О книге «Время Березовского»

С большим интересом прочитал вышедшую в конце прошлого года книгу Петра Авена «Время Березовского». В ней уважаемые люди небывалого ранга — Волошин, Юмашев, Фридман, Чубайс, а также примкнувшие к ним деятели культуры Доренко и Познер рассказывают о времени и о себе. И о своем добром друге Борисе Абрамовиче.

На самом деле, конечно, не очень добром и не очень друге. Да и книга, несмотря на название, не про Березовского. Он в ней богато присутствует, но самое интересное уважаемые люди рассказать не могут. Не поймут-с. Поэтому они с безнаказанным удовольствием вспоминают советские времена, когда в странном НИИ молодой активный ученый Боря Березовский собрал вокруг себя еще более молодых ребят. И значительная часть этих ребят — те, кто дожил и не соскочил, стали миллионерами. Тем, кто сидел в одной комнате с Гайдаром, впрочем, повезло больше — вот, автор книги стал миллиардером. Но все равно Березовский вытащил и озолотил такое количество людей, что просто поразительно.

Правда, теперь они рассказывают о нем всякое. И сочувствовать не умел, и внимание концентрировать тоже. Ученый никакой, докторскую за него другие написали, математику вот слабо знал. Но зато Борис Абрамович мог помочь достать «Жигули». И это было, пожалуй, важнее знания математических формул.

Середина книги выглядит, как талантливая операция прикрытия и умелый самопиар. Все собеседники Авена уверенно говорят, что никакой Березовский Путина президентом не делал. Не было такого. Это, мол, Абрамыч придумал и всем рассказывал. А на самом-то деле все было не так. И Борис Николаевич, хоть бухал, но дело свое знал и с Березовским за всю жизнь встречался всего два раза. И семибанкирщину  тоже придумал Березовский. Он вообще был выдумщик.

Под пиаром я имею в виду постоянные упоминания автора, что Владимир Владимирович Путин назначает ему личные аудиенции. И показывает интересное. Например, письмо Березовского, которое тот написал Путину перед смертью. Письмо, говорит автор, очень жалкое, прямо видно — человек совсем до ручки дошел. Но ни цитаты, ни фотокопии — ничего. Только обращение — Володя. Кстати, с учетом того, что Авен продолжает дружить с Альфредом Кохом, который разоблачает кровавый режим и кладет цветы к памятнику Бандере, толерантность Владимира Владимировича к старым друзьям внушает уважение.

Вообще, если бы Борис Абрамович в 2000-м году не полез в бутылку и не попробовал продолжать управлять Путиным, как очевидно немножко управлял Ельциным (ну да, этого же не было), жил бы он до сих пор чудесно, владея ОРТ и «Коммерсантом». Ну и «Сибнефтью» с «Русалом», чего уж. Но чувство такта покойному было не очень свойственно, и после нескольких ласковых намеков Березовский получил смачный пендель под зад. Опять же, денег ему на дорожку дали с горкой, но обиду это не уняло. Остальное, в общем, известно.

Если в совместной книге Авена и Коха о Гайдаре очевидно желание отмыть добела бывшего друга и начальника, то с Березовским все не так однозначно. Такое ощущение, что большинство собеседников автора в первую очередь отмывают себя и создают правильную (с их точки зрения) версию истории того времени. Лично мне больше всего понравились беседы с Анатолием Борисовичем Чубайсом и Валентином Борисовичем Юмашевым. Последний говорит, прямо как «Исповедь на заданную тему» пишет. С чего бы это. Ну и, конечно, главная звезда книги — жгущий напалмом Сергей Доренко. Уж не знаю, что он замалчивает, но именно его куски выглядят наиболее точными и информативными.

В целом же книга интереснейшая, и горячо рекомендуется всем, кто помнит девяностые годы. Многое из происходившего тогда открывается с неожиданных ракурсов. По моему личному мнению, Борис Абрамович был ловкой циничной гнидой маниакального типа, плюс, как положено настоящему маньяку, отличался дикой сентиментальностью и повышенным либидо. Но, в отличие от других коллег по времени, он сам методично и долго макал себя в говно. И в итоге в нем же и утопился. Так что он, в общем, отмолил себя в своем же собственном неповторимом стиле.

Поможет ли коллективная молитва в виде книги — это уж мы не узнаем.