Удивительная Россия

Сколько себя помню, мои сверстники всегда сравнивали Россию с другими странами. И не в пользу первой.

«Эх, а вот тааам!..», — говорили мы, плывя на лодке посредине реки Волги, равнодушно глядя на удивительной красоты закат. На дне трепыхались пойманные сомы и лещи, но мы обсуждали какой-то фильм про потрясающую Америку. И там все, конечно, было куда круче.

«Живут же где-то люди!», — думали мы, катаясь в детстве на велосипедах по удивительной красоты дубовому лесу. Потом мы жарили в костре картошку и спорили, какая жвачка лучше.

«Эх, вот бы туда!», — говорили мы удивительной красоты девушкам. Правда, мы не понимали, насколько они красивы. Потому что сравнивали их с теми, киношными.

В этом сравнении реальной жизни и импортного кино жизнь просто не могла победить. В итоге она проиграла. Да все мы проиграли, чего уж.

Но вряд ли мы могли не проиграть.

Главная проблема России не в тех тысячах мелочей, которые не нравятся многим из нас. А в том, что мелочам этим уже сотни, тысячи лет. И все это время мы ничего не можем с ними поделать.

happy-girl

Чуть нырнешь в историю, и просто диву даешься. К власти в России, как бы она ни называлась, всегда приходит три типажа.

Первый — резкий, как понос, созидатель.

Второй — благостный дурак

Третий — резкий, как понос, разрушитель.

Иногда между ними вклинивается тупорылый консерватор, но, как правило, его надолго не хватает.

И еще нередки случаи, когда в одном правителе сочетается две роли. Например, начинал, как разрушитель, а закончил, как созидатель. Или начал созидателем, а закончил благостным дураком.

Созидателей официальная история традиционно не любит. Они, сволочи такие, вечно пытаются порушить благостность и патриархальность и навести некоторый порядок. Учитывая особенности страны, без визгов и стонов обойтись не получается ну никак. Поэтому после смерти их обычно демонизируют и делают антипримером.

Благостный дурак — далеко не худший вариант. При нем, по крайней мере, неплохо живется.

Но за время своего сидения дурак успевает накопить столько всякой дряни, что после его отставки или смерти дерьмо начинает бить фонтаном. И тогда к власти приходит разрушитель, обещающий все поломать и наконец-то сделать нормально. Поломать обычно получается. Сделать — не очень.

Иногда задел созидателя бывает настолько большим, что на нем успевают покататься и разрушитель, и благостный дурак. Иногда благостный дурак приходит сразу после созидателя, и тогда цикл до разрушения растягивается более-менее надолго.

Но цикл, проклятый этот цикл, никуда не девается. Не было в российской истории так, чтобы пять созидателей подряд. Да и трех, в общем, не было. И два — с натяжечкой.

И вот так по кругу, по кругу. Иногда выписывается причудливая восьмерка. Ну и периодически вообще какая-то абракадабра.

Но методы всегда одинаковые. Да и лозунги, по большому счету, тоже.

Россия никогда не будет самой богатой страной на свете. Потому что накопленные потом и кровью богатства будут радостно и бездарно профуканы.

Россия никогда не будет трепетно любить и беречь своих граждан. Потому что абсолютное большинство этих граждан не любит и не бережет самих себя и своих близких.

Россия всегда останется самой собой. Потому что она всегда самовоспроизводится из любого состояния, в котором оказывается.

Я вижу, какие огромные усилия были предприняты в последние годы для упорядочения страны. Для спасения ее граждан от самих себя. Для воспитания их ответственности и повышения качества жизни. Не заметить результаты просто невозможно, причем, чуть ли не впервые в истории, они простираются далеко за пределы обеих столиц. И за пределами их эти результаты заметны особенно выпукло.

Но, как несостоявшийся историк, я чувствую привкус благостной глупости. А там уж недалеко и до разрушителя.

Хоть бы уже вывернуть с этой тысячелетней колеи. Хоть бы вывернуть.

Мне кажется, что это возможно, если как-то разом понять и принять, что страна-то неплохая.

Уж точно гораздо лучше кинофильмов.

Следующий постЧто мне уже нравится в Windows 10