Для чего на самом деле в Москве затеяли реновацию?

Уже несколько месяцев в интернетах стоит вой. Московские власти хотят снести «хрущевки» и невезучие «сталинки», чтобы на их месте построить новые дома. Обитатели старых кварталов переживают, что их поселят где-нибудь далеко от центра, и нельзя будет сходить в любимый парк или отвести ребенка в школу, где уже отучилось три поколения семьи. Ужасает перспектива переехать с проспекта Вернадского куда-нибудь в ужасное Бутово, где, как известно, живет только пьяное быдло. В общем, нет предела чекистской мерзости.

У реновации есть немало сторонников. Действительно, много ли радости жить в убитой хрущобе с протекающей крышей и маленькой кухней? А власти обещают что-то более приличное, да еще и с ремонтом. Ведь панельная пятиэтажка — это реально избушка на курьих ножках. Там масса инженерных решений, исключающих возможность нормального ремонта. Да и не планировалось их ремонтировать. Думали, наступит светлое завтра, переселим людей в дворцы, а эти курятники снесем к известной матери.

Меня реновация не касается, поэтому ни «за», ни «против» не впишусь. Но мне странно — почему никто не задается вопросом, с чего вдруг власти решили мутить этот проект именно сейчас? Ну не от любви же к своему народу, верно? И зачем мутить воду перед президентскими выборами?

Ответ на этот вопрос вас немного удивит. И вы будете удивляться — как же сами не догадались до такой простой вещи.

Строительная отрасль — это официально 3% ВВП современной России. На самом деле гораздо больше, потому что за ее счет кормятся перевозки, сфера услуг, рекламщики, финансисты, импортеры строительных и отделочных материалов, дизайнеры, ремонтники и т.д. и т.п. Думаю, суммарно набежит процентов 7-8. Это много. Много. Когда ВВП страны падает на 3%, мало не кажется никому. Падение на 7% — это катастрофа. За девяностые годы ВВП России сократился на 46%, то есть в среднем 4.6% в год. Вспомните — каково это было?

С начала девяностых цены на недвижимость в России росли. Особенно сильно они подскочили в начале двухтысячных. Я покупал первую квартиру в Москве по тысяче долларов за квадратный метр, и все мне говорили — ты с ума сошел, это ж безумно дорого, не торопись, скоро подешевеет. Что характерно, когда я через несколько лет покупал в том же районе вторую квартиру, где квадрат стоил уже четыре тысячи, про дороговизну никто не говорил. Наоборот, удивлялись — как удалось найти такое выгодное предложение. В Саратове рост был в той же пропорции.

Естественно, спрос порождал предложение. И в регионах, и, особенно, в Москве. В строительную отрасль вкладывались немалые деньги. Создавались производственные мощности, закупалась техника, нанимались люди. Сейчас только на территории Москвы работает около двух десятков заводов железобетонных изделий. Можете посчитать самостоятельно — сколько их в Московской области.

Отрасль работала на пределе возможностей два десятка лет. А где-то в 2014 году, когда отшумела Олимпиада, все стало заканчиваться. Оно стало заканчиваться еще в 2012-2013, но тогда были надежды на оживление после Сочи. Надежды не оправдались.

И тут вдруг выяснилось, что жилье в России может не только дорожать, но и дешеветь. Причем не только в долларовом эквиваленте, в котором цены просто е*нулись, а даже в рублевом. И не где-нибудь в Пензе или Астрахани, а в Москве. Вот прямо в Первопрестольной.

А дешеветь они начали, потому что закончился платежеспособный спрос. Ну нет у людей таких безумных денег на квадратные метры. Нету — и всё тут. Все, кто хоть как-то мог, уже купил. Будут еще немногочисленные счастливчики — они тоже купят. Но большинству населения покупка хаты не грозит. Уж извините за прямоту. Так что это милое плавное снижение цен никого особенно не волновало. Грубо говоря, была цена до Солнца, стала до Венеры. А люди даже до Луны не способны. Не берут — и всё тут.

Государство уже давно потихонечку подкармливало строителей. Я много езжу по городам России. Там стоят целые кварталы жилья, построенные на государственные гарантии. Удивительное зрелище, особенно вечером. Стоит домина на 10 подъездов и 20 этажей, причем давно уже стоит, лет пять. А в нем горит два окна. Свободных квартир — сотни, но цены такие, что башню рвет даже у гордого жителя столицы. Местные такое не купят от слова совсем. Потому что у кого деньги есть, лучше возьмут в Подмосковье. Порядок цен тот же. А застройщику, в общем, пофигу. Немногочисленные жильцы терпеливо платят за коммуналку всего дома. А сам застройщик бабки получил от государства, и возвращать особо никто не заставляет. Можно пару квартир льготникам подбросить — и все хорошо.

В Подмосковье таких домов тоже множество. Строить-то строят, но стоят домища пустыми. Богатые регионалы куда-то подевались, а местные все тоже не шибко-то состоятельны. Очень, знаете ли, невесело жить в доме, где твоя квартира — единственная жилая на три окрестных этажа. Да и банально опасно. Так что люди не то, что покупают жилье — наоборот, сбежать норовят.

Конечно, можно продолжать строить коробки на государственные деньги. Но даже наше доброе государство начало понимать, что это обычное закапывание денег в землю. Построили коробку, и словно булыжник в болото булькнул. Даже кругов на воде нет. Стоит она пустая, экономике от нее и не жарко, и не холодно.

Да, еще же по мере роста налогов на собственность и цен на коммуналку начали сбрасывать инвестиционные квартиры. Окэшиться люди хотят. И это сотни квартир в одной только Москве. И тысячи в Московской области.

Ежу при таком раскладе понятно, что строить еще при таких запасах нераспроданных метров — немного наивно.

И что же делать? Не строить? Попросить строителей расслабиться? У нас же капитализм, верно? Придет невидимая рука рынка и наладит все в лучшем виде.

Не тут-то было.

Допустим, перестал какой-нибудь трест строить дома. Распустил работников по домам. Работникам тоскливо. Не все будут грустно кушать водочку. Некоторые могут заняться чем-нибудь менее социально-безопасным.

Встанет завод ЖБИ, на котором трест покупал железобетонные конструкции. Рабочие тоже по домам. Ну или не по домам. А оживить вставший завод такого типа после консервации, говорят, практически невозможно. Проще новый построить.

Встанут дружественные транспортники. Встанут смежники. Встанут ремонтные компании. Банки не будут кредитовать трест и выдавать ипотечные кредиты. Уже выданные кредиты зависнут. И так далее. Включите фантазию.

То есть, грубо говоря, даже остановка работы одного застройщика косвенно приведет к тому, что десятки тысяч людей (с учетом семей) вдруг окажутся без средств к существованию. Раньше такое бывало, но в силу нечеловеческого голода на кадры решалось в считанные дни. А теперь все немного не так.

Что если не один застройщик загнется, а сразу пять? Или десять?

А если представить, что такое уже началось в масштабах страны?

Программа реновации — это, по сути, единственный вариант спасти строительную отрасль и всех, кто за счет нее живет. Единственный разумный.

Государство фактически за свой счет строит новые здания. Но не бросает их стоять пустыми, а заселяет людьми. Они будут обживать новое место, появятся новые бизнесы, люди будут делать ремонт, покупать мебель и т.д.

Старые дома надо снести — это рабочие места.

На их месте необходимо проложить новые коммуникации — это рабочие места.

Надо построить новые дома — это рабочие места.

Продать жилье и помещения в старой Москве существенно проще, чем в чистом поле. А значит та же схема — новые бизнесы, новые кредиты, новые движения в экономике.

И это долгосрочная история. На 15 лет, может быть больше. Все это время строительной отрасли и всем, кто рядом с ней, будет чем заняться. Это важно.

И это вполне нормально, что государство выступает зачинщиком и спонсором. На то оно, в общем, и государство, чтобы не допускать кризисов. Не всегда получается. Но тут, похоже, получится.

Уже не раз говорилось, что это пилотный проект, и он может распространиться на регионы. Уверен — распространится. Потому что выбора нет. Остановка одного завода ЖБИ в Москве — укус осы. Встал такой же завод в Астрахани — как ломом по башке. Никому это не нужно. Кстати, с хрущевками в регионах пожиже, и строили их зачастую надежнее. У моей бабушки была квартира в саратовской версии — там стены из кирпича и метровой толщины. Сто лет простоит. Поэтому, скорее всего, обратят внимание на ветхое жилье и частный сектор в центрах городов.

Экономику надо оживлять. А оживляется она повсеместно вот именно такими проектами. Не такими красивыми, как внедрение нанотехнологий в робототехнике. Но заметно более действенными.

Вы скажете — но ведь на всей этой реновации кто-то очень круто наварится! Конечно же наварится. И вы даже не представляете — как хорошо. Но они наварятся при любом раскладе, не сомневайтесь. У них работа такая. Но только здесь — при хорошем раскладе — с навара перепадет всей стране.

Ну, за новоселье.