Ни один французский полицейский в теракте не пострадал

Мир перевернулся. Перевернулся — да так и завис вверх ногами. Когда с утра читаешь на израильских сайтах новости о семи терактах в Париже, о 128 погибших, о чрезвычайном положении в французской столице… Не знаю. В голове не укладывается. Хотя мы вроде уже привычные ко всему.

french-manufacturing-industry-continues-to-be-poor

А ведь еще вчера те же сайты писали о том, как в Европе маркируют израильские товары в магазинах, чтобы добродушные европейцы могли отличить их от других — и не покупать.

Я не злорадствую, нет. Я говорю исключительно о перевернутости мира, о перевернутом сознании людей. Долго казалось, что так и надо. Мол, это просто новое мышление, новый мир. Но тысячелетние традиции приходят и говорят — вы, ребятки, можете думать что-то угодно, но прилягте-ка на пол, а мы в вас постреляем из автоматов. Шукран, ребятки. Сладких снов.

А самый главный вывод из парижской трагедии еще ужаснее, чем сама трагедия.

Во Франции, да и в Европе в целом нет полиции.

В Европе нет спецслужб.

Ну то есть имеется изрядное количество клоунов в погонах и на окладе. Но это бутафория. Оловянные раскрашенные солдатики. Они не способны вообще ни на что. Они не могут (и не хотят) никого защитить.

Почему я так считаю?

Да потому что любой теракт — это работа. Бизнес, если хотите. В него вовлечено довольно много людей. Очень разных людей — от собственного мозгового центра до финансистов, водителей и курьеров. У всех этих людей есть знакомые, друзья и родственники. Которые знают несколько больше, чем иногда сами хотят.

Если спецслужба действительно работает, и догадывается, что в стране может произойти нехорошее, она создает сеть осведомителей. С ними регулярно встречаются или списываются сотрудники спецслужб. Не слышал ли чего-то? Не видел ли странного? Ах видел? Ну-ка, расскажи.

Один теракт — это уже огромный клубок информации. Но его можно замаскировать даже от очень хорошей спецслужбы. Печальный израильский опыт об этом свидетельствует.

Но СЕМЬ синхронных терактов на стадии планирования оставляют такой гигантский след, что не заметить его специально обученным людям просто невозможно. Вы представляете масштабы логистики? Сколько тренировок было? Сколько денег перемещено туда-сюда? Сколько людей и предметов потребовалось переместить в пространстве? Смертников надо было синхронно ввести в определенное состояние, и следить, чтобы они из него не выходили.

Если спецслужба работает, не заметить этого нельзя. Точка.

Но, по всем признакам, так называемые французские спецслужбы занимались чем-то другим. Ходили на работу, пили кофе, получали дивную зарплату. И все.

То, что в семи терактах не пострадал ни один полицейский, означает две вещи: их физически не было на месте, а те, что были где-то рядом, предпочли отсидеться, а не лезть в пекло. Их не было рядом с концертом. Их не было в центре. Их не было около стадиона, где были тысячи людей, и где, на минуточку, сидел президент страны.

Это не полиция. Это склад циркового реквизита.

Между тем, среди так называемых полицейских огромное количество выходцев с Ближнего Востока. Многие из них родились во Франции, и вроде как самые настоящие французы. Но это только до тех пор, пока дядя из Ливана не попросит немного помочь хорошим людям. Совсем чуть-чуть. И все эти «свобода-равенство-братство» тут же исчезнут перед вековыми традициями. Духовные скрепы — это смешно только нам. Для миллионов «французов» они вполне себе руководство к действию.

И знаете, что будет? Ничего. Сейчас недельку повоют, поскорбят, а потом затихнет все. Снова будут с цветами встречать беженцев. Снова пить кофе. Снова осуждать Израиль за «излишнюю жестокость». Ну и Россию, конечно, за борьбу с не той сирийской оппозицией.

Потому что то, как все устроено сейчас — это уже система. Для изменения системы нужен лидер уровня Шарля Де Голля. Но в современных условиях такой лидер в президенты не изберется никогда. Его отсекут и засмеют на ранней стадии. Нынешняя система выбирает Олландов. Бессмысленных и бесполезных.

Айфон, несомненно, гораздо более современное устройство, чем топор. Но идти с айфоном против топора абсолютно бессмысленно. Останешься и без айфона, и без башки.

До тех пор, пока цивилизованное человечество не начнет лечить подобное подобным, и не поймет, что расслабляться, мягко говоря, рановато, подобные истории будут плодиться, как кролики.

 Привыкайте скорбить.

P.S. Ночью выходили новости, что четверо спецназовцев погибли при освобождении заложников. Потом вышло опровержение — мол, никто из освобождавших не пострадал. Я не знаю — как на самом деле. Возможно, у читателей есть более точная информация, делитесь в комментах. Но в любом случае, спецназовцы — это пожарные. Они нередко платят жизнями за ошибки тех, кто должен был предотвратить события. Дай им Б-г здоровья и везения.

P.P.S. Читатель El написал очень интересный комментарий к этому посту. Можно прочитать его внизу, можно отдельным материалом.

Следующий постАльтернативный взгляд на произошедшее в Париже и французскую полицию