мы только что говорили о «ВКонтакте». Мы говорим о том, что хороший сигнал к началу перестройки «Почты России». И если она постепенно начнет двигаться в сторону действительно приличной логистической компании от больших магазинов к мелким, и это отстроит для начала на масштабе больших, то это будет очень хорошо.

Второй пункт. Можно сказать то же самое, что сказал Тимофей. Я наблюдаю это 15 лет, и все эти годы на самом деле реальность физической доставки в Россию остается на каком-то совершенно детском уровне, это просто ужасно, на уровне привоза и маленького рыночка такого. Не появляются на самом деле громадные логистические компании, которые действительно можно нанять и дальше сделать e-solutions, как говорится – полностью отдать на аутсорс физическую доставку от твоего порога до порога клиента со всеми вытекающими последствиями: со сбором денег… Ну, дальше может Тимофей еще подробнее даже, чем я, прокомментировать. Вот этого нет и этого не происходит.

СПИРИДОНОВ: Знаешь, я, как клиент конечный, чувствую, что по Москве прогресс есть.

МУЧНИК: По Москве есть прогресс только за счет в основном самостоятельно отстроенных служб доставки.

СПИРИДОНОВ: Хорошо. У нас на связи президент Национальной ассоциации дистанционной торговли Александр Иванов. Александр, слышите нас?

ИВАНОВ: Плохо очень, но слышу.

СПИРИДОНОВ: Давайте попробуем совсем коротко, раз связь у нас не самая лучшая. Вот эта инициатива «Почты России» является ли знаковой, будут ли из нее какие-то серьезные вытекающие последствия для электронной коммерции Рунета в целом?

ИВАНОВ: Я не знаю, слышите ли меня, потому что я вас слышу еле-еле. Вы как-нибудь моргните, если да.

СПИРИДОНОВ: Я вас слышу.

ИВАНОВ: А, чудесно. Привет всем собравшимся. По поводу логистики. Есть определенное ожидание, мотивированное какими-то последними событиями, от новой команды «Почты России». Я писал это, не буду повторяться. Думаю, что новые почтовые продукты – посмотрим, как они будут работать. Но есть все основания думать, что они будут работать.

Если говорить о том, о чем я писал на днях. «Почта» практически возвращается на тот рынок, который она покинула – рынок доставки. Если действительно появится продукт такой, что, например, по Москве будет доставляться посылка на следующий день… Потому что «Почта» говорит о том, что это не только будет доставка до отделений почтовой связи, где, как мы знаем, очень много проблем…

СПИРИДОНОВ: Спасибо. Александр, вынужден вас остановить, связь ухудшилась, к сожалению, но в целом понятны ожидания. Это, напомню, был президент Национальной ассоциации дистанционной торговли Александр Иванов. Ожидания от этой инициативы скорее позитивные. И вот специалист считает, что вполне возможно, что «Почта России» на новом дыхании с новой командой даст новые возможности нашему растущему рынку электронной коммерции.

ШИКОЛЕНКОВ: Будем надеяться.

СПИРИДОНОВ: Будем надеяться.

Коллеги, если нечего добавить по этому вопросу, предлагаю двигаться дальше к следующей новости. У нас разбор довольно болезненной темы.

РУНЕТ СЕГОДНЯ: Минкомсвязи выпустило разъяснения к правилам использования публичного Wi-Fi. Владельцы бесплатных точек доступа должны будут идентифицировать пользователей по паспорту или другому документу, удостоверяющему личность, по номеру мобильного телефона или учетной записи на сайте госуслуг.

СПИРИДОНОВ: Попробую рассказать порядок событий, как они происходили. Те, кто наблюдал хотя бы по касательной (а может быть, даже именно по касательной, это было наиболее интересно), могли видеть такую карусель: Wi-Fi по паспорту – Wi-Fi не по паспорту – Wi-Fi по паспорту – нет, не по паспорту. И вот так это с интервалом в один-два дня.

7 августа появилась новость, что использовать публичные точки доступа нужно будет по предъявлению паспорта, это было постановление Правительства, подписанное Медведевым. На следующий день пришло опровержение – якобы нет. Затем пришло разъяснение замглавы Роскомнадзора Максима Ксензова о том, что не нужно опознавать – опять-таки еще раз получается опровержение.

Но 19 августа, на ушедшей неделе, которую мы разбираем, надежда рассеялась: владельцы бесплатных точек доступа Wi-Fi все-таки должны будут идентифицировать пользователей по паспорту или другому документу, удостоверяющему личность, номеру мобильного телефона, учетной запись на сайте госуслуг. Это разъяснение выпустило на своем сайте Министерство связи.

Все-таки нет анонимности в сетях Wi-Fi. Это оправдано или нас крутят в бараний рог? Сергей.

ВИЛЬЯНОВ: Мне кажется, это даже дело не в нас, а во владельцах бизнесов. Это еще одна большая-большая головная боль для мелких и средних бизнесменов, которые держат какие-то Интернет-кафе, обычные кафе и прочее.

СПИРИДОНОВ: Скорее, обычные кафе.

ВИЛЬЯНОВ: Это еще одна заковырка, за которую непременно будут цепляться проверяющие. И это очень плохо.

А что касается всего остального? Вы знаете, есть такая страна Израиль, где все очень серьезно и давно повернуты на безопасности и на контроле нехороших потоков. Так вот, в Израиле никакой проверки по паспорту при подключении к Wi-Fi нигде нет, там даже SIM-карты с Интернетом продают без паспорта. Просто выходишь…

СПИРИДОНОВ: Кстати говоря, никогда не понимал этого.

ВИЛЬЯНОВ: Я тоже это не понимаю. У меня такое ощущение, что это реально, чтобы бизнесу какую-то подколку сделать или каким-то проверяющим органам устроить новую возможность для вариаций.

СПИРИДОНОВ: Нет, я имею в виду, кстати говоря, Израиль. Мне кажется, что это все-таки было бы логичнее – людей идентифицировать.

ВИЛЬЯНОВ: Видимо, есть другие способы, я подозреваю.

СПИРИДОНОВ: Возможно. Да, Феликс?

МУЧНИК: Сережа на самом деле мне подал подачу. Мне кажется, это просто непрофессионализм власти, к сожалению, в данном конкретном случае. То, что Интернет не должен быть анонимным – это совершенно однозначно, здесь я абсолютный сторонник их принципиальной позиции. Только извините, господа, Wi-Fi, Интернет, ваш доступ с вашего личного телефона или планшета не является анонимным очень давно. И весь этот трафик при необходимости борьбы с терроризмом или остальными ужасными вещами можно контролировать.

Потому что желание переложить с себя ответственность за незнание и за непрофессионализм на владельцев бизнеса или в каких-то других случаях еще на что-нибудь… Когда ставят СОРМ, о котором теперь уже вслух все говорят – это мне понятно. Потому что действительно контролировать высокий трафик почты на антитеррористические высказывания или еще на какие-то проблемы очень тяжело, тут нужны автоматизированные средства, разработанные централизовано, это понятно.

А вот контролировать Wi-Fi при необходимости до вас дойти, до каждого – это вообще не является проблемой примерно лет эдак 10-15, что в Израиле и происходит. И зачем надо вызывать какое-то неприятие общественное вот этой странной, совершенно невыполнимой при этом задачей, я не понимаю, потому что всем будут выдавать пароль хозяина.

СПИРИДОНОВ: Возможно. Другое дело, захочет ли хозяин нести ответственность за те вещи, которые могут накопать его посетители?

МУЧНИК: До поры до времени. Он за столько несет ответственность…

СПИРИДОНОВ: Да, Тимофей.

ШИКОЛЕНКОВ: Я бы добавил еще такую забавную вещь, о которой тут в рамках этого контекста практически никто не говорит. Ведь если вспомнить закон «О персональных данных», то получается, что владельцы вот этих самых бесплатных точек доступа Wi-Fi должны строить у себя центры хранения информации с решетками на окнах и с вооруженными автоматчиками, потому что паспортные данные…

МУЧНИК: Самое ужасное, что никто этого даже не связывает. Весь непрофессионализм ситуации, что никто не задумывается о связи одного закона и постановления с соседним. Вот это ужасно.

ШИКОЛЕНКОВ: Да. Я себе представил «Макдоналдс» за колючей проволокой…

МУЧНИК: Ну, «Макдоналдс» ты можешь не представлять в связи с последними событиями.

СПИРИДОНОВ: Хорошо, «Шоколадницу».

ШИКОЛЕНКОВ: И как может владелец какой-то точки доступа договориться с сайтом госуслуг об авторизации?

МУЧНИК: Он приведет в красивую «Шоколадницу» – и все будет хорошо.

СПИРИДОНОВ: Нет, там будет какой-то софт. Но опять-таки, когда он появится?

ШИКОЛЕНКОВ: За шоколадку.

СПИРИДОНОВ: Авторизация через телефон. Обращу внимание, друзья, через телефон нас будут авторизовывать на публичных точках. Время истекло, продолжим через пару минут.

СПИРИДОНОВ: Продолжаем «Рунет сегодня» от 25 августа 2014 года. 99,6 FM в Москве, либо stlolica.fm в онлайне – любая точка мирового пространства и даже за его пределами, если вам там удастся выйти в глобальную сеть. Именно эти источники сигнала информации сейчас в прямом эфире вещают топ главных новостей ушедшей недели в области цифрового пространства с упором, конечно, на новости наши, российские. Мы вместе с моими коллегами разбираем эти новости, пытаемся понять, к чему они приведут, какие причины послужили для их возникновения и так далее.

Представлю, собственно, коллег последний раз в этой программе. Это последний блок, готовимся к последней новости.

ВИЛЬЯНОВ: Как последней?

СПИРИДОНОВ: Хорошо, крайней. Феликс Мучник, гендиректор компании «Softkey»; Сергей Вильянов, главный редактор журнала «Мир ПК»; и Тимофей Шиколенков, директор по маркетингу и развитию бизнеса Интернет-магазина «Аудиомания».

Слово «последняя» звучало не в контексте негативном, поверьте. Это означало просто некий приближающийся, драматический немножко, но не окончательный финал этой программы, этого выпуска. А ждет нас на первом месте новость, в общем, заставившая меня поразмышлять.

РУНЕТ СЕГОДНЯ: «Минкомсвязи выступает за полный информационный суверенитет России и импортозамещение программного обеспечения», – рассказал министр Николай Никифоров на молодежном форуме «Таврида» в Крыму. По его оценке, для замены импортного ПО на отечественное понадобится три-семь лет и миллион программистов.

СПИРИДОНОВ: Не знаю, почему, но первое, что мне вспомнилось при прочтении этой новости – это слова монолога Хлестакова из «Ревизора» Гоголя: «Курьеры, курьеры, курьеры… Можете себе представить, тридцать пять тысяч одних курьеров!» «Миллион программистов» можно подставить.

Насколько популистскими являются эти заявления, способна ли Россия на обеспечение реального полноценного цифрового суверенитета, нужно ли это нам?

МУЧНИК: Видишь, я аж вздохнул.

СПИРИДОНОВ: Да-да.

МУЧНИК: Придется начать… Я постараюсь (у нас времени осталось мало) кратко углубиться в историю. Эта новость запоздала примерно на 45 лет, наверное.

СПИРИДОНОВ: Черт! Отказываемся от ее обсуждения.

МУЧНИК: Потому что, к сожалению, в конце 60-х годов (и люди моего возраста это очень хорошо помнят, а я программированием занимаюсь примерно с 11 лет, уже 42 года как раз) было принято решение отказаться от собственных разработок вычислительной техники, которые были очень неплохие. В России были очень хорошие школы, точнее, в Советском Союзе: в Киеве, в Минске, в Воронеже, в Москве, в Зеленограде, в Новосибирске, в Томске и так далее. И это касалось не только вычислительной техники, это касалось многих вещей.

Все сейчас думают, что страна начала разваливаться в 90-е годы. Нет, она стала разваливаться в конце 60-х годов, когда было принято решение на деньги от нефти закупать все остальное и жировать. И поэтому начали разваливаться разные школы. Я очень коротко так постараюсь.

Поэтому в тот момент мы все начали заниматься в основном на 90% воровством элементной базы, которую копировали в Зеленограде, в Воронеже и в Минске, программ, которые мне поступали в целлофане в 1980 году через Кубу и Болгарию прямо на стол через две недели после выпуска «Borland». Потому что я, собственно, первый локализовывал «Turbo Pascal», который ныне «Delphi», вот такая история.

И именно тогда классическая школа математики, классическая школа программирования – от архитектуры, от низа до верха, как строить продукты, как их создавать и как их тестировать – она начала потихонечку исчезать. И окончательно она исчезла в 90-е годы, естественно, потому что наступила разруха (в головах в первую очередь).

Поэтому для того, чтобы это все восстановить, решение абсолютно правильное. Только для того, чтобы восстановить, надо создать среднее специальное образование, о чем говорит неоднократно Борис Нуралиев. Раньше программистов учили в ПТУ, например, железнодорожных, и учили их всего за полтора-два года – и они отлично программировали и кодировали. Они занимались веб-интерфейсом и не рассказывали потом, что они являются программистами. Это жуткое совершенно зрелище на сегодняшний день. Это создание высшего образования архитекторов, управленцев этих разработчиков.

Примерно на это все надо потратить от 7 до 15 лет. Причем говорить об этом отдельно без создания элементной базы, которая должна быть современной… Не создавая микропроцессоры «Эльбрус» на базе примерно 10-15-летней давности, говорить, что мы совершили прорыв. Это хорошо, только раньше их совершали через год после выпуска микросхемы. Да, ее разрезали и копировали, как в Китае, но ее выпускали. И наши машины копированные были, по крайней мере, на той же элементной базе.

Поэтому 7-15 лет и не 1 миллион человек, а 5 миллионов человек в отрасль – и мы действительно сможем импортозамещать. А до этого момента говорить о том, что можно заменить СУБД «Oracle» с 35-летним опытом и миллионами человеко-часов, которые вложены на тестирование, на ключевые решения, которых в нашей стране очень мало (их можно по пальцам назвать: «1C», «Антивирус Касперского», «ABBYY» и все остальное), просто невозможно.

СПИРИДОНОВ: Как бьется, Феликс, то, о чем ты говоришь (оно очень убедительно звучит, очень убедительно), с тем, что принято считать, что Россия сильна своими программистами? И, в общем, это отчасти видно: у нас есть «Яндекс», «Mail», у нас есть «ВКонтакте» в конце концов, который является сложным программным комплексом.

МУЧНИК: Отлично. А теперь рассказываю очень быстро. «Яндекс» – это ВЦ Академии наук. «1C» – это бывший Госкомстат. «Я» – это бывшая система СМ ЭВМ, это ИНЭУМ и Воронеж, который держал… Я, собственно, писал первые ТЗ для алгоритмов и программ для СМ ЭВМ, была такая система малых ЭВМ. «EPAM» – это Минский завод ЕС ЭВМ. И так далее. Так вот вопрос: а может быть, это все оттуда?

СПИРИДОНОВ: Имеешь в виду, с Запада?

МУЧНИК: Нет. Это просто наша старая школа сохранившаяся. «Яндекс» начинал создаваться в ВЦ Академии наук – старая школа.

СПИРИДОНОВ: О’кей. А на этом исчерпано? Все люди…

МУЧНИК: Они очень низкого профессионального качества, они очень поверхностные. Визуальное программирование еще к этому очень способствует. Они не понимают, что такое… Нет, конечно, есть люди во «ВКонтакте», которые понимают, что такое высоконагруженные системы. Таких людей единицы. Раньше это было массовое воспитание и обучение таких людей.

СПИРИДОНОВ: Я понял, Феликс. У нас на связи также еще один специалист, технический топ-менеджер, всю свою жизнь профессиональную строивший команды и компании, разрабатывающие программное обеспечение, Сергей Рыжиков, гендиректор «1С-Битрикс». Сергей, слышишь нас?

РЫЖИКОВ: Да, приветствую.

СПИРИДОНОВ: Приветствую. Твое мнение о перспективах подобного рода шагов? Вот Феликс скептически смотрит на возможность в ближайшее время (три-семь лет) импортозаместить ПО на отечественное. Ты что думаешь? Хватит у нас программистов, не хватит, какой у них уровень?

РЫЖИКОВ: Ну, не в программистах, конечно, это измеряется, прав Феликс. И во многом, наверное, хорошо видеть, что государство осознало, насколько важно для него сегодня программное обеспечение, что государственные структуры не смогут в дальнейшем работать без своих комплексов.

Быстро изменить ситуацию действительно не получится. Возможно, будет принята некая программа (наверное, мы все ожидаем, что будет какая-то государственная программа на длительный срок), и возможно, будут выбраны первые цели. Нужно строить, как это говорят, программное обеспечение от операционной системы, баз данных до ключевых приложений, которые будут играть важную роль.

В принципе, история содержит примеры, когда грамотное движение государства или большой заказ, или вообще появление и формирование спроса выступало некоторым драйвером. Ну, если поддержат, возможно, удастся что-то сформировать. Но стратегическое мышление необходимо на уровне министерства. В данном случае мы обсуждаем, конечно, политическое заявление. Пока не представлен план, не представлен вектор, как это все будет развиваться. Ну, мы будем только ожидать стратегического мышления. Но мне бы, конечно, хотелось.

СПИРИДОНОВ: О’кей, спасибо. Реальные опять-таки сроки этого будут не три-пять-семь лет, как назвал Никифоров, а выше?

РЫЖИКОВ: На самом деле на сегодняшний момент весь мир по большому счету зависит от американского программного обеспечения. Буквально на днях появилась новость, что Китай принял решение о выпуске своей операционной системы и о некоей стратегии в этой области. Я уверен, что большинство стран будут принимать значительные усилия для того, чтобы изменить ситуацию.

Еще раз, на мой взгляд, важна стратегия государства на много лет (это может изменить) и в образовании, и в заказе на ресурсы. И тогда что-то появится через пять-семь лет, но что-то большее появится через 10-20.

СПИРИДОНОВ: Спасибо большое, Сергей. Это был комментарий Сергея Рыжикова, гендиректора «1С-Битрикс».

Коллеги, у нас осталось буквально полторы минутки. Пару комментариев, Сергей, от тебя, Тимофей, от тебя.

ВИЛЬЯНОВ: Ну, у них прекрасное клиповое мышление, как в фильме «Человек с бульвара Капуцинов»: «Джонни, сделай мне монтаж». Вот мы здесь, а потом – оп! – и мы вот там. А просчитывать дорогу как-то то ли лень, то ли не привыкли, то ли не хотят. Меня интересует, не где взять миллион программистов, меня интересует, где взять 30-35 тысяч преподавателей, которые научат этот миллион программистов. Вот в чем главная задача-то.

ШИКОЛЕНКОВ: И руководителей этих программистов еще. Потому что это же не просто взяли лопату и пошли копать все дружно. Я рассказываю иногда историю нашей разработки. У нас очень небольшой штат, у нас три человека всего. Нам говорят: «Как вы написали столько тремя человеками?» Потому что есть грамотное руководство. Кодер сидит и кодит, но он не может принимать решения. И количество, собственно, программистов этих, миллион, не решит проблему. Тут действительно большая-большая история, очень большая.

МУЧНИК: Самое последнее прямо замечание, просто чтобы вы понимали.

СПИРИДОНОВ: Десять секунд у нас.

МУЧНИК: У нас самые крупные две аутсорсинговые компании – это 10 тысяч человек. В Индии их масса по 150 тысяч человек. Как вы будете ими управлять?

СПИРИДОНОВ: О’кей. Увы, пора заканчивать. В общем, это, пожалуй, одна из самых ярких и острых тем, которую мы будем наблюдать в развитии в ближайшие недели и месяцы. Пойдет ли Россия по пути суверенитета в цифровом пространстве, насколько радикальным будет этот путь? Будем смотреть, будем комментировать.

Это была программа «Рунет сегодня». Слушайте нас каждый понедельник. Меня зовут Максим Спиридонов. Пока.

Следующий постВ логове Goblin'а. 2004 год