Про Украину. Я больше не буду.

Давно не писал ничего про Украину. По двум причинам. Во-первых, я действительно считаю, что все происходящее там – не мое дело. Ну вот совсем. У меня не осталось иллюзий насчет искусственно разделенного единого народа. Похоже, мы действительно разные. А раз так – в добрый путь. Я же не пытаюсь понять происходящее в Таджикистане или Туркменистане. Живут люди своей жизнью, мне не очень понятной. Но это не значит, что с жизнью что-то не так. Возможно, я просто туповат.

Во-вторых, у меня на Украине много хороших знакомых и даже друзей. Мне совершенно не хочется расстраивать их. Оно того не стоит. Жизнь и так слишком центробежна, чтобы усиливать отталкивающий эффект.

Львов, 2011 год. Где уж не буду никогда

Но после долгого перерыва решил все же позволить себе одну заметку.

Есть у меня короткий адрес, которые люди зачем-то указывают в довольно важных местах. Например, в банке. И вот уже несколько лет я получаю информацию из украинского банка, которую он отправляет гражданке Украины. Насколько понимаю, она частный предприниматель. Объемы бизнеса небольшие, я сужу об этом по ее переводам и налоговым платежам, информация о которых также приходит мне на почту.

Предпринимательницу зовут Наталья Семеновна. Она живет в небольшом городе рядом с Харьковом. Очень долго, вплоть до 2019 года, письма к ней были на русском языке. Честно говоря, меня это удивляло, но и радовало одновременно – надо же, как здорово, банк с человеческим лицом. Делает удобно клиенту.

Но в феврале все поменялось, и письма пошли на украинском. Я продолжил их читать с тем же интересом, потому что за последние годы существенно прокачался в украинском, благодаря просмотру телепередач на мове. Все хорошо, вот только Наталья Семеновна превратилась в Наталіє Семенівно.

Это рядом с Харьковом, где по-русски говорит большинство жителей. Представляете, как отреагировала Наталья Семеновна на переименование? “Была всю жизнь Семеновна, а теперь какое-то Семенiвно! Тьфу!”.

Ну и стоит ли потом удивляться, что в Харьковской области побеждает Зеленский, демонстративно говорящий на русском? Да, конечно, у страны должен быть свой язык. Но его нельзя грубо навязывать. Аккуратно, вежливо, с любовью – можно и нужно. Но когда ты в один день из Семеновны превращаешься в Семенiвну, ничем хорошим для навязывающих это не кончается. Лично у меня очень мрачные предчувствия насчет Зеленского на посту президента Украины. Но грубость и бестактность Порошенко настолько отвратительны, что 21-го он улетит со своего поста белым лебедем. Собственно, уже сейчас даже на вроде бы лояльных телеканалах его откровенно опускают. Причем – в лицо.

Мои собеседники из Украины часто приводят пример Израиля – мол, там тоже насаждали иврит и меняли имена. Не, ребят. Государство Израиль, несомненно, способствовало распространению иврита, однако в большинстве случаев люди осознанно выбирали язык предков, на котором, на минуточку, написана Тора. Речь шла о возвращении к корням, причем очень глубоким корням, ценность которых была бесспорна для каждого. Имена люди тоже меняли не принудительно, а добровольно. Возможно, в этом было определенное влияние… коньюнктуры. Но Голда Мабович и Давид Грин стали тем, кем стали, не под влиянием письма из банка. И сейчас в Израиле все, что можно и нельзя, пишется сразу на трех языках – иврите, арабском и английском. И – вот уж чудо – русском. Несмотря на то, что бОльшая часть приехавших из бывшего СССР давно выучила иврит, русского не становится меньше, наоборот! В тех же банкоматах можно выбрать русскоязычный интерфейс, это норма.

Трансформации сознания народа возможны только на стремлении К чему-то, а не на беге ОТ. И при самом благоприятном раскладе это путь на многие десятилетия, если не на века.

А все эти неумелые судороги кончатся тем, что тебя обоссут в прямом эфире, и никто тебя не пожалеет. Ну, кроме меня. Мне действительно жалко Петра Алексеевича, который, кажется, до сих пор не понял – в чем же он ошибся.

Интересно, как быстро после 21 апреля Наталье Семеновне вернут ее настоящее имя.