Журнал Mobi, или Я знаю — почему!

До меня все доходит с опозданием на несколько дней. И только в это не самое лучшее субботнее утро я наткнулся на пост ЖЖ-юзера avrylo о кончине журнала Mobi. Как-то пообщавшись с этим анонимом письменно, я решил, что это очередной малолетний дрочер из подтанцовки Mobi, а выяснилось — вполне взрослый дяденька, чуть ли не заместитель Главного Редактора. Любитель трубок. Почему взрослые дяденьки придумывают себе такие милые погоняла — это другой вопрос, медицинского характера. Поэтому на нем заострять внимание не будем, а просто процитируем несколько кусочков из его лебединой песни.

Мы — дорогая редакция, — знали, что делаем лучшее бумажное издание в тематическом сегменте. Знали, потому что изначально ставили эту планку как можно выше от плинтуса. Так оно получалось проще, даже если порой допрыгнуть не удавалось. Наградой была радость, когда удавалось высоту взять. И, чтобы не закисать, ставили новую высоту. Ориентируясь лишь по собственным амбициям.

Прекрасно, я считаю. Особенно если человек это писал искренне.

Проблема в том, что никакого «тематического сегмента» у Mobi не было. Пять лет бедный журнал метался между каталогом мобильных телефонов с парой статей и набором текстов про все подряд. Обзирали все, что только могли, включая вещи абсолютно не мобильные (особенно доставляли NAS корпоративного уровня).

В результате пяти лет всех этих прыжков и ужимок стало получаться нечто более-менее читабельное. Нет, серьезно, последние номера можно было не листать, а читать. Но при таком раскладе надо было делать перезапуск журнала с заменой названия — можно сколько угодно кивать на успех «Московского комсомольца» и «Комсомольской правды», которым погоняло не жмет, однако они — исключение, подтверждающее общее правило.

Назвался Mobi — пиши про гаджеты, а не шакаль у всех вендоров подряд и не изображай из себя «экспертный журнал о цифровой технике».

Немного чисел. Общий объем корпуса авторских текстов в номере — 700-740 тысяч знаков без пробелов. Пробелы в среднем составляют ~ 20% текста. Знаки в книжном издательстве принято считать с пробелами. Итого: более 900 000 знаков ежемесячно. 23 условных авторских листа (в книжном исчислении). А чтобы еще понятнее — очень толстый роман. Либо нормальный плюс повесть. Например, «Обитаемый остров» плюс «Парень из преисподней» братьев Стругацких.

Так ли, иначе, но мы издали 64 таких романа. И не наша вина, что 65-й и последующие нам прикрыли. Минимум три года (за вычетом первых двух смутных лет) мы делали лучший журнал о цифровой технике.

Мда. Мда. С одной стороны, личность avrylo раскрывается очень интересно, потому что эти произведения Стругацких обычно нравятся только сильно закомплексованным подросткам. С другой, всерьез сравнивать ПО ОБЪЕМУ себя со Стругацкими — это просто волшебно.

И опять милая мантра про «лучший журнал». Хорошо, если она родилась уже после смерти издания. Потому что с таким убеждением сделать ничего хорошего было нельзя в принципе. Творец — он ДОЛЖЕН быть уверен, что делает полное говно, но стараться вырасти из этого. Все, что было сделано вчера — говно. И никакие восторженные стоны поклонников не должны переубеждать его в обратном. Иначе — это не творец.

Когда же журнал никто не знает, его тираж находится на уровне заводской многотиражки, а команда упивается восторгами в адрес друг друга и сравнивает свой шедевр с романами Стругацких — это страшно и смешно.

Впрочем, мы ещё кое в чём оказались исключением. В Mobi была учреждена, создана и заботливо поддерживаема неофициальная, но оттого ничуть не менее качественная школа журналистики. Да, у нас учили профессии — жёстко, порой жестоко, но качественно и грамотно.

Это вообще нереальный пипец. КАКАЯ НАХЕР ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ? Её в Mobi, публикующем даже репортажи с крупных выставок через 3-4 месяца, отродясь не было. Журналистика — это адская беготня по куче неожиданных мест, это выкапывание необычных тем, это предсказание трендов, это общение с десятками людей, чтобы написать заметку на три строчки. Это, наконец, связи абсолютно везде. Причем тут Mobi? Максимум, о чем можно говорить, так это о школе гаджетописательства, да и то…

Там еще много грустных размышлений про плохое распространение. Мол, не продвигали наши шедевры, как следует. Бедные фанаты в чемоданах журналы по зонам развозили. А злые распространители сами ничего не делали, лишь советовали редакции стараться тщательнее. Я не знаю — как оно было на самом деле. По моим наблюдениям, Mobi стоял на прилавках повсеместно — в Саратове, Екатеринбурге, Казани, Питере, Новосибирске и т.д. Стоил, правда, до хрена. И потому именно стоял.

Пора закругляться. Очень легко писать зловредные комментарии к идиотским текстам. Очень трудно делать действительно популярное издание, и рецепт успеха катастрофически сложен. Но зато можно посмотреть — как делать не надо. Mobi тому пример почти идеальный.