Саратов хорошеющий, или почему я благодарен Вячеславу Володину

Некоторое время назад BBC напечатало материал под названием «Володинская деревня: как благоустраивают Саратов». В первых же строках автор данного шедевра пишет, что город, из которого он уехал, вызывает у него смесь жалости и брезгливости. Но каждый раз, когда автор  таки добирался до Саратова, он начинал рассказывать о своих впечатлениях встречным и поперечным. За что, по его же признанию, автору чуть не вломили в автобусе, и даже таксист скверно обругал брезгливого экс-саратовца.

Лично я думаю, что г-н Бойко по приезду в Саратов нажирался в слюни и вел себя непотребно. Потому что ругать город в транспорте является чем-то вроде региональной традиции, за которую никто в морду не бьет. Но сам факт, что перемены в Саратове заметили аж на BBC, дорогого стоит. И то, что срываются на хамство, не может не радовать.

Читать далее…

Имя как судьба

Дом, где жили мои бабушка с дедушкой, когда-то был постоялым двором. Во дворе растут гигантские деревья, посаженные еще французскими пленными. Само здание на моей памяти ни разу не ремонтировали, но оно пережило уже сотни своих обитателей. И может пережить еще немало. Если не снесут ради места в самом центре города, которое когда-то было полуокраиной.

Когда-то давно комнатушки постоялого двора превратили в квартиры и раздали их молодым и веселым сотрудникам театра оперы и балета. Моим бабушке с дедушкой повезло: им досталась бывшая кухня с помещением для хранения и рубки дров. Там дед соорудил санузел, и долго это была единственная квартира в доме со всеми удобствами. Правда, к моему появлению молодые сотрудники театра уже состарились, так что сверстников во дворе дома почти не наблюдалось. Но не помню, чтобы мне когда-то было скучно. Огромный двор был просто переполнен интересностями. Можно было наблюдать за голубятней, где доживали свой век породистые голуби соседа Юрки, в небольшом курятнике постоянно дрались петухи, а к служебному входу в студенческую столовую на телегах привозили продукты, и лошади охотно ели веточки. Наверное, это времяпровождение наложило определенный отпечаток на мой характер. В конце концов, мальчик, выросший в шумной ватаге сверстников, просто обязан отличаться от того, кто общался преимущественно с голубями и старыми лошадьми.

Как-то весной во двор забежал пёс. Животных тоже встречают по одежке, и пёс не подкачал. В холке он был высотой с десятилетнего ребенка. Его беспутная, но весьма габаритная мамаша явно согрешила с догом. От папы пёс взял черную короткую шерсть, квадратную морду и уши. Остальное было от мамы.

Читать далее…

Граждане, сдавайте биткойны!

Приехал немного отдохнуть от этой вашей Москвы в Саратов. В Саратове очень хорошо. Пешеходную улицу Кирова, местный Арбат, молитвами спикера Госдумы продлили практически до Волги. Хорошо, когда уроженцы губернии достигают определенных высот во власти. Сразу откуда-то деньги в городе появляются.

Пройдешь по этой длинной и красивой пешеходной улице, пересечешь пару обычных – и начинается набережная. Она и раньше была прекрасной, но несколько лет назад к изначальным полутора километрам добавили еще четыре. И в сумме получается удивительной насыщенности и красоты променад, равных которому я и не припомню. Волга, широкая и полноводная в районе Саратова, способна «вытащить» что угодно. Но если к ней прибавить широкую пешеходную зону с разметкой для велосипедов, ретро-фонарями, лавочками и даже тренажерами под открытым небом, впечатление остается сильнейшее. Добавил бы «как в Европе», но то-то и оно, что в Европе мне ничего подобного видеть не приходилось.

Читать далее…

Если бы моя прабабушка была блогером. Альбом памяти

Моя прабабушка Шура всю жизнь проработала в астраханских газетах и журналах. Отец говорит, что она была ответственным секретарем, а не журналистом. Но у нас лежит статья, подписанная ее именем. Так что, видимо, совмещала.

В те далекие времена не было интернета. Не только в Астрахани, но и вообще. Все печаталось на бумаге, и просто так опубликовать свои мысли было довольно затруднительно. Даже если очень хотелось. И однажды моя прабабушка решила сделать свое издание. Можно сказать — спецвыпуск. В единственном экземпляре. Для себя. Ну и для тех, кто найдет его однажды.

Повод был трагический. Как я уже говорил, мой дед Борис умер совсем молодым, в 53 года. Он был единственным сыном прабабушки, и до последних дней они были очень близки, несмотря на расстояние между Саратовом и Астраханью. Да в любом случае потеря единственного сына — большая трагедия. И вот зимой 1980 года прабабушка взяла обычный альбом для рисования, вспомнила навыки журналиста и собрала в нем всё, что хотела сохранить и запомнить.

Читать далее…

В Казань, в Казань!

Всю следующую неделю планирую провести в Казани. Там сразу два мероприятия по работе, между ними зазор в один день — нет смысла мотаться в Москву. Кажется, так долго я еще в Казани не был ни разу.

Будет много дел — от собрания акционеров крупнейшего в Татарстане банка до встреч с банкирами со всей страны, но, надеюсь, и просто погулять получится. И хотя май в этом году не задался нигде, включая Казань (там в понедельник обещают сильнейшую грозу), большая радость снова оказаться в этом городе. В конце прошлого года я чуть было не уехал туда с концами. Пока не сложилось, но — как знать, как знать.

Читать далее…

Железное письмо №35. Радист и графиня.

Еще одна видеоверсия поста о приключениях в легком подпитии. Пересматривал и думал — как давно я не был в Саратове…

Текстовая версия так же доступна для тех, кто до сих пор предпочитает читать, а не смотреть. Читать далее…

Один саратовский перекресток

Мир поразительно тесен.

Все саратовцы знали фотомагазин на углу Ленина и Радищева. Там когда-то находилась лавка, где 12-летним мальчиком работал генерал-майор Иван Васильевич Панфилов. Тот самый, в честь которого 28 панфиловцев. Он погиб от шальной мины через два дня после легендарного боя.

Читать далее…

Железное письмо №33. О Васиной Вере

Пришло время новогодним роликам. Возможно, тексты уже кому-то покажется знакомым, но число людей, которым больше нравится смотреть, чем читать, растет неуклонно. Так что приходится прокачивать мастерство чтеца.

А текстовая версия тоже имеется. Читать далее…

О ядерной опасности

Продолжаем кататься на машине времени. На этот раз текст чуть поновее, ему «всего» 12 лет. Тоже «13-я комната» в «Компьютерре».

Помнится, в середине тридцатого года прошлого века Остап Бендер очень возмущался, что проклятый телеграф всюду напихал свои столбы с проволоками, из-за чего авто-турне по провинциям, сопровождавшееся изъятием денежных знаков и материальных средств у благодарного населения, закончилось несколько раньше запланированного. Думаю, что сегодня, когда виртуальных «Интернет-столбов» в России ощутимо больше, чем во времена ранней индустриализации, Бендер не проехал бы и десятка километров. Как показывает практика, новостные ленты и блоги теперь читают не только продвинутые студенты, но и бизнесмены с домохозяйками, а главное – любопытствующие милиционеры.

Убедиться в эффективности Интернета, как идеальной среде для распространения слухов, мне недавно пришлось убедиться на собственной шкуре. Прибыв утром 5 ноября в Саратов, я прямо на вокзале был огорошен информацией, что-де на Балаковской АЭС вчера произошло что-то непонятное. Говорят, все в полнейшем порядке, но из дома лучше не выходить, а чтобы не было скучно – принять внутрь ударную дозу какого-нибудь йодсодержащего препарата. На вопрос – откуда, собственно, информация? – четкого ответа не прозвучало. Дескать, ходят неподтвержденные, но весьма настойчивые слухи. Тут бы можно и успокоиться, но на мобильник позвонили знакомые из местной больницы, которые опять же порекомендовали плотнее закрыть окна и растворить в стакане пять капель йода — такие рекомендации якобы высказало высшее медицинское руководство губернии на утренней планерке. Глаза автоматически стали искать аптеку, а шапку захотелось натянуть, как минимум, до щитовидной железы…

Читать далее…

Радист и графиня. История из жизни саратовской богемы.

А вот вам еще одна история из жизни саратовской интеллигенции.

Было в Саратове до недавнего времени заведение под названием Дом ученых. Правда, ученые туда только по праздникам заходили, на всякие торжественные заседания. И развлекали их там представители творческих коллективов, занимающих Дом ученых основную часть года. Бальные танцы, художественная самодеятельность, музыканты. До революции особняк принадлежал то ли какому-то графу, то ли его любовнице, и бальный зал там был — мое почтение. Так что и выпить-закусить приятно, и на творческую молодежь посмотреть.

Читать далее…