Саратов хорошеющий, или почему я благодарен Вячеславу Володину

Некоторое время назад BBC напечатало материал под названием «Володинская деревня: как благоустраивают Саратов». В первых же строках автор данного шедевра пишет, что город, из которого он уехал, вызывает у него смесь жалости и брезгливости. Но каждый раз, когда автор  таки добирался до Саратова, он начинал рассказывать о своих впечатлениях встречным и поперечным. За что, по его же признанию, автору чуть не вломили в автобусе, и даже таксист скверно обругал брезгливого экс-саратовца.

Лично я думаю, что г-н Бойко по приезду в Саратов нажирался в слюни и вел себя непотребно. Потому что ругать город в транспорте является чем-то вроде региональной традиции, за которую никто в морду не бьет. Но сам факт, что перемены в Саратове заметили аж на BBC, дорогого стоит. И то, что срываются на хамство, не может не радовать.

Понимаете, какая штука. После революции история Саратова, как одного из крупнейших купеческих городов России, по понятным причинам прекратилась. До конца двадцатых годов город откровенно прозябал, но потом было принято решение разворачивать в Саратове военные производства. Одним из первых стал авиационный завод, созданный на базе производства комбайнов. За время Великой Отечественной в Саратове было выпущено 13 тысяч ЯК-1 и ЯК-3, несмотря на постоянные бомбардировки, одна из которых разрушила 70% производственных мощностей.

После войны развитие военного направления продолжилось. У вероятного противника Саратов числился в числе первой десятки целей. Циничные коммунисты в связи с этим даже не строили бомбоубежища для населения — только для партийного руководства и рабочих заводов. Было понимание, что ядерными ударами разнесет все к известной матери, а остатки зальет взбесившаяся Волга.

Удивительно, но факт: у знаменитого саратовского моста спустя десятилетия восстановили оригинальную подсветку.

В семидесятые годы добавилась еще и химическая промышленность. Продукцию там делали полезную, однако к охране труда относились своеобразно. Территория на много километров от завода воняла так, что с непривычки резало глаза. А люди там жили поблизости и даже строили дачи. Думается, клубничка с огорода была очень и очень полезной. Пахнуть перестало, кстати, совсем недавно. Аромат держался и после закрытия завода.

Жил город, поживал, но где-то года с 1988-го все стало загибаться. Оно, конечно, по всей стране так было. Но схлопывание в Саратове стало особенно показательным. Ко власти в области приходили очень странные люди. Вот прямо очень. Святое дело для пост-советского чиновника думать о мошне. Но эти, похоже, не думали больше вообще ни о чем. Список потерь экономики и архитектуры города огромен. Хрясь — и загнулись все заводы. Причем не просто встали, а исчезли. Был гигантский авиазавод — и нет его. Когда соседи корячились, как могли, но все же сохранили свои производства. Пусть и с потерями. Сейчас строят новые российские самолеты. А в Саратове все уничтожили. Восстанавливать просто нечего.

С удивительным архитектурным наследием, оставшимся от купцов, и при советской власти обращались весьма фамильярно. Ну, а при демократии об остатках приличий забыли окончательно. Сколько их, прекрасных домов снесли и сожгли — не перечислить.  То же, что осталось, после купцов и советской власти, с начала девяностых никто не трогал. Не ремонтировал, не ухаживал — ни-че-го. Все просто гнило — дома, дороги, коммуникации. Если где-то жильцы или уважаемые люди подсуетились — ну, ладно. А так — нехай себе рассыпается. Помню время, когда в Саратове была одна приличная дорога, по которой губернатор Аяцков в свою деревню ездил. Все остальные — неприличные. Только по бордюру от проселочных и отличали.

Вы понимаете? Четверть века город гнил. Иногда поверх гнили мазали красочкой. Но суть не менялась. На город забили. В нем ничего не происходило. Просто пример. В Саратове до сих пор нет ни одной сетевой гостиницы. Это очень яркий показатель бизнес-активности региона.

И вот год назад Вячеслав Володин, бывший саратовский вице-губернатор, которого буквально выдавили из области, решил баллотироваться в Госдуму от саратовского района. И всем было понятно, что он не просто так в Думу, а по важным делам. Поддержали бы его земляки по такому поводу? Конечно, поддержали бы. Как не поддержать. Я читал первые предвыборные обещания Володина и кивал. Ага, продлит он пешеходную зону до Волги. Счааааз.

Но летом пообещал, а в ноябре я уже прошелся по ставшей пешеходной улице Волжской. Потом в Саратов притащили форум по урбанистике, в рамках которого в центре содрали жуткие вывески со старинных домов, а около железнодорожного вокзала соорудили неведомую херню, которая, кстати, уже рассыпается (чиновники, цветы надо поливать!). Форум прошел на удивление бодро, ничего подобного по масштабу в Саратове отродясь не проводилось. В Саратов зачастили федеральные чиновники. Сам Медведев вдруг отметил, что в городе жуткие дороги (тю, да это ж саратовская традиция — ездить по ямам), и ими стали заниматься. Неторопливо, но все же идут работы на улице Рахова, которая должна замкнуть пешеходные треугольник от набережной к центру.

И вот я хожу по Саратову всего год спустя после того, как им чуть-чуть начали заниматься. И я балдею, друзья мои. Около нового здания ТЮЗа пляшут танцующие фонтаны, и дети носятся между разноцветных струй. Бьют восстановленные фонтаны на главном спуске к Волге. На Волжской в обычный будний вечер люди танцуют танго. Вы представляете? В Саратове! На улице! Танго! Это просто космос какой-то. Параллельная вселенная. На новой набережной под  открытым небом стоят тренажеры, как на набережной Тель-Авива. И их не ломают! Как в Тель-Авиве! По велодорожкам носятся велосипедисты! Заводы новые запускают. А в Энгельсе, что напротив Саратова, своей набережной вдруг занялись. Танк настоящий поставили, поеду смотреть скоро.

Решены ли все проблемы Саратова? Да нет, конечно. Десять минут пешком от обновленного центра — и там такие хляби откроются, что атас. Никуда не делась изношенная в хлам канализация. Дороги можно ремонтировать до бесконечности. Ветхое жилье рассыпается на глазах. В Саратове, мягко говоря, есть еще — что улучшать.

Но изменилось ощущение от города. Мне уже не кажется, что на него глубоко насрать и власти, и жителям. Предыдущего губернатора назначили в Саратов в наказание. У меня нет ни одной иллюзии по поводу Радаева, которого, конечно, в сентябре изберут на новый срок. Но для него данная работа явно не кара. Он даже старается.

Но за всеми изменениями, конечно, стоит не местная власть. У нее денег нет. Тут явно из центра помогают. И понятно — кто помогает.

Делает это Володин из чувства патриотизма или ради карьерных целей? Честно? Мне наплевать. Больше того, мне наплевать даже на некоторые… изъятия из бюджета обновления. Если город продолжит хорошеть теми же темпами, как за минувший год, всем причастным надо будет поставить конные памятники на новой набережной. Там как раз не хватает подобных украшений.

В России так заведено — ничего не сдвинется, пока кто-то один не начнет толкать. Во все места. И еще подбадривать в спину чем-то увесистым. Хоть бы только Володину не надоело.

И в конце хочу сделать признание. Многие после него не подадут мне руки. Ну, как уж есть. Года три назад по зомбоящику настоятельно рекомендовали поставить приложение на смартфон и записать через него обращение к Путину. А я что, я люблю приложения ставить. Закачал, зарегистрировался. И записал. Текст был примерно такой.

— Уважаемый Владимир Владимирович. Вопросов у меня нет, есть просьба. Есть такой город Саратов. С богатейшей историей, с красивыми зданиями, с Волгой. Но единственное, в чем городу везет, так это в злобных дебилах в местной власти. Город жрут, друг друга жрут. И в общем ощущение есть, что Саратову кранты. Посмотрите на него. От Москвы — всего 700 километров по прямой, а если немного вилять — 850. Близко. Но если соседи худо-бедно развиваются, то тут просто беда. Просто — обратите внимание. Чтобы почувствовалось это местными царьками. Глядишь — что-то изменится. Жалко город.

И вот, через два года… Совпадение? Конечно. Особенно фамилия.

Но мечты сбываются.