Speedtest снова в седле

С мест сообщают, что Мегафон третий год подряд назвали поставщиком самого быстрого мобильного интернета в России. 7.9 миллиона человек в России на полутора миллионах устройств в течение полугода запустили приложение Ookla Speedtest. И по результатам их совершенно добровольных замеров, совершенных на очень разных устройствах в самых неожиданных уголках страны, получилось, что Мегафон опережает ближайшего коллегу по бизнесу в полтора раза.

Средняя скорость скачивания в масштабах страны у Мегафона 27.31 Мбит/с, а выгрузки данных 11.88 Мбит/с. Ookla пишет, что МТС в среднем выдает соответственно 16.97 и 7.93 Мбит/с. У остальных операторов показатели ниже.

Мы можем (и должны!) относиться к Speedtest настороженно. Просто потому, что трафик этого приложения находится у всех операторов в наивысшем приоритете, и если сеть в конкретном сегменте сети сильно нагружена, результаты в Speedtest будут выше, чем вы сможете получить в браузере или другом приложении. То есть это, фактически, не про конкретные показатели, а про потенциал сетей. Если говорить компьютерным языком, синтетический тест.

Но так уж получилось, что именно Speedtest стал своеобразным эталоном при замере скорости. Можно спорить, можно ругаться, но нет другого замеряющего скорость приложения, которое бы россияне запускали без малого восемь миллионов раз за полгода. Поэтому к результатам надо отнестись, как минимум, с уважением.

Вы спросите – а чего так мало? Ведь мы живем в мире LTE Advanced, где обещают до 300 Мбит/с. Не недокладывают ли нам мегабитов?

На самом деле, в такой огромной стране, как Россия, с ее очень интересным рельефом и креативным населением, полная равномерность показателей вряд ли возможно. Наоборот, чтобы обеспечить такую среднюю температуру по больнице надо… ну не знаю, подвиг совершить, наверное. Я уверен, что ваши личные замеры будут другими. Например, сейчас в центре Саратова Мегафон показывает 34.6/36.7 Мбит/с, а МТС 3.47/4.97 Мбит/с, и разрыв, как мы видим, не в полтора раза, а просто на порядок. И, несомненно, можно найти уголок, где будет наоборот.

Только самые глазастые заметят на этой фотографии базовую станцию

Но дело в том, что средние показатели Мегафона соответствуют реальным ожиданиям пользователей. Согласно моему исследованию, опубликованному в прошлом году, скорость до 20 Мбит/с устраивает половину активных пользователей мобильного интернета, тогда как 40 Мбит/с и выше требуются лишь 10% опрошенных. А вот то, что действительно интересует людей, это сам факт наличия доступа в интернет везде, где это требуется. И это важно даже для тех, кто давно (или никогда) не замерял скорость. Таковых, кстати, согласно моему исследованию, большинство – 60.6%.

За счет чего можно достичь равномерно достаточную скорость по всей стране? Все очень просто. Точнее, очень непросто.

Как дотянуться до абонента?

В России сейчас установлено 744 тысячи базовых станций. То есть, фактически, на каждые 200 граждан страны приходится одна БС. 238.5 тысяч из них принадлежит Мегафону. Это больше трети. А операторов, напомню, у нас четыре. У МТС работает 183,3 тысячи базовых станций.

Важно отметить, что новые БС появляются буквально каждый день. Только с апреля по май Мегафон установил больше 5000 новых станций. Больше построил только Tele2, но там сеть находится в процессе формирования, и до паритета с грандами еще далековато.

Надо понимать, что установка базовых станций сегодня – крайне дорогое и хлопотное удовольствие, потому что все легко доступные места уже освоены в прошлые десятилетия. Новые станции – это про места, куда просто так не пройти, или которые расположены очень, очень далеко. Например, в населенном пункте с населением пару тысяч человек и грунтовой дорогой, обладающей антинаступательной функциональностью 6 месяцев в году. Достойны ли люди, живущие в таких городках и селах, качественной связи? Да, несомненно. Потому что вместе с ней приходят электронные государственные сервисы, банковские услуги, бизнес-возможности (не смейтесь, это действительно так) и многое другое. Готовы ли операторы прорываться через грязь и расстояния, чтобы осчастливить небольшое село? В основном, не очень. Потому что этот поход окупится очень нескоро.

Из моих бесед с людьми, отвечающими за цифровизацию в регионах, знаю, что чаще всего им удается находить общий язык именно с Мегафоном. Часто такие договоренности закрепляются договорами с областями, как это произошло, например, в июне этого года на ПМЭФ, когда Нижегородская и Калужская области договорились с оператором об обеспечении мобильной связью и интернетом удаленных городов и сел. А во многих регионах такие договора действуют давно. Разумеется, местные власти тоже помогают, снижая разнообразные локальные сборы на установку и содержание БС. Однако затраты оператора все равно остаются внушительными.

Базовая станция в Сочи. Во-первых, это красиво

Если смотреть на это с точки зрения только сегодняшнего дня, от действий Мегафона попахивает социализмом, что недопустимо в капиталистическом обществе. Но если вспомнить, что структура потребления мобильных услуг меняется, и скоро в дополнение к живым абонентам придут тысячи роботов с разным уровнем прокачки ИИ, такие инвестиции выглядят вполне логичными. Ведь надо будет прямо сразу, вчера! И пойдут к тому, у кого уже есть.

Собственно, уже сейчас плоды установки БС в небанальных местах, дают плоды. Начался сезон отпусков, и в лентах соцсетей постоянно мелькает удивленное «Мы в Астрахани на рыбалке, и тут ничего, кроме Мегафона, не работает», «Мы в Карелии, связь только через Мегафон», «В Рыбинске пришлось брать зеленую симку, иначе ничего не качало вообще».

Я немного погуглил, в каких экзотических местах есть базовые станции Мегафона. Например, как вам дагестанское село Каладжух (N 41° 22′ 3,7″ Е 47° 54′ 24,1″)? Там живет меньше 1700 человек, и добраться туда (равно как и оттуда) не так-то просто. Но связь и интернет там имеются.

БС «Взморье» расположена в Астраханской области, Камызякском районе, на Кулагинском банке в 5 км от раскатов. Я знаю эти места, потому что там когда-то месяцами работала моя бабушка, Татьяна Небольсина. Если вы верите классику, что глушь – это Саратов, то, поверьте, настоящая глушь – вот там, на Камызяке. Туда в середине прошлого века уезжали почти, как в космос. Случись что, ни позвонить, ни голубя послать. Теперь там есть связь, и работает станция от солнечных батарей, так что никаких накладок с закончившейся соляркой.

Базовая станция «Выживший» установлена на берегу Ледовитого океана, в вахтовом поселке Сабетта на полуострове Ямал у Обской губы Карского моря. Вышку назвали в честь фильма с Леонардо Ди Каприо, за которую Лео героически получил «Оскара». Вот только в Сабетте героизм настоящий, не киношный. Там экстремальный холод, постоянные ветра и просто горы снега. Выше, чем в Саратове прошлой зимой. Но, находясь в домах, работники поселка выходят в интернет, как из городов и сел с более гуманным климатом.

Мегафон еще сегодня похвастался, что базовых станций с поддержкой LTE у него больше всех, 98 111 штук. У неназванных в пресс-релизе коллег по бизнесу их 67 920, 65 056 и 52 318 (предположу, что это соответственно МТС, Tele2 и Билайн, но гарантировать не рискну). Много. И, в общем, вполне коррелируется со средними скоростями по стране.

Итого

Я так расписался, потому что редко от операторов поступает столько любопытных цифр сразу.

Достижим ли идеал? Нет, конечно. Сеть любого оператора – живой организм, и иногда, чтобы сделать хорошо, надо на время сделать похуже. А еще бывают заколдованные точки, где сделать ничего нельзя в принципе. И я такие знаю, и вы, думаю, тоже.

Я помню, когда Мегафон был маленьким, и из-за низкой плотности БС постоянно подвергался подозрительно назойливому осмеянию в так называемых юмористических передачах. Сейчас объекты для шуток другие. Но на горизонте уже маячит 5G и новые модели использования связи, сама суть которой снова изменится.

Не знаю, над кем будут подшучивать тогда, но нам будет интересно в любом случае.