Эял Ифрах, Гилад Шайер и Нафтали Френкель в плену Хамаса

В Израиле снова украли людей. Не успела забыться история с похищением и возвращением Гилада Шалита, и вот — снова.

История похищения Шалита мерзкая, отвратительная — в лучших традициях арабского героизма. И все же у апологетов «мирного процесса» были хоть какие-то козыри. Гилад был солдатом, причем солдатом боевой части. А раз так — с ним можно было воевать. Правда, воевать и удерживать раненого юношу в течение ПЯТИ лет — это немного разные вещи. Но сторонникам мира любой ценой лишь бы зацепочку какую иметь. И у них она была.

Кстати, Шалита обменяли на 1027 арабских заключенных. ТЫСЯЧУ ДВАДЦАТЬ СЕМЬ. Мне кажется, со стороны арабов это просто расизм какой-то. Они же кричат, что евреи — это новые нацисты, считающие себя высшей расой. И на тебе, такая пропорция, озвученная самими же похитителями. Как после такого не возгордиться…

Эял Ифрах, Гилад Шайер и Нафтали Френкель в плену Хамаса

Но нынешний случай — это вообще какая-то запредельщина. Сюр. Двум из украденных юношей по 16 лет, а одному — 19. Они не солдаты. Они — учащиеся религиозных школ, иешив. Я бы не стал, конечно, сравнивать иешиву с семинарией, но все же — это религиозные ботаники, немного не от мира сего.  Их даже в армию не берут. Учащиеся иешив посвящают жизнь изучению Торы. Можно как угодно относиться к этому образу жизни (в Израиле, замечу, отношение к профессиональным религиозным читателям неоднозначное), но очевидна очень простая вещь: это не вояки. Даже в самые тяжелые времена религиозные евреи обычно не вступали в противостояние с арабами, а смирялись и старались переждать беду. Некоторым даже удавалось.

Могли ли это не знать похитители? Да нет, конечно. Святая земля маленькая, все друг про друга все знают. Так что воровали не противников, а просто евреев. С целью получения выкупа. И не просто евреев, а детей. Их возраст тоже не был секретом.

Официальные власти так называемой «палестинской автономии», недавно слившиеся в экстазе с Хамасом и образовавшие правительство национального единства, на словах типа негодуют. Но и ничего не делают. Тут уже другой вопрос, может ли вообще что-то сделать команда старых клоунов, чье единственное занятие — освоение грантов из Европы и Америки. Но дети были украдены 12 июня, сегодня уже 19-е. Уже прозвучало предварительное требование обмена на тысячу арабских заключенных. Очень удобно, когда можно говорить правильные слова и делать, что хочется.

Если дети еще живы, во что мы все верим, они вернутся домой. Сомнений в этом никаких нет. Израиль действительно не бросает своих. Правда, одному Б-гу известно, сколько им придется пережить.

Но я не могу не задать вопрос — о каком мире, о каком мирном сосуществовании может идти речь, если договариваться приходится с людьми, для которых похищение детей вполне нормальное деяние? Ну какое к чертям государство может получиться у народа, полностью одобряющего террор и похищение детей? Это ведь даже не смешно.

Я понимаю, что большинству читателей, не очень знакомых с историей Израиля, и представляющим террор только по картинке в телевизоре, трудно понять и принять мою позицию. И все же — попробуйте. Для меня история Израиля — это борьба созидательного начала с разрушительным. Борьба жизни с черт знает чем. И вот это черт знает что порой ярко демонстрирует — как сильно могут отличаться гомо сапиенс друг от друга.

Верните детей, твари.

Следующий постПретенденты на победу в литературном конкурсе «На что действительно стоит тратить деньги?». Часть вторая