Первое сентября в тоталитарном прошлом

Свое первое сентября я запомнил навсегда.

На рассвете мы проснулись от грубого стука в дверь — пришли за отцом. Его ждали на заводе. Вообще, отец врач, но работяги, кующие ядерный щит родины, в честь Дня Знаний напились до чертиков (впрочем, как и в честь любого другого дня). Без медицинских процедур они могли делать только чайники со свистком. Отец надел ватник, подарил мне кусок сахара и ушел.

Ради такого дня мама напоила меня кипятком. Надев ватники, мы вышли из дома. На улице, как обычно, было -30, с неба падали куски льда. По пути нам попалось несколько трупов медведей. 1 сентября — единственный день в году, когда власть их отстреливала, чтобы хотя бы некоторые дети дошли до школ.

Читать далее…

Есть такая профессия — вещи перевозить

Перевозил мебель в новое домовладение. По пути парни-перевозчики рассказали пару историй.

Прибыв на заказ, обнаружили в квартире интересную пару: пышную гэкающую молодуху и пропитого алкоголика. Как выяснилось, ловкая дама вышла замуж за побухивающего москвича с хатой. От свалившегося счастья москвич стал бухать совсем яростно, и через некоторое время молодуха решила от него уйти. И оставить на память о счастливых днях милый пустячок — квартирку. Взамен нее мужчина получил комнату в Подмосковье, и никаких претензий не высказывал. Его все категорически устраивало. После загрузки нехитрого скарба бывший москвич был усажен бывшей женой в кабину «Газели» и снабжен пятью бутылками пива. Учитывая, что уже на момент посадки он находился в состоянии утренней свежести, высосанные мигом пять бутылок погрузили опытного дринк-мастера в состояние нирваны. На раздражители не реагировал, из кабины был выгружен вместе с мебелью.

Читать далее…

Сказка на ночь

Когда после победы сборной России в 1/4 финала вышли законы о платном обучении в старших классах и принудительном распределении после учебы в вузах за бюджетные средства, все сочли это разумным и не роптали.

Когда после победы в 1/2 финала на станциях метро Новослободская, Добрынинская и Арбатская вернули портреты Сталина, все сочли это правильным шагом, развлекающим иностранных гостей. И действительно, количество селфи из метро в Инстаграмме побило все рекорды.

После сокрушительной победы сборной в финале чемпионата президент Путин приехал со стадиона в Кремль. Мягко кивая в ответ на поздравления часовых, он дошел до своего кабинета. Не зажигая света, плотно прикрыл дверь изнутри.

Читать далее…

Голубая опасность

Эта история случилась в конце девяностых в одном из больших городов нашей необъятной России. Одна государева служба для того, чтобы отпраздновать профессиональный праздник, арендовала театр юного зрителя. Целиком. Разумеется, для того, чтобы культурно встретить праздник, посмотреть концерт с артистами театра, вручить друг другу почетные грамоты и ценные подарки, после чего, пригубив шампанское, отправиться домой, к семьям.

Все так бы и было, но на беду в окружном управлении решили проверить — как подчиненные на местах отмечают профессиональный праздник? Достойно ли несут честь мундира? Не усугубляют ли? За что именно вручают почетные грамоты?

Читать далее…

Ломка

Стас всегда знал, что станет врачом. Трудно даже думать об альтернативах, когда врачами всю жизнь проработали твои дед и мама. Правда, дед умер рано, не дожив и до шестидесяти, так что Стас помнил его довольно смутно. Но каждый день по дороге в школу он проходил мимо клиники, на которой висела большая мемориальная доска с дедовским портретом. А сама клиника носила его имя. Это, скажем так, способствовало.

Правда, Стас все же нарушил формирование династии, выбрав неправильную специализацию. Дед и мама были хирургами. Предполагалось, что единственный мальчик в семье тоже возьмет в руки скальпель, но Стас отказался наотрез. Во-первых, он не мог избавиться от внутренней дрожи, когда резал живую плоть. Когда их группу привели в операционную на удаление аппендицита, он, к огромному стыду своему, рухнул в обморок. Во-вторых, Стас боялся, что столько не выпьет. Ранняя смерть деда была связана как раз с тем, что он был человеком крайне чувствительным и мучительно переживал любую врачебную неудачу. Не спасало даже понимание невозможности спасения пациента. Лекарство было рядом: батарея бутылок-благодарностей копилась в серванте на зимней даче, и опустошалась за пару дней. И однажды бабушка не проследила, что дед поехал «лечиться». Не приехал домой ночевать – ну, подумаешь, операция сложная, лег спать в кабинете. А на даче с дедом случился инсульт, он сутки пролежал у серванта, а когда бабушка все же догадалась и примчалась, было уже поздно.

Читать далее…