Заводы и тестовые лаборатории Samsung в Корее и Китае. Статья, написанная 11 лет назад.

В далеком уже 2006 году я попал в интересную поездку с Samsung и написал о ней статью для журнала «Компьютерра». Сегодня случайно наткнулся на этот текст, прочитал, снова пережил все те события, и решил — надо опубликовать здесь. К сожалению, фотоархив за 2006 год у меня где-то затерялся, и никак не могу его найти. Поэтому — без картинок. Но, надеюсь, текст отчасти компенсирует их отсутствие.

Нелегко найти человека, не знакомого с продукцией корпорации Samsung. За этой банальной фразой — чистая правда: усилия корейской корпорации по проникновению на самые разные рынки приносят плод за плодом, и сейчас разногабаритные «самсунги» окружают нас дома и на работе, уютно лежат в портфеле и даже в кармане. При этом Samsung, в отличие от некоторых коллег по бизнесу корейского происхождения, отнюдь не ограничивается ролью производителя просто качественной и недорогой техники. Напротив, его брэнд награждается эпитетом «первый в мире» едва ли не чаще, чем брэнды именитых японцев и американцев.

Восьмидневный тур в Корею и Китай, к которому мне удалось присоединиться, задумывался сотрудниками Samsung вовсе не для прессы. Российское представительство обратилось к своим партнерам, системным интеграторам, с просьбой порекомендовать самых крупных корпоративных заказчиков, а последним, в свою очередь, предложили выбрать кандидата на поездку, которая позволит больше узнать о деятельности Samsung, посмотреть на производственные линии и познакомиться с топ-менеджерами и разработчиками. Ну а если увиденное и услышанное покажется визитерам достойным внимания, не составляет труда догадаться — продукцию какой компании они могут попросить включить в список оборудования при очередной крупной закупке.

Подчеркну — могут включить, а могут и не включить: никаких обязательств согласие на участие в поездке не накладывало.

Замечу, что «ставки» были довольно высоки, потому что среди вылетающих из «Шереметьево-2» людей оказались сотрудники таких уважаемых компаний, как, например, «Аэрофлот-Российские авиалинии», РАО ЕЭС, банков «Русский Стандарт» и «Росбанк». Многие из них по роду службы сталкиваются с продукцией десятков самых разных брэндов и знакомы с их слабыми местами отнюдь не по пресс-релизам. Забегая вперед, скажу, что и вопросы в адрес Samsung’а звучали вовсе не те, к которым привыкаешь на презентациях новых продуктов. На сей раз российских гостей больше всего интересовало качество продукции, система сервисного обслуживания, стабильность и функциональность программного обеспечения, время наработки на отказ и другие, в общем-то, обыденные вещи, тогда как журналистам по ряду причин свойственно обращать внимание на дизайн, цену и производительность новых моделей.

Итак, на следующий день по прибытии в Сеул мы отправились в штаб-квартиру Samsung Electronics, чтобы воочию увидеть все товарные линейки этого подразделения корпорации, выслушать доклады менеджмента и, что показалось мне самым познавательным, посетить тестовые мощности компании, где подвергались разнообразнейшим пыткам мобильные компьютеры Samsung.

Страна Самсунгия

Вечером в день прилета у меня было около трех часов свободного времени, которое более мудрые коллеги отдали сну — ведь до Сеула почти девять часов лету на ИЛ-96, да и к московскому времени надо добавлять пять часов сверху. Я же, превозмогая усталость, выбрался в город и постарался обойти как можно больше улиц и улочек.

Первое ощущение: мы прилетели не в Южную Корею, а в какую-то мифическую Самсунгию, знакомый логотип на фоне голубого овала попадался на каждом шагу — его можно было видеть на стенах зданий, рекламных щитах, витринах, в автосалонах, наконец. Да-да, в Корее автомобили Samsung, изготовленные на совместном предприятии Renault Samsung Motors, встречаются каждую минуту, и большинство из них неуловимо напоминает контурами Nissan Maxima. Мне не доводилось слышать о планах продаж таких машин в России, однако, зная корейскую методичность, не удивлюсь ничему. Специально для скептиков: история Samsung Electronics началась в 1969 году с выпуска черно-белых телевизоров совместно с японцами из Sanyo. Как думаете, легко ли было представить, что через три десятилетия компания станет лидером в большинстве IT-отраслей? А она стала.

Прогуливаясь и размышляя в таком ключе, я не забывал проверять рассказы коллег о том, что Сеул буквально утыкан бесплатными вайфайными хот-спотами. Это действительно так: точки доступа попадались даже на безлюдных улочках, а скорость соединения всякий раз была на удивление приличной. Поэтому проблема доступа в Сеть во время поездки не стояла — разве что во время визита в главный офис Samsung Electronics, где беспроводные технологии не используются из соображений безопасности. Кстати, GSM-телефоны в Сеуле не работают, потому что этот стандарт по южнокорейским меркам слишком архаичен. Все ушли на 3G.

Пытки во благо

Визит в штаб-квартиру (или, если угодно, в штаб-небоскреб) начался с серии презентаций, из которых мы узнали об успехах корпорации в различных сегментах IT-рынка. Выручка неуклонно растет, как росла и в не самые лучшие времена краха доткомов, а главную лепту вносят полупроводниковое подразделение с двадцатью шестью процентами, телекоммуникационное с двадцатью пятью и Digital Media (принтеры, МФУ и сопутствующие товары) с двадцатью двумя. Интересно, что на долю мониторов в продемонстрированной диаграмме выпало лишь одиннадцать процентов, хотя уж их-то точно встретишь в России на каждом шагу. Очевидно, приятное для кармана покупателей падение цен на дисплеи сыграло роль в прибыльности этого бизнеса. Было сказано и о том, что на российском рынке лазерных МФУ Samsung отвоевал 42-процентную долю. Честно говоря, еще года три назад в такой успех верилось с трудом, и если завтра автомобили Samsung потеснят на московских дорогах Mitsubishi с Chevrolet… Впрочем, об этом я уже говорил.

Также нам напомнили, что только Samsung Electronics производит полный набор электронных устройств — от компьютера и принтера до коробочных решений для «умного дома». Причем «со всеми остановками». А еще многие продукты коллег по бизнесу (HP, Xerox, Dell и др.) выпускаются на заводах Samsung, причем нередко они отличаются от собственно «самсунгов» только логотипом на корпусе и версией прошивки.

В тестовой лаборатории, куда мы попали после завершения теоретической части, всех попросили зачехлить камеры, поэтому мне не удалось заснять сцены пыток случайно отобранных представителей самых различных партий компьютеров и ноутбуков Samsung. Особую жалость вызывали надругательства над мечтой каждого журналиста — ультракомпактными ноутбуками с 12-дюймовой матрицей на базе новейших процессоров Intel Core Duo.

И чего только ни делали с этими замечательными машинками… Их помещали в специальные камеры, где температура скакала от минус сорока до сотни по Цельсию. Их подолгу заставляли работать в холоде и жаре, проверяя, насколько хороши они будут в условиях, нормальных для Арктики или Демократической республики Конго. Они работали в герметичных камерах с изменяющимся давлением, чтобы сэмулировать поведение системы глубоко под землей или в кресле летящего высоко в небе самолета. Их изучали с помощью инфракрасной камеры, позволяющей сразу же оценить эффективность работы системы охлаждения, определить наиболее нагревающиеся части ноутбука и при необходимости дать команду инженерам перенести эти части подальше от того места, где обычно лежат руки пользователя. Не остались без внимания и блоки питания — специальные машины сутками проверяют кабели на излом, изгибая их в разные стороны. Конструкция должна остаться живой после сотни тысяч сгибов. Другие машины непрерывно стучат по клавишам ноутбуков, проверяя ресурс каждой из них — он должен составить не менее двухсот тысяч нажатий. А по соседству целый стенд занимается тем, что со стороны похоже на какую-то футуристическую зарядку: он с интервалом в пару секунд открывает и закрывает крышки подопытных ноутбуков, чтобы определить жизнестойкость крепления. Стенд был «заряжен» на десять тысяч циклов и работал под управлением ноутбука… Dell, который, как оказалось, тоже сошел с конвейера Samsung [Samsung выпускал ноутбуки Dell до сентября сего года, после чего было решено сосредоточиться на производстве мобильных компьютеров исключительно под собственным брэндом].

Но больше всего поразил дотошностью тест, проверяющий крепость углов ноутбука: мало кто из нас настолько сознателен, чтобы аккуратно брать своего помощника за обе стороны строго по центру при переносе в другое место. Обычно нагрузка приходится на один из углов, и потому специальная машина в тестовой лаборатории Samsung, ухватив включенный ноутбук сбоку, нежно, но твердо нажимает с противоположной стороны, постоянно проверяя стабильность работы системы. Другая машина эмулирует дамские ноготки и царапает ими по поверхности ноутбука, проверяя стойкость краски. По соседству проверяется надежность кнопки питания — по задумке производителя она должна выдержать не менее двадцати тысяч нажатий. Отдельно тестировались ноутбучные кулеры, которые обязаны вращаться с заданной скоростью при любой температуре, если она не заставляет плавиться лопасти.

Казалось бы, чего же боле? Однако мало сделать качественный ноутбук — его надо еще и довезти до потребителя, вопреки некачественному дорожному покрытию и низкому профессиональному уровню отдельных грузчиков. Для проверки упаковки на способность сохранять свое драгоценное содержимое в тестовой лаборатории существует специальный стенд, который с приличным ускорением бросает коробки с ноутбуками на пол примерно с метровой высоты. Задача обслуживающего персонала заключается в том, чтобы закреплять коробку под разными углами.

Последняя проверка — эмуляция автомобиля «ЗиЛ», несущегося на полной скорости по грунтовым проселкам села Квасниковка. Для этого на тяжелую вибрирующую пластину укладывается несколько коробок с готовой продукцией, и если после многочасовой «поездки» содержимое осталось работоспособным, значит, коробка удалась на славу.

Среди множества издевательств над умными машинами только один тест приходится делать вручную. В небольшой комнатке сидит молодой человек с устройством, напоминающим одновременно фен и электродрель, и «стреляет» электрическими импульсами в разные точки LCD-матрицы ноутбука, тщательно присматриваясь — не привел ли выстрел к поражению окрестных пикселов.
Честно говоря, дотошность, с которой в Samsung подходят к тестированию своей продукции, впечатляет. Мне и моим коллегам много раз приходилось публиковать так называемые «тесты» ноутбуков, но я, пожалуй, впредь откажусь от этого достойного занятия. Ведь даже в условиях легендарной редакционной лаборатории можно повторить лишь часть корейских издевательств, а заменять честный боксерский поединок ласковым похлопыванием спарринг-партнера по щекам не очень… спортивно.

У самого Желтого моря

Из Сеула мы перенеслись в Вэйхай, маленький китайский городок на берегу Желтого моря. Барышня-гид так напирала на слово «маленький», что когда мы узнали о численности местного населения, в ее словах сразу послышалась издевка. Дело в том, что по китайским меркам «маленький» — это два миллиона шестьсот тысяч жителей, из которых один миллион семьсот тысяч относится к трудоспособному населению.

В Вэйхае расположен завод Samsung SSDP, где производят различные модели печатающих устройств — от могучих цветных лазерных МФУ до факсов и миниатюрных сублимационных фотопринтеров. При этом производительность завода, мягко говоря, немаленькая — в месяц он может производить до 882 тысяч устройств, среди которых до 340 тысяч лазерных принтеров и МФУ. Добавлю, что в Китае нет такого понятия, как ежегодный отпуск, — там просто два раза в год отдыхают по неделе всей страной. Так вот на SSDP в китайские праздники работают, потому что Samsung — компания корейская, а в корейские… тоже работают, потому что странно в Китае отмечать иноземные праздники. Впрочем, рабочие не ропщут — Samsung считается очень престижным работодателем, и вэйхайцев, желающих поработать на него, более чем достаточно.

Первое, что бросилось в глаза, когда мы вошли в цех, — конвейер с плывущими по нему МФУ… Dell. Не успели мы переварить этот сюрприз, как наткнулись на конвейер с Xerox, а на сладкое нам подали производственную линию Hewlett-Packard. Львиная доля работников — молодые девушки в желтых и розовых платочках, однако среди них нет-нет да и мелькнет мужчина. Сборка местная, а комплектующие (кажется, за исключением электронных плат) поступают как с юга Китая, так и из Кореи, Сингапура, Японии и других стран, причем чисто визуально китайские детали превалируют над всеми остальными вместе взятыми. На заводе гордятся тем, что при производстве плат управления принтеров и МФУ не используется свинцовый припой, а лично у меня приступ гордости вызвало то, что одна из этих плат — едва ли не самая маленькая — называется Volga. Используется она в одном из струйных факсов. Информация о положении на производственных линиях и складе обновляется в режиме реального времени — для этого менеджеры на местах используют довольно громоздкие промышленные КПК с какой-то древней версией Windows CE на борту.
На заводе постоянно работают над повышением эффективности производства, и за рацпредложения сотрудникам начисляют неплохие премии — до трех тысяч юаней, или, в переводе на наши деньги, около $380. В Китае — и особенно Вэйхае — это приличная сумма. На нее можно, к примеру, одеть с ног до головы китайскую семью из трех человек, да еще останется на мешок игрушек для любимой собачки, или раз сто всем вместе сходить в «Макдональдс». Стоит добавить, что три тысячи юаней в месяц зарабатывают менеджеры среднего звена, а рядовые работники получают примерно вдвое меньше.

Поистине незабываемым пунктом программы стал обед в рабочей столовой — из одного котла с трудящимися. В России принято шутить, что китайские рабочие готовы на многое за миску рисовой похлебки, которую они съедают прямо у конвейера, — так вот на заводе Samsung SSDP все иначе. Светлая и очень чистая столовая предлагает бесплатно отведать блюда двух кухонь — китайской и корейской. Я выбрал первую и был немного озадачен: то, что напоминало мясное рагу, оказалось капустой с чем-то соевым, а жарено-вареная рыба заставила вспомнить мелкую скумбрию из школьной столовой. Однако в количестве еды никто не ограничивает, каждому наливают еще и традиционный китайский суп, а на десерт дают очень вкусный мандарин. Поэтому прошу считать мои слова придирками зажравшегося империалиста. К слову, у входа в столовую висит график изменения веса отходов, ежедневно выбрасываемых после рабочего обеда. Так вот показатели на нем неуклонно идут вниз.

Шанхайский экспресс

Еще полтора часа на самолете — и мы в Шанхае, крупнейшем торговом городе Китая и, пожалуй, всех окрестных стран. Только в домовых книгах там числится четырнадцать миллионов человек, а по неофициальным данным — все двадцать. И немудрено — в Шанхае среднедушевой доход составляет порядка десяти тысяч юаней, что по китайским меркам деньги колоссальные, и потому проблема «понаехавших» стоит в этом огромном городе ничуть не менее остро, чем в Москве.

Центр города буквально утыкан такими небоскребами, что столице нашей родины пока и не снились, а окраины застраиваются тоже совсем не московскими темпами. У нас ведь как? Построят один корпус, потом другой, потом третий — и так до пятого. В Шанхае другой подход. Берется пара гектаров земли, с них сносятся все шестиэтажные халупы, которых при товарище Мао понаклеили из жеваной бумаги с избытком, и вся территория разом застраивается пятиподъездными двадцатипятиэтажками. Причем такая роскошь, как двор, проектом явно не предусмотрена — дома стоят окно в окно, и для изучения жизни соседей напротив не нужно даже покупать бинокль. Самое интересное, что заселять всю эту красоту никто не торопится, и, подъезжая к Шанхаю вечером, можно наблюдать уходящие за горизонт шеренги гигантских мертвых домов, в чьих окнах неизвестно когда загорится свет. Кстати, цены на недвижимость в Шанхае сравнимы с московскими полугодичной давности, и по две-три тысячи долларов за метр можно купить неплохую квартиру в каком-нибудь шанхайском Чертаново.

Завод Samsung SESC находится недалеко от Шанхая — в городе Су Джоу, столице одноименной провинции. SESC был открыт недавно — 28 марта 2003 года, и если в 2004-м на нем производили «всего» миллион ноутбуков в год, то теперь — на восемьсот тысяч больше. При этом, по информации Samsung, рост объемов если и повлиял на качество продукции, то лишь в положительную сторону — завод SESC регулярно побеждает во внутрифирменных «безбрачных» рейтингах.

Здесь выпускается около полутора десятков моделей ноутбуков — от малюток Q35 с 12-дюймовой матрицей и мощным процессором Intel Core Duo до гигантов M70 с отстегивающимся 19-дюймовым экраном (технология Samsung M-Craddle ) и акселератором Geforce Go 6600 на борту. Причем дело не ограничивается выполнением указаний из центра: к примеру, тот же Q35 был разработан именно в Су Джоу. Добавлю, что Россия — четвертый по объемам (но, пожалуй, не по важности) потребитель продукции завода SESC, и на ее долю приходится семь процентов месячных поставок, или около 3700 ноутбуков. Для сравнения, в Южную Корею ежемесячно поставляется больше 27 тысяч штук, однако ее потребности уже давно остаются стабильными, тогда как российские растут год от года.

На заводе не только собирают ноутбуки из готовых комплектующих, но и изготавливают часть из них. Например, системные платы, станки по производству которых больше напоминают своего рода принтеры, впечатывающие со специальных лент чипы, транзисторы и другую мелочь в куски текстолита. Рабочих в этом цехе немного, а те, что встретились нашей делегации, были опять же молодыми девушками. Эмансипация царила и в сборочном цехе — надо было видеть, как очаровательная китаянка, сосредоточенно прищурившись, всего за 220 секунд собирает мощный ноутбук, не забывая о мелочах вроде модуля памяти или системы охлаждения. Как только новый мобильный компьютер готов, он отправляется на контроль к специально обученному персоналу, а шустрый юноша (ага, они тут все же есть!) заменяет перед работницей опустевший бокс с комплектующими на такой же, заполненный всем необходимым для следующего ноутбука. Вообще, у меня сложилось впечатление, что контроль качества — одно из любимых занятий на SESC, он там поистине многоступенчатый. Во-первых, особое подразделение проверяет все комплектующие, поступающие на завод. Во-вторых, та их часть, что изготавливается на месте, опять же проходит серию тестов сразу после схода с конвейера. В-третьих, тестируется уже готовая продукция — для этого в Су Джоу имеются мощности не хуже показанных нам в штаб-квартире. Наконец, перед отгрузкой взвешивается каждая запечатанная коробка — это самый лучший способ убедиться в том, что не нарушена комплектность поставки.

Корейская дотошность, помноженная на китайское трудолюбие, дает на SESC весьма и весьма достойные результаты. Если во время прогулки по территории штаб-квартиры кое-кто из россиян высказывал сомнения в правильности переноса производства ноутбуков из Кореи в Китай, то после посещения нового завода произошло своего рода групповое исцеление от предрассудков. Samsung — он и в Китае Samsung, а если товар того же качества можно получить немного дешевле… Кто скажет, что это плохо?

Не просто бизнес

Когда поездка подходила к концу, я стал осторожно спрашивать тех, ради кого она и затевалась, — дескать, будете теперь закупать «самсунги» или просто поблагодарите за прекрасно проведенное время и останетесь при своих брэндах? Кто-то ответил: «А мы уже закупаем», кто-то, не менее осторожно, чем я, сослался на необходимость согласования ответа с начальством, кто-то загадочно улыбнулся.

Поэтому я просто не знаю — насколько эта поездка окажется для Samsung эффективной с финансовой точки зрения. Но точно могу сказать: моим спутникам было приятно увидеть «на той стороне» столь же серьезных и вдумчивых людей, как и они сами. И еще, изучая прайс-листы, за названиями продуктов Samsung они будут видеть не просто очередную умную железку, а симпатичное лицо Ю Хи-Суна, старшего менеджера подразделения Digital Printing в странах СНГ, или инженера Джуно Хана, с которым можно списаться на предмет нюансов работы новых моделей ноутбуков.

Антон Щербаков, руководитель отдела развития корпоративного сектора Samsung Electronics в России, на вопрос участников поездки о целях своего подразделения, ответил, что к таковым относится продвижение решений Samsung как в государственных отраслях, так и в сферах крупного, среднего и малого бизнеса. По его мнению, привлекательность Samsung для корпоративного рынка состоит не только в разнообразии выпускаемой продукции и передовых технологиях, но и в гибкости подхода компании к своим клиентам. Как уточнил Антон, вся цепочка поставок компании — от научно-исследовательской работы и производства до маркетинга и продаж — базируется на использовании электронных технологий и возможностей Интернета, и это обеспечивает быстроту и легкость всех операций.

Производительность, надежность, быстрый сервис, доступная цена — все это замечательно, однако человеческая симпатия важна не меньше. И если вы станете чаще замечать продукты Samsung в банках, на стойках заказа билетов, в государственных учреждениях… Что ж, значит, симпатия возникла не только у меня.