Такая, блин, вечная молодость

До самолете еще несколько часов, гуляю по Лондону.

Зашел в местный музей кино. При входе подскочила девушка-билетерша. Спрашивает — ты студент? Нет, говорю, я журналист из России. Она — учишься на журналиста или что? Отвечаю, не, мы там рождаемся законченными профессионалами, так что уже работаю.

Девушка удивляется — чё за дела, тебе ж как и мне двадцать три года максимум. Не, говорю, детка, мне уже тридцать два… У нее аж глаза на лоб полезли. Спрашивает — может какой-то волшебной жидкостью пользуешься, раз так сохранился? И щеки мои розовые разглядывает.

Эх, хотел я завести ее в тайный уголок Country Hall и выдать немного волшебной жидкости в терапевтических целях, но все же 32 года — не шутка. Уже не такой накал колдовства внутри. Поэтому просто прочитал лекцию о плохом влиянии на внешность наркотиков, алкоголя и табака, коих я отродясь не употреблял. Судя по тому, как девушка погрустнела, отказ от чего-то из перечисленного ей кажется очень неприятным делом.

Познакомилась бы она с Алексом Карабуто, главным редактором Hard’n’Soft. Вот уж у кого дома наверняка барокамера припрятана…

А музей скучнющий.