Я всегда смотрел только один канал – “Россия-24”. Там показывали новости. Да, с некоторыми нюансами, с милыми пропагандистскими нотками, но я к таким вещам на госканале отношусь с полным пониманием. И делить натрое умею неплохо. Поэтому смотрел. Не без удовольствия.

Но, похоже, пора завязывать с этим делом, потому что в последние полгода в новостях стало какое-то безумное количество религиозных историй. То какую-то икону куда-то привезли. То кто-то куда-то мощи поволок. То крестный ход. То еще какое-нибудь действо с хоругвями.

Только не подумайте, что я против религии. Наоборот, я очень даже “за”. В наше странное время очень трудно жить без якорей. Заснешь, забудешься – и снесет. И религия – как раз такой якорь. Проверенный. Крепкий. Хороший.

Но есть одна тонкость. Важная. Краеугольная. Вера переносится от пастыря к пастве только тогда, когда сам пастырь искренне верит. И понимает – во что. Вот тогда получается очень правильная история.

Но проблема в том, что в зомбоящике таких пастырей нет. Я вижу, как религиозные передачи ведут батюшки с холодными глазами. Где их красования больше, чем того, кого они пытаются представлять.

И я вижу несчастных корреспондентов, которые вообще ничего не понимают в сути событий, с которых они ведут “репортажи”. Они читают непонятные им слова с айпадов, читают невпопад, запинаясь – и не веря в них. И это гораздо хуже, чем самая оголтелая антирелигиозная пропаганда. В советском журнале “Наука и религия” было больше веры, чем в этом благостном словоблудии.

Если государство и впрямь хочет добавить благости в народ, необходимо всех редакторов и журналистов отправлять на полгода в Иерусалим. Чтобы пожили там. Посмотрели. Почувствовали. Неплохо бы в монастыре подержать пару месяцев. И вот тогда уже подпускать к освещению религиозных тем. Иначе, простите, как у Гашека получается.

Швейк звонил, извозчик стегал кнутом сидевшего сзади мальчишку. На Водичковой улице дрожки догнала привратница, член конгрегации святой Марии, и на полном ходу приняла благословение от фельдкурата, перекрестилась, потом плюнула:

– Скачут с этим господом богом, словно черти! Так и чахотку недолго получить! — и, запыхавшись, вернулась на свое старое место.