Мечты, определяющие будущее

До первого сентября осталось всего ничего, и в этом посте хотелось бы вспомнить школьные годы. Конечно же, не в том смысле, что «как хорошо быть ребенком, ах как хочется обратно!!!». Мое детство выпало на не самое приятное время, и возвращаться в него категорически не хочется. Однако мечты, владевшие моими сверстниками тогда, во многом определили наше настоящее. И в рейтинге объектов желаний моих друзей и одноклассников компьютер занимал место в самом-самом верху.

Честно скажу – я не знаю, о чем именно мечтали девочки. И сейчас-то стремления женского пола можно понять не всегда, а тогда… Но мы, мальчики, в младших классах хотели видеомагнитофон и часы с мелодиями, а в старших мечтой номер один стал собственный компьютер. О PC мы особенно и не мечтали, потому что советские клоны стоили пару-тройку тысяч рублей, а оригинал, пусть и подержанный, соревновался в цене с «жигулями». Нет, нас бы вполне удовлетворил БК, «Синклер», «Ямаха» или что-то в этом роде, не говоря уж об «Агатах» и «ДВК».

В большинстве случаев мечты оставались мечтами – по крайней мере, класса до десятого компьютеры были только у двух или трех моих одноклассников. Кто-то ходил к ним в гости, кто-то имел доступ к компьютеру на работе у родственников. Мне одновременно повезло и не повезло: в 90-м году родители купили в рассрочку пензенский компьютер «Сура», представлявший собой кривоватую копию систем серии MSX-1. Чисто теоретически он был помощнее того же ZX Spectrum, но программ под него было днем с огнем не сыскать. Поэтому приходилось давать объявления в газеты по всей стране с предложениями обмена ПО. Параллельно подгонял старшего брата одноклассника, чтобы он таки дописал для «Суры» мегастратегию о боевых роботах, пытался что-то сам соорудить на «бейсике»… Когда ребенок тратит карманные деньги на учебники по программированию, известно — чем это кончится. Программистом я, конечно, не стал, но вся жизнь так или иначе оказалась связанной с компьютерами. И на первую работу в саратовское отделение ВЦИОМа я пошел во многом потому, что там стоял роскошный десктоп HP на процессоре i486, и в свободное от ввода данных время на нем можно было отлично поиграть в Doom. Было это в 94-м году…

Разумеется, не все мои знакомые пошли в программисты. Но желание быть рядом с компьютером или даже обзавестись своим очень сильно влияло на выбор профессии. Кто-то шел работать в многочисленные тогда компьютерные магазинчики, кто-то занимался обслуживанием техники в организациях. И даже те, кто выбрал совсем уж не техническую стезю, копили деньги сначала на какую-нибудь простенькую персоналку, а потом на ее бесконечные апгрейды. Быть рядом с компьютером считалось признаком респектабельности. «К успеху пацан идет» — говорили мы о тех, кому это удавалось.

Подозреваю, что подобные настроения обуревали школьников и студентов не только в Саратове. И не им ли должны быть благодарны IT-компании по всему миру, опирающиеся сейчас на мощный костяк «русских программистов»?

Сейчас мы живем совсем иначе. Даже в небогатых городках, вроде Козьмодемьянска, компьютером никого не удивишь. Да, конечно, они бывают послабее и помощнее, но все же статус почти недоступной мечты компьютеры потеряли. Дети смотрят на них вполне равнодушно, как на микроволновку или телевизор. Пользоваться-то они всей душой, а увлекаться и жить ими – вряд ли. Нет, ну серьезно – какой нормальный человек будет жить микроволновкой?

И вот после этой длинной прелюдии хочу спросить – а о чем мечтают ваши дети? Те, кто сейчас учится в школе или только-только поступил в институт. Есть ли у них такой эталон-ориентир? Или рост благосостояния трудящихся заставляет детей мечтать слишком разнонаправлено?

Серьезно, давайте задумаемся об этом. Право же, перед нами возможность заглянуть в будущее с куда более точным результатом, чем может обеспечить самый совершенный хрустальный шар.