Конец детства

Пару недель назад зашел в одно саратовское издательство за новой книгой о городе. Как и многие люди, сорвавшиеся с родных мест, я с переменным успехом пытаюсь компенсировать разлуку коллекционированием артефактов.

Купив книгу, за которой приходил, уж было направился к выходу, но продавец предложил мне еще одну — прекрасно изданный альбом по истории Саратова. Я полистал его и полез за деньгами. Но в последний момент передумал. Какие-то смутные сомнения помешали. Что-то вроде дежавю. Отговорился, что не хочу забивать книгами чемодан, закажу из Москвы по почте.

leaf_on_the_wind

В Москве, открыв книжный шкаф, я понял причину сомнений. Не купленная книга стояла на полке на самом видном месте. Я привез ее из Саратова год назад, и с тех пор ни разу не пролистал. И успел забыть о покупке.

Немного ошеломленный открытием, стал разбирать полки и сделал еще массу приятных открытий. Много отличных книг, привезенных из командировок и подаренных корреспондентами (в журналистике, как и в делах, друзей не бывает), годами лежали на полках и ждали, когда у меня появится время. А его с годами становится лишь меньше. И рядом со стопками книг лежат виртуальные груды фильмов и сериалов, скачанных когда-то «на всякий случай». И рядом еще десяток ненаписанных писем.

И как-то остро вспомнилось посещение дома внезапно ушедшего старшего товарища. В его кабинете везде стояли коробочки, коробки и ящики с техникой. В основном даже не распечатанные. Товарищ интересовался всеми новинками, денег на них хватало с лихвой, а вот со временем были большие трудности. Поэтому покупал с надеждой однажды все как следует изучить. Время закончилось раньше, чем появилось.

Моему личному коллекционированию артефактов, похоже, пришел конец. По вполне физическим причинам — окончательно и бесповоротно иссякло место в последнем книжном шкафу. Теперь до появления хотя бы еще одной комнаты никаких покупок впрок.

Но нащупывание промежуточного физического предела заставило задуматься о природе откладывания радующих нас вещей на потом. Не полный отказ, а вот такое самоуспокоение: да-да, я обязательно порадуюсь, просто позже. Зато, как только у меня будет минутка, все сразу окажется под рукой.

Но минутки все нет и нет. А кладбища истинных желаний все растут и растут.

У этого поста нет морали, и уж точно не стоит искать в нем оправдание гедонизму. Отказываться от суетного в пользу далеко идущих целей — признак зрелости ума и наличия силы воли.

Но, инвестируя в отложенную радость, мы, по сути, отказываемся от нее, не признаваясь в этом самим себе. Какими бы важными и красивыми ни были цели из будущего, все самое лучшее происходит с нами прямо сейчас. И, наверное, правильно немного радоваться без придуманных проволочек.

И если не ради себя, то ради тех, кто нас еще почему-то любит. Или хотя бы неплохо к нам относится.

Следующий постО юных обличителях