О Денисе Жабкине, саратовском краеведе

В Саратове я прожил двадцать два года. Все это время (ну, почти все) интересовался родным городом — читал книги, посещал краеведческий музей, прислушивался к рассказам родственников. Саратов — он вообще крайне интересен. В дореволюционные годы он по богатству мог сравниться только с Казанью да Нижним, а нынешние гиганты, вроде той же Самары, на его фоне были деревеньками. Я это не к тому пишу, чтобы вы прониклись восторгом к заслугам Саратова. К сожалению, ценится лишь то, какой ты сейчас. А былые победы и достижения интересуют лишь узкий круг специалистов. И денег за былое не платят.

Но от тех хлебных времен в Саратове осталось огромное количество уникальных строений. Именно так — огромное и уникальное. Много было богатых людей, и все хотели построить что-нибудь эдакое. Ну и на государственные средства кое-что возводили. Привыкнув с детства к этому архитектурному изобилию, я на него внимание-то стал обращать, когда уже уехал из города и стал появляться лишь наездами.

image_1_resize

Дом умер

К сожалению, наследие старых времен было основательно прорежено еще при советской власти, а уж демократическая-то угробила его практически полностью. Повезло лишь зданиям, где засели какие-то ведомства, ну и тем, что выходят фасадами на две центральные улицы — проспект Кирова да Московскую. На остальное бесхитростно забили — и оно, исчерпав за сто и более лет запас прочности, стало разрушаться. Домам, стоявшим на самых козырных местах, «помогли» — подпалили да снесли. Откуда-то расселили жильцов, а само историческое здание оставили догнивать с выбитыми окнами. Не, я головой-то понимаю, что реанимация старого дома коммерчески невыгодна, и восстанавливать каждую красивую постройку с ее деревянными перекрытиями — занятие в реальной жизни невозможное. И все же больно смотреть, как умирает, а потом и исчезает один дом за другим. И то, что появляется на их месте, вообще не радует…

image_2_resize

Выгоревшее изнутри старинное здание Театра юного зрителя

Прелюдия затянулась, надо переходить к главному герою поста.

Так уж получилось, что в Саратове я жил в самом-самом центре. Родители на Волжской, одна бабушка на Набережной, вторая — во дворе консерватории. Фактически, мой Саратов ограничивался частью Волжского района между Набережной и Крытым рынком. Все, что располагалось дальше, казалось безумно далеким. Нет, серьезно, двадцатиминутная поездка на автобусе превращалась в целое путешествие в параллельную реальность. И потом, поселившись в Москве, я вдруг понял, что гигантские расстояния из детства — на самом деле совершенно смешные. Сейчас, под настроение, я иногда хожу в те параллельные реальности пешком.

В результате я худо-бедно знал историю старого, дореволюционного Саратова. Но совершенно не представлял Саратов новый — с новостройками, заводами, парками и прочим. Фактически, все, что происходило после 17-го года, оставалось для меня неизвестным. Отчасти в этом виновато и местное образование. Саратов при советской власти был городом военным, с массой секретных производств. Поэтому нам из новейшей истории рассказывали только о том, что рядом с Саратовом, в Энгельсе, Гагарин приземлился. А об остальном осторожно помалкивали.

Несколько лет назад я наткнулся на блог Дениса Жабкина. Если не ошибаюсь, пришел я на посты о старом Саратове, а потом, что называется, подсел. Денис — удивительный человек. Вообще-то он известный в городе врач-массажист, но все свободное время тратит на краеведение. Находит интересные места и здания, посещает заброшенные заводы, делает фотографии города с высоток. С недавних пор начал еще и экскурсии проводить. Вот кроме шуток, благодаря Денису я узнал о Саратове больше, чем за 22 года жизни в нем. Восхищает неутомимость автора: он стреляет постами иногда по несколько раз в день, и всегда в них находится что-то интересное.

17359_1372413399_1_big

Одна из серьезных проблем моей малой родины в том, что Саратов никто не любит. Ни жители, ни власть. Хорошее что-то в нем делается, но как-то нехотя, через силу… Мне кажется, именно в таких людях, как Денис Жабкин, главная надежда на возрождение города. Он любит его искренне, и готов потратить уйму усилий на то, чтобы рассказать — каков он на самом деле. Я верю, что даже самый бездушный чиновник, узнавший о подлинной истории того или иного здания, сто раз подумает, прежде чем поставить закорючку на разрешении на снос. А кто-то, узнав об уникальных производствах, возникших в тяжелые сороковые, найдет в этом вдохновение для современных разработок.

Когда б вы знали из какого сора растут стихи, не ведая стыда. Когда б вы знали, из каких мелочей вырастает любовь к городу и, что немаловажно, к его жителям.

Спасибо, Денис, за твой интереснейший и бескорыстный труд. Ты делаешь очень важное и полезное дело, масштабы которого, думаю, не ограничиваются одной Саратовской областью.

foto_resize

Когда самолет «Саратовских авиалиний» заходит на посадку, он летит буквально среди новых кварталов города

Следующий постРаскрываю секрет роста эффективности в написании текстов и жесткого соблюдения сроков