Как водители воруют топливо

У меня есть пара коротких адресов, на которые периодически сваливаются занимательные тексты. Например, вот такой.

Примеры махинации с топливом.

Слив топлива из бака. Одна из наиболее простых и незамысловатых махинаций: если норма расхода топлива завышена, то у водителя появляются остатки или избытки топлива. Водитель берет свободную емкость (как правило, это канистра 20 или 50 литров) и с помощью шланга сливает топливо. Затем топливо продается по цене ниже рыночной, либо используется для заправки собственного автотранспорта. Ярким примером и подтверждением таких махинаций является тот факт, что процент легковых автомобилей с дизельным двигателем среди водителей строительных и прочих автопредприятий довольно высок.

Покупка «левых» чеков. Активно практикуется по настоящее время. Если водителю выдаются подотчетные денежные средства на покупку топлива, он может приобрести на трассе в специализированных местах нелегальные или, так называемые, «левые» чеки, отчитываясь перед бухгалтерией предприятия за якобы фактическую заправку топлива, которой на самом деле не было. Водитель постоянно жалуется на то, что он не вписывается в принятую норму расхода топлива, ссылаясь на перегруз, встречный ветер, плохие трассы, пробки, плохое техническое состояние автомобиля и прочее.

«Левые» рейсы. Водитель, успевая по графику выполнить три плановых рейса быстрее, может выполнить четвертый «на сторону». К примеру, вывезти четвертую машину песка не на отсыпку дороги, а на дачный участок за «наличку», или, завершив перевозку груза автопоездом на пару дней раньше, взять попутный обратный груз, сделав небольшой крюк в лишние 1000 км или, работая на маршрутном такси, сделать пару кругорейсов за смену себе «на карман».

Подкручивание одометра. Водитель подкручивает показания одометра или счетчика моточасов. Существуют специальные устройства, которые подключаются к этим приборам и с их помощью производится накрутка до необходимых показаний приборов. Иногда счетчик моточасов или спидометр целенаправленно выводят из строя, списывая по путевому листу якобы пройденный километраж/отработанные моточасы. Накрутка происходит, как правило, в вечернее время (после работы, в гараже). Водитель на подкрученный километраж либо сливает топливо (как правило, по завышенной норме), либо покупает «левые» чеки. Предприятие косвенно теряет огромные денежные средства на «упущенной экономической выгоде» (один час работы техники стоит гораздо дороже слитых 50 литров топлива) и очередном плановом ТО, до которого фактически еще надо было ездить, порой, несколько тысяч километров.

Продажа топливных талонов. Водители многих предприятий до сих пор получают так называемые талоны на топливо, предъявив которые на АЗС, заправляются. Эти талоны также легко продать по заниженному курсу, отчитавшись за якобы произведенную заправку.

Сговор с оператором АЗС. В последнее время все больше предприятий стали использовать электронные топливные карты, избавившись от выдачи наличных подотчетных денег. Это качественно новая ступень в расчетах за топливо. В конце отчетного периода, например, один раз в месяц, топливная компания, картами которой пользуется предприятие, высылает по электронной почте весь список заправок детально по номерам карт; таким образом можно сверить чеки, предоставленные водителями с этим отчетом – все они должны полностью совпадать – «левых» чеков приобрести уже нельзя. Но и здесь есть свои слабые места. Так, водитель может вступить в сговор с оператором АЗС о заправке в бак, к примеру, 100 литров топлива, а выдаче официального чека на 200 литров. Деньги с топливной карты списываются за 200 литров, 100 литров попадает в бак, а за якобы заправленную вторую сотню водитель получает наличные по принятому на АЗС курсу, примерно на 40-45% ниже «цены столба» (розничной отпускной цена АЗС). От таких махинаций особенно существенно страдают международные перевозчики: водитель за свои деньги заправляет перед границей автомобиль по максимуму, а затем, где-нибудь в Польше, просто обналичивает деньги с топливной карты, где цена за топливо вдвое или втрое выше российских розничных цен. Также водитель может заправить по своей карте чужую машину за наличные, либо залить одну-другую канистру мимо бака, реализовав топливо впоследствии.

Заправка более дешевым топливом на трассе. На трассах постоянно встречаются пункты «сдачи-приемки» дизельного топлива. Как правило, это припаркованный на обочине старый бензовоз, или невзрачная на вид стационарная емкость. Водители, которые в силу каких-либо обстоятельств, не могут или не хотят продавать топливо на сторону, сдают его сюда. А другие водители, которые могут купить левый чек для отчета, еще стараются сэкономить и на покупке самого топлива. Качество топлива на таких псевдо-АЗС оставляет желать лучшего. Такие заправки приводят к простоям техники, связанным с ремонтом узлов и деталей дорогостоящей топливной аппаратуры, таких как ТНВД и др.

Сговор с топливозаправщиком. Махинация, похожая на сговор с оператором АЗС. Только в данном случае речь идет о недоливе топлива в бак автомобиля из бензовоза. Как правило, это происходит на закрытых объектах: карьер, стройплощадка. На таких объектах водителям не выдаются ни наличные деньги, ни топливные карты, ни талоны для заправки топливом – есть бензовоз и топливная ведомость, в которой расписывается водитель и топливозаправщик. Такие сговоры носят постоянный характер, объемы недоливов здесь достаточно велики. Примерно один полный бензовоз в неделю продается «налево», а деньги распределяются между водителями и заправщиком (это данные с различных объектов на территории России и за рубежом – как ни странно, они примерно совпадают – один бензовоз в неделю).

Неэкономичный стиль вождения. Есть ряд факторов, прямо или косвенно влияющих на расход топлива. Стиль и манера вождения – один из главных. Так, на одном и том же полуторатонном грузовике проверенный опытом водитель «привозит» норму расхода – 16 литров на 100 км, а молодой, менее опытный водитель – 19-20 литров на 100 км. Разница может достигать 20-30%, а иногда и больше.

Фиктивная работа. На спецтехнике оператор заводит двигатель и всю смену работает на холостом ходу. Водитель списывает топливо по якобы отработанным моточасам по принятой норме. В итоге работа не выполнена, топливо списано. Предприятие теряет деньги на топливо, а также несет потери за счет упущенной выгоды от невыполненной работы.

Слив «обратки». В двигателях есть понятие «обратка». Это неотработанное топливо, которое возвращается из двигателя в бак. Некоторые водители врезают в топливную магистраль тройники или просто сливают в канистры «обратку».

В тексте еще была реклама системы, которая предотвращает этот мухлеж. Но мне за нее не заплатили показалось, что она мало кому интересна — в отличие от способов добыть немного бесплатного топлива.

Следующий постО ситуации в московском метро