Есть такая профессия — вещи перевозить

Перевозил мебель в новое домовладение. По пути парни-перевозчики рассказали пару историй.

Прибыв на заказ, обнаружили в квартире интересную пару: пышную гэкающую молодуху и пропитого алкоголика. Как выяснилось, ловкая дама вышла замуж за побухивающего москвича с хатой. От свалившегося счастья москвич стал бухать совсем яростно, и через некоторое время молодуха решила от него уйти. И оставить на память о счастливых днях милый пустячок — квартирку. Взамен нее мужчина получил комнату в Подмосковье, и никаких претензий не высказывал. Его все категорически устраивало. После загрузки нехитрого скарба бывший москвич был усажен бывшей женой в кабину «Газели» и снабжен пятью бутылками пива. Учитывая, что уже на момент посадки он находился в состоянии утренней свежести, высосанные мигом пять бутылок погрузили опытного дринк-мастера в состояние нирваны. На раздражители не реагировал, из кабины был выгружен вместе с мебелью.

Читать далее…

Уходящая Россия

Прошлую неделю я провел в Нижнем Новгороде. За последние лет десять бывал там много раз, и всегда с удовольствием. Но тут совпало несколько факторов сразу. Во-первых, продолжительность визита. После двух ночей уже как-то осваиваешься и начинаешь чувствовать себя не в гостях. Во-вторых, долго не приходившая в Россию весна обрушилась на Нижний с тройной силой, украсив город яркой зеленью и укутав ароматом всех цветом разом. Устоять перед таким напором просто невозможно — ходишь, умильно глядя по сторонам, и думаешь исключительно о хорошем. В-третьих, не за горами Чемпионат мира по футболу, несколько матчей которого пройдут в Нижнем Новгороде, и центр заметно почистили и подкрасили. Правда, злые языки говорят, что подряды на косметическую реставрацию заключались на изначально недостаточную для полноценных работ сумму, да еще и с требованием бакшиша. Но весна заставляет верить в лучшее.

Я много ездил по городу днем, записывая одно интервью за другим, а вечером довольно бесцельно, но разнообразно гулял по центру. И с каждым часом нарастало странное, противоречивое ощущение. С одной стороны, мне казалось, что я вернулся в детство. С другой, возникло и укрепилось понимание, что все вокруг — лишь призрак прошлого, от которого совсем скоро ничего не останется.

Читать далее…

Голубая опасность

Эта история случилась в конце девяностых в одном из больших городов нашей необъятной России. Одна государева служба для того, чтобы отпраздновать профессиональный праздник, арендовала театр юного зрителя. Целиком. Разумеется, для того, чтобы культурно встретить праздник, посмотреть концерт с артистами театра, вручить друг другу почетные грамоты и ценные подарки, после чего, пригубив шампанское, отправиться домой, к семьям.

Все так бы и было, но на беду в окружном управлении решили проверить — как подчиненные на местах отмечают профессиональный праздник? Достойно ли несут честь мундира? Не усугубляют ли? За что именно вручают почетные грамоты?

Читать далее…

Сергей Вильянов, автор канала Технодзен: «Брать деньги можно только за те вещи, которые сделал бы и бесплатно»

У меня тут взяли небольшое интервью о непростой работе самостоятельного журналиста. Возможно, и вам будет любопытно.

Сергей Вильянов – известный IT-журналист, много лет проработавший в отраслевых изданиях ИД «Компьютерра», ИД «Открытые системы» (журнал «Мир ПК» и портал DGL.RU), возглавлявший редакцию Bankir.ru. Теперь он блогер, пишет про гаджеты, IT и интернет на собственном сайтеи нескольких платформах – в Дзене, Telegram, Facebook.

О себе: «Я пишу о технике уже 20 лет, и на Vilianov.com есть несколько постоянных читателей, которые помнят те, первые тексты. А так, куда ни придешь, везде встречаешь своих. Надо, конечно, понимать, что Хабр – это один подход к подаче, а Дзен – немного другой. Но в целом в интернете есть огромный спрос на рассказ о технике и технологиях человеческим языком. А если еще и с юмором – совсем хорошо. Вот в этом жанре и работаю».

Читать далее…

Ломка

Стас всегда знал, что станет врачом. Трудно даже думать об альтернативах, когда врачами всю жизнь проработали твои дед и мама. Правда, дед умер рано, не дожив и до шестидесяти, так что Стас помнил его довольно смутно. Но каждый день по дороге в школу он проходил мимо клиники, на которой висела большая мемориальная доска с дедовским портретом. А сама клиника носила его имя. Это, скажем так, способствовало.

Правда, Стас все же нарушил формирование династии, выбрав неправильную специализацию. Дед и мама были хирургами. Предполагалось, что единственный мальчик в семье тоже возьмет в руки скальпель, но Стас отказался наотрез. Во-первых, он не мог избавиться от внутренней дрожи, когда резал живую плоть. Когда их группу привели в операционную на удаление аппендицита, он, к огромному стыду своему, рухнул в обморок. Во-вторых, Стас боялся, что столько не выпьет. Ранняя смерть деда была связана как раз с тем, что он был человеком крайне чувствительным и мучительно переживал любую врачебную неудачу. Не спасало даже понимание невозможности спасения пациента. Лекарство было рядом: батарея бутылок-благодарностей копилась в серванте на зимней даче, и опустошалась за пару дней. И однажды бабушка не проследила, что дед поехал «лечиться». Не приехал домой ночевать – ну, подумаешь, операция сложная, лег спать в кабинете. А на даче с дедом случился инсульт, он сутки пролежал у серванта, а когда бабушка все же догадалась и примчалась, было уже поздно.

Читать далее…

Как я пек блины

После лишений на чужбине, всех этих свежих морепродуктов, паэльи, сангрии и других скудных даров испанской каталанской земли, захотелось мне нормальной еды. А именно блинов. Стал проверять домовладение на предмет ингредиентов. По сторонам позыркал, во все шкафы залез, нашел завалявшийся с давних времен iPhone, а вот муки-то и не обнаружилось. Семейство тут же было подвергнуто остракизму, а я, надев форму израильского танкиста, пошел покупать муку в ближайший «Магнит».

Читать далее…

О жадных каталанах

Завтра поутру отбываю в Барселону на Mobile World Congress.

Готовиться к таким мероприятиям принято заранее. Поэтому в декабре прошлого года я решил подыскать себе жилье на время выставки. В 2017-м я жил в небольшой гостинице, единственным достоинством которой было расположение — недалеко от набережной и центра. В остальном это было очень странное заведение. Достаточно сказать, что в номере умещалась только кровать и впритык к ней маленький столик. Всё. Ходил я бочком, по стенке. Подобие санузла находилось за фанерной перегородкой и кое-как отгораживалось от комнаты раздвижной дверью. Одному еще туда-сюда. Уже вдвоем неудобно. Во всех смыслах.

В принципе, мне пофигу. Серьезно. Целый день все равно на выставке. Вечером приходишь и работаешь. Потом падаешь на кровать. Кровать была нормальная, ровная. Так что, в принципе, к отелю вопросов нет. Тем более, что сам, в общем, виноват. Бронировал не я, но меня спросили — мол, подходит ли? Я посмотрел на карте, место понравилось. И согласился. Почитал бы отзывы — может попросил бы что-нибудь другое.

В этом году все решил сделать сам. И, понимая, что такой отель не может стоить дорого, решил осведомиться — почем там будет пожить во время выставки. Ну, чтобы просто понимать некий базис. Нащупать дно.

Читать далее…

Близкие чужие

Я за многое благодарен соцсетям. И ненавижу их только за одно. Они подсовывают тебе сообщения о смерти людей, которых ты никогда не знал, и тут же превращают их в твоих старых знакомых. За считаные минуты безликое имя обрастает лицом и биографией. И ты чувствуешь потерю. Ты скорбишь. Иной раз больше, чем по знакомому из детства. Потому что его ты не видел пару десятков лет, а тут…

И всегда один и тот же сценарий. Вот кто-то отметил в посте человека, сообщая о его уходе. Ты кликаешь по имени и видишь летопись жизни. Она происходит прямо перед твоими глазами. Вот выпал снег, вот сложился давно задуманный проект, вот приехал из Москвы в родной город, вот рядом любимый человек. У тех, кто постарше – дети. Они растут. Ничего необычного в этих историях нет. Жизнь вообще одна большая банальность. Но это не значит, что в ней нет смысла.

Все течет, как течет, и вдруг – фото из больницы. Все норм, ребята, что-то поплохело, сейчас посмотрят и отпустят. Но придется кое-что отменить, сорян.

Читать далее…

О книге «Время Березовского»

С большим интересом прочитал вышедшую в конце прошлого года книгу Петра Авена «Время Березовского». В ней уважаемые люди небывалого ранга — Волошин, Юмашев, Фридман, Чубайс, а также примкнувшие к ним деятели культуры Доренко и Познер рассказывают о времени и о себе. И о своем добром друге Борисе Абрамовиче.

На самом деле, конечно, не очень добром и не очень друге. Да и книга, несмотря на название, не про Березовского. Он в ней богато присутствует, но самое интересное уважаемые люди рассказать не могут. Не поймут-с. Поэтому они с безнаказанным удовольствием вспоминают советские времена, когда в странном НИИ молодой активный ученый Боря Березовский собрал вокруг себя еще более молодых ребят. И значительная часть этих ребят — те, кто дожил и не соскочил, стали миллионерами. Тем, кто сидел в одной комнате с Гайдаром, впрочем, повезло больше — вот, автор книги стал миллиардером. Но все равно Березовский вытащил и озолотил такое количество людей, что просто поразительно.

Читать далее…

12 месяцев жизни

Закончился календарный год по одной из версий календаря. Было интересно. Давно не припомню такого разнообразия эмоций и впечатлений. В начале года, конечно, было ощущение, что мир решил меняться радикально, но направление и накал изменений предсказать удалось лишь частично. С другой стороны, даже это можно считать большим достижением, потому что многие люди вокруг до сих пор не осознали кончину той, старой реальности. И продолжают пытаться наладить отношения с трупом. Договориться с ним. Пугающее и завораживающее зрелище.

О сути изменений вокруг, уверен, будет написано немало книг. Вкратце суть такова. Во-первых, уходит возможность жизни по инерции, по накатанной. Не просто отдельные рабочие сценарии перестают быть таковыми, а вообще сразу все. Это и плохо, и хорошо. Плохо — потому что невозможно, насобачившись в чем-то, продолжать делать это на автомате, расслабившись. Ты должен постоянно находиться в поиске новых способов приложения собственных сил. Иначе — печаль. Хорошее в этом тоже есть. Практиковать новые подходы будут далеко не все — кто-то из-за лени, кто-то по причине отсутствия способностей. А значит открываются новые окна возможностей, в которые можно залезть.

Читать далее…