Прямой эфир на “Эхо Москвы”: Samsung Galaxy S III и другие мобильные новинки

Послушать запись можно тут (mp3 файл 12 мб)

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Здравствуйте. У микрофона – Александр Белановский, и начинается программа «Точка». Сегодня мы выходим втройне, наверное, в таком необычном формате. Во-первых, мы выходим в записи из-за известных событий, которые сейчас происходят в Москве. Во-вторых, у нас состав сегодня ведущих довольно необычный.

Д.БОРИСОВ: Ну, потому что время…

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Здесь со мной в студии, угадайте кто.

Д.БОРИСОВ: …время 23:05, время программы «Попутчики». Я не мог пропустить запись программы «Точка».

А.БЕЛАНОВСКИЙ: А билеты на поезд уже купил?

Д.БОРИСОВ: Поезд уже ушел без меня, видишь? Уйдет, точнее. Мы же вещаем сейчас из прошлого немножко. Или, наоборот, мы вещаем в будущее. Представляешь?

А.БЕЛАНОВСКИЙ: На 2 часа примерно, да. Но как бы то ни было, на самом деле, несмотря на нестандартный формат, я думаю, что у нас сегодня интересная беседа получится. Мы сегодня беседуем с двумя прекрасными джентльменами – это ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин. Добрый вечер.

Э.МУРТАЗИН: Привет всем.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: И интернет-эксперт Сергей Вильянов. К сожалению, у нас нет видеотрансляции, к сожалению, мы не принимаем смсок, потому что мы выходим в записи. Но какой формат есть, такой есть. Смотрите. Значит, у нас тема нашей передачи сегодняшней, в принципе, заявлена вокруг презентации новой модели Samsung, Samsung Galaxy S3, которая состоялась, если мне не изменяет память, 3-го числа, на днях в Лондоне. Я так понимаю, что, Сергей, ты был в Лондоне на этой презентации?

С.ВИЛЬЯНОВ: Присутствовал. Стоял рядом.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Эльдар, наверняка (я уверен), следил по интернету…

Э.МУРТАЗИН: За Сережей. (все смеются)

А.БЕЛАНОВСКИЙ: За Сережей. И, ну, соответственно, у тебя, наверняка, тоже впечатления от самой презентации какие-нибудь есть. Я хотел бы сначала услышать просто общие ваши мысли, соображения от того, как это происходило.

Д.БОРИСОВ: Но мы ждали с Сашей презентацию. Ты же ждал тоже?

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Конечно. Я, правда, не смотрел.

Д.БОРИСОВ: Нам было интересно. Хотя, я знаю, что Эльдар видел телефон заранее. По крайней мере, всем об этом рассказывал.

Э.МУРТАЗИН: Ну, я видел его заранее. Причем, в нескольких вариантах. Если говорить о презентации, я ее не ждал, потому что… Чем отличается наш рынок от любого другого? Тем, что события, которые имели место в прошлом (у нас тематическая передача практически), они влияют на будущее. То есть к моменту презентации с этим телефоном уже было все понятно. То есть он уже был продан в том объеме, в котором не продавался ни один телефон Samsung до этого момента. И презентация – она была, скорее, для прессы, для покупателей. Но если говорить о бизнес-составляющей, это уже пройденный этап, сейчас уже смотрят в будущее. То есть телефон долго вымучивали, назовем это так, и впервые то количество… Я не люблю слово «копирование», но то количество заимствований в презентации в продвижении товара, которое было сделано у Apple, оно огромно, с одной стороны. С другой стороны, это работает. Потому что впервые флагман от Samsung поступает через 2 недели в продажу.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну вот, кстати, насколько я помню, там очень много раз переносилась эта презентация.

Э.МУРТАЗИН: Нет. Там никто просто не знал, когда она будет.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Они собирались в Барселоне делать, но перенесли.

Э.МУРТАЗИН: Это правда, потому что там была ситуация очень простая. Изначально, если говорить про эту модель, ее даже хотели показать в январе в США. Потом поняли, что 4 месяца все будут ждать что-то. Потом февраль. Буквально за 3 или 4 дня посетила здравая мысль, что надо представить и тут же начать продавать. В феврале показали одну из версий, которая не пошла, операторам и партнерам. Специально под Барселоной сделали версию, отличную от версии для США. Это была керамика, это был принципиально другой дизайн, чем есть сейчас.

Что самое смешное, его не запустили. Будет ли он на рынке или нет, вопрос большой. То есть, может быть, это будет версия Advanced, Plus или что-то подобное. Но реакция практически всех – она была одинаковой, что не играет роль цена этого аппарата, играет роль, как быстро вы сможете его поставить. И это очень важно подчеркнуть, что в момент анонса… Я следил не за самим анонсом. У нас была трансляция, я, скорее, следил за сайтами операторов по всему миру. Было очень интересно смотреть, как T-Mobile в США поднял страничку предзаказа. Тут же другие 3 оператора подняли свои 3 странички. И, вот, как лесной пожар по всей Европе стали появляться такие сайты для заказа, для промо и тому подобных вещей. Это очень хороший показатель.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Сереж, расскажи, собственно, как это все происходило? От самой презентации какие-нибудь есть особые ощущения?

С.ВИЛЬЯНОВ: Во-первых, я хочу выразить восхищение Эльдаром тем, как он красиво обошел тему, что корпус, все-таки, был не керамический, а пластиковый.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Кстати говоря, задавали вопросы по поводу керамического корпуса всякого свойства.

С.ВИЛЬЯНОВ: Это очень красиво. Респект.

Э.МУРТАЗИН: А я тебе могу сказать сразу, что я вообще не вижу в пластике никакого изъяна.

С.ВИЛЬЯНОВ: Я тоже не вижу, но просто красиво обошел. Так вот. По поводу самой презентации, ну, вы знаете, вот я сидел на этой презентации (я успел занять место), там фишка-то в чем? Там пускали, вот, журналистов пускали всех подряд, то есть достаточно было подойти и сказать «Я – журналист», тебе говорили «Прахади, дарагой».

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Прям с таким акцентом, наверное.

С.ВИЛЬЯНОВ: Ну, примерно так, да. «Прахади-прахади».

Э.МУРТАЗИН: (смеется) Завезли.

С.ВИЛЬЯНОВ: Там таких вот журналистов набилось дикое количество. То есть когда открыли зал с креслами и народ туда с гиканьем вообще ломанулся, то есть реально бегом, размахивая всем подряд, это впечатляюще выглядело. Так вот, я сидел на этой презентации и все время у меня было ощущение, что «Так, вот сейчас я на презентации Microsoft. Ой, а сейчас я на Nokia. О, а вот сейчас на Apple». И только иногда было ощущение, что я таки на Samsung, как раз в тот момент, когда начались упоминания гигагерц, мегагерц, мегапикселей и прочего. И дюймов особенно (дюймы – это важно). То есть ребята очень грамотно продолжают использовать все достижения конкурентов в мирных целях. Это очень приятно. То есть играл Лондонский симфонический оркестр. Правда, было полное ощущение фонограммы, но палочками размахивали.

Д.БОРИСОВ: Выходили европейские люди, в основном?

С.ВИЛЬЯНОВ: Нет, ну, сначала вышел, разумеется, там большой начальник из Кореи, рассказал про 4,8 дюйма. А потом уже вышел… Почему-то были одни бельгийцы среди презентаторов, сплошные бельгийцы. То есть что у Samsung в Бельгии такое?

Э.МУРТАЗИН: Я тебе могу рассказать. Самое смешное, что изначально презентация планировалась в Париже. Причем, слово «Париж» у Microsoft и у Samsung… Это, вот, 2 таких, ну, Microsoft в Америке, Samsung в Южной Корее. Для них слово «Европа» обозначает всю Европу вообще, в принципе. Не важно, какая страна.

С.ВИЛЬЯНОВ: Ну, столица Европы – это Париж.

Э.МУРТАЗИН: И когда делали перенос презентации в UK, перенос был там за 3 недели до анонса, по сути, то для всех практически было шоком, что в UK надо получать визы, в принципе, это не Шенген. А Шенген – считалось, что вообще туда попасть любому человеку это просто, так, пошел, получил визу, поехал. Про Олимпийские игры, опять-таки, никто не вспомнил, что есть такие вещи.

Но, в целом, если говорить про формат мероприятия, формат не изменился по сравнению с тем, что Samsung делает последние 2 года. В прошлом году было интереснее, потому что а) меньше накладок, б) они сделали сам продукт интереснее, интереснее сделали упор на некоторые функции.

Д.БОРИСОВ: Но, кстати, о накладках, я их не заметил, следя за онлайн-трансляцией.

С.ВИЛЬЯНОВ: Были-были-были. Была чудесная накладка с демонстрацией S-Voice, когда там что-то попросили у нее, погоду в Лондоне сказать, а она чего-то такое пробурчала невнятное и замолчала, в общем.

Э.МУРТАЗИН: Вообще, вот, на самом деле, если углубляться в функции, а не столько в презентацию, я хотел бы сказать, что упорство Samsung, когда Samsung продвигает функции, которые никому, по сути, не нужны или псевдо не нужны, можно позавидовать. Они пытаются проломить рынок под себя, и это одно из бизнес-составляющих. Вот, в Galaxy S2, которым я пользуюсь больше года (у меня их несколько, один даже тонул в озере и после 2-х часов плавания выжил, высушил, выжил). Так вот. Центральная клавиша по умолчанию, когда нажимаешь, голосовой набор вызывается.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да, у меня то же самое. На Galaxy Note абсолютно.

Э.МУРТАЗИН: На Note – то же самое, раздражает безумно, надо рутовать телефон, чтобы убрать, потому что функция вообще не нужна. Ну, она не применима в жизни. И в Galaxy S3, когда на центральной кнопке… Вот, первое, что я попробовал, это нажал на центральную кнопку, И когда мне сказали «S-Voice вас приветствует»… (все смеются) Я на это посмотрел, полез в меню смотреть – может быть, кнопку отключения добавили. Вообще ничего нету.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Слушайте, а скажите, вот, сразу просто мне интересно. Чем вот эта новая функция S-Voice отличается принципиально от (НЕРАЗБОРЧИВО), которая, например, у меня и у тебя на Galaxy 2-м есть?

Э.МУРТАЗИН: Есть такое Android-приложение «Помнить все». Его иногда еще называют аналогом Siri, псевдоаналогом. Вот тут то же самое. Фактически ты можешь использовать любой голосовой движок – это Vlingo, это Андроидовский, Гугловский движок и с его помощью надиктовывать какие-то вещи. Учитывая, что распознавание сегодня на Андроиде хорошее, оно не в пример лучше, чем на iPhone’е, в силу того, что сегодня поддерживается большее число языков.

С.ВИЛЬЯНОВ: Да, языки – да, тут не поспоришь.

Э.МУРТАЗИН: Русского на iPhone’е сегодня нету для распознавания. И можно диктовать на своем языке какие-то заметки, можно говорить «Разбуди меня завтра в 8 часов» — он тебя разбудит. На iPhone’е мне приходится для этого переходить на английский язык. Ну, опять-таки, Siri – это больше такое развлечение. Вот, «Помнить все» и то приложение, которое S-Voice в названии, это тоже развлечение, потому что в большинстве случаев ты пользоваться этим ежедневно не будешь.

Д.БОРИСОВ: Но, ведь, обычно система распознавания на Google – она через интернет работает.

Э.МУРТАЗИН: Тут то же самое.

Д.БОРИСОВ: Тоже? То есть ты без подключения к сети не сможешь?

Э.МУРТАЗИН: Ряд команд есть, которые, ну, вот, стандартных команд.

Д.БОРИСОВ: А, самые обычные?

Э.МУРТАЗИН: Самых обычных. Там, например, «Установить время», «Записать в календарь то-то» — это работает так. Все остальное через интернет.

Д.БОРИСОВ: Я так понимаю, что Siri же работает автономно тоже.

С.ВИЛЬЯНОВ: Нет.

Д.БОРИСОВ: Тоже нет?

С.ВИЛЬЯНОВ: Нет, конечно.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Это тоже через интернет, да.

С.ВИЛЬЯНОВ: Только через интернет.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Но это ты, Эльдар, считаешь, что ненужная функция, ею особо не пользуются?

Э.МУРТАЗИН: Это фишка. Вообще сегодня мы говорим о том, что все примерно сравнялись в плане технологии. Очень сложно. Вот, годичный цикл обновления телефонов, процессоров, памяти – у всех примерно все одинаково, плюс-минус. Кто-то использует как HTC Tegra3, кто-то Qualcomm’овские ставит процессоры, которые уже называются там, ну, не 4-ядерные, но класса 4-ядерных. Уже такой маркетинг пошел. Но в реальности все упирается в фишки. Потому что если смотреть на Андроид, Андроид у всех одинаковый.

Но, вот, фишка, про которую на презентации не говорили, но она есть, это листание текста глазами.

С.ВИЛЬЯНОВ: Очень нужная.

Э.МУРТАЗИН: Она реально для того, кто читает, удобная. Но надо понять. Я издевался над этой фишкой в том плане, что если ты едешь в транспорте, вот, любая малейшая тряска, он начинает просто безумно… Ты сходишь с ума – у тебя страница летает туда-сюда, в итоге говорит «Прекратите трястись», (все смеются) И все, на этом все прекращается.

Либо вторая функция, когда ты сидишь дома в хорошо освещенном месте, читаешь, она работает. Но дома читать с телефона – это глупость.

С.ВИЛЬЯНОВ: Ну да, странная модель.

Э.МУРТАЗИН: То есть фактически хотели применить технологию. Да, она есть. Зачем, не понятно. Но, в целом, если говорить про вещи, которые полезны, на мой взгляд, их достаточно много и они не для гиков, не для фанатов технологий – для обычных людей. То есть, по сути, переработали полностью (об этом никто не будет говорить), полностью энергопотребление отдельных функций. Появился помощник, который работает в скрытом режиме. То есть ручками его нельзя изменить, который фактически… Что делают сегодня пользователи Андроида, iPhone’а и других приложений? Они ставят кучу программ, каждая из этих программ считает своим приоритетом залезть в интернет и что-то оттуда скачать, например, виджет погоды. Я был в шоке, когда узнал о том, что я скачал 3 или 4 виджета погоды и пользуюсь я только одним.

С.ВИЛЬЯНОВ: А качают-то все.

Э.МУРТАЗИН: А качают все 4.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: В фоновом режиме, причем.

Э.МУРТАЗИН: В фоновом режиме при этом. У меня безлимитный интернет, меня это не волнует. Но меня волнует, что моя батарейка, вот, через 4-5 часов просто садится. И новая система энергопотребления – она как раз таки за пользователя смотрит, что ведет себя подобным образом. И если программа эта не используется, она просто отключает ее. Это удобно.

С.ВИЛЬЯНОВ: Но там и батарея 2100.

Э.МУРТАЗИН: 2100.

С.ВИЛЬЯНОВ: 2150, по-моему, даже.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Кстати говоря, там же еще реализована новая система зарядки, насколько я помню.

С.ВИЛЬЯНОВ: Ну, это аксессуар. То есть она условная.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Там нужно ее класть на платформу на какую-то и там будет держаться.

Д.БОРИСОВ: Ну, это история как с беспроводными мышками.

С.ВИЛЬЯНОВ: Ну, у HTC подобная история есть.

Д.БОРИСОВ: Есть. Но у HTC – настольная charger-зарядка.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, это тоже из разряда каких-то таких прибамбасов? Или, действительно, нужно?

Э.МУРТАЗИН: Это нужно почему? Потому что, ну, вот, собственно говоря, мы не раз встречались все вместе в Apple Store’ах в других странах. Где можно встретить русских людей? Приходишь в Вегасе в Apple Store и видишь Вильянова, который как на часах там покупает очередной iPhone или что-то другое. При этом так, с обвинением: «Ты уже купил себе iPhone».

Почему люди ходят в Apple Store’? Я хожу туда как в своего рода, ну, даже не музей, а место, где можно посмотреть новые аксессуары, которые могут быть прикольными. У меня есть куча аксессуаров, которые мне нафиг не нужны, вот, совсем. FM-трансмиттер Belkin – это редкостная гадость, которая не работает в принципе. Но я их купил штук 10 в подарок друзьям. Привез, раздал…

С.ВИЛЬЯНОВ: Друзьям ли?

Э.МУРТАЗИН: Друзьям. А друзья потом.. Как бы, спрашиваю: «Ну как работает?» Все говорят: «Хорошо». Я только месяца через 2 у себя в машине попробовал – им пользоваться невозможно, нереально.

С.ВИЛЬЯНОВ: То есть они даже не открывали.

Э.МУРТАЗИН: Вот. Ну, либо из приличия сказали. Но импульсивно ты покупаешь. Поэтому успешный продукт – он должен иметь экосистему аксессуаров разных. Эта экосистема для Galaxy S2 была создана не с первого дня, а только сейчас.

С.ВИЛЬЯНОВ: Но и не вся доехала до России.

Э.МУРТАЗИН: До Galaxy S2 вообще все доехало. Для Galaxy Note Россия получила вообще все – там чехлы любых размеров и прочее, причем они продаются очень неплохо. Просто я могу рассказать, это российская хохма абсолютно, она касается не Samsung, а в свое время у Nokia была 8000-я серия очень популярна. Под нее выпустили чехол-кобуру. И я спрашивал, говорю: «Слушайте, по таможне получается, что вы продаете 10 тысяч аппаратов условно в месяц, а вот этих чехлов продаете 30 тысяч. Я логики не понимаю». Мне ребята смеются, говорят: «Слушай, ну не все могут дорогой телефон за 1000 долларов купить. А чехол-кобуру за 1,5 тысячи могут купить все. И они его покупают». Ну вот висит чехол – о, Nokia, наверное.

С.ВИЛЬЯНОВ: Но не кажется, что тогда было бы логично сохранить дизайн S2, который, в общем-то, неплох, и чтобы аксессуары подходили все?

Д.БОРИСОВ: Так надо же их еще раз продать.

Э.МУРТАЗИН: Продать надо же.

Д.БОРИСОВ: Уже у всех же есть. Зачем?

С.ВИЛЬЯНОВ: Ну, вот, Apple почему-то двухлетний цикл четко выдерживает, то есть чтобы от старого переходили к новому.

Э.МУРТАЗИН: Сереж, это мы еще не научились.

С.ВИЛЬЯНОВ: А.

Д.БОРИСОВ: Объемы пока не те.

Э.МУРТАЗИН: Ну, уже почти те.

Д.БОРИСОВ: Но на одну модель-то все равно не те. Объемы-то в совокупности приблизились и, может быть, даже превысили.

Э.МУРТАЗИН: Нет, они больше.

Д.БОРИСОВ: Превысили, да. Но все равно это не одна модель же, а речь идет о середине.

Э.МУРТАЗИН: Это не одна модель, при этом надо понимать, что очень важную вещь они сделали. На рынке телефонов устаревание моделей было всегда где-то полгода. Когда пришел Apple, Apple сделал революцию не только аппаратную, а тем, что этот аппарат может жить 2 года совершенно спокойно, и человек, который купил, он 2 года им пользуется. Они ориентировались на операторов, но невольно они сослужили хорошую службу, потому что сегодня срок жизни флагманов резко вырос в отличие от прошлых лет. И сегодня мы имеем… Там, если для России говорить, 14 месяцев для топовых моделей. Это касается и iPhone’а, и Galaxy. То есть это много.

Д.БОРИСОВ: Много, но все равно не очень, потому что те, кто купили себе HTC Sensation, тут же очень скоро получили сначала анонс, потом уже…

С.ВИЛЬЯНОВ: Это я такой.

Д.БОРИСОВ: Вот. И я такой. Вот у меня лежит Sensation XE.

Э.МУРТАЗИН: А можно я про себя расскажу? Ну, XE – это другая история. У меня первый Sensation.

С.ВИЛЬЯНОВ: И у меня первый Sensation.

Э.МУРТАЗИН: Ну, много добрых и теплых слов я могу сказать в адрес этого аппарата.

С.ВИЛЬЯНОВ: Да.

Д.БОРИСОВ: Но он же был флагманом. Мы все помним, каким он был флагманом, как его продвигали, а потом бац, и все, история закончилась.

Э.МУРТАЗИН: А я могу сказать, что случилось с компанией HTC после этого. Компания HTC потеряла процентов 40 в продажах флагманов, потому что обычные люди, далекие от этой темы, кто не следит… Вообще что происходит у HTC? Вы приходите в магазин и видете 6-7 аппаратов, каждый из которых стоит в диапазоне 24-30 тысяч рублей. Когда вы задаете вопрос продавцу «А кто из них флагман?», он тычет в какой-то из этих аппаратов и говорит: «Вот этот и этот – они одинаковые, но отличаются наушниками». У человека начинается подвисон, то есть он не понимает, что ему купить. Он говорит: «Ладно, уберите этот, давайте смотреть iPhone или Samsung». И выбирает в итоге… Из-за этого они потеряли продажи. Вот сейчас HTC OneX – это попытка вернуться к тому, чтобы был флагман один как у других компаний.

Д.БОРИСОВ: Ну и по цене там понятно: X стоит столько, OneS уже меньше, V стоит совсем.

С.ВИЛЬЯНОВ: В HTC меня смущает, что они стоят, вот, на витрине, особенно за бугром, где стоят обычно муляжи, их не отличишь. То есть даже я. Вот, они стоят в ряд, я не могу сразу сказать «Так, это вот эта модель, а это – вот эта». То есть надо присматриваться как-то.

Д.БОРИСОВ: Нет, но, все-таки, отличить-то можно.

С.ВИЛЬЯНОВ: Ну, вот, нормальному человеку это сделать, мягко говоря, непросто.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Слушайте, это осознанная какая-то у них политика? Или это просто по, что называется, невниманию?

Э.МУРТАЗИН: С HTC вообще очень удивительная история, потому что компания росла как на дрожжах. В какой-то момент HTC вообразили, что они зарекомендовали себя в интернете хорошо среди гиков, среди тех, кто пишет в Twitter и прочие вещи. Вот, тусовка. И в какой-то момент они поняли, что вот сейчас мы сделаем рывок, жизнь удалась, и поработим всех. То есть, вот, типичная ошибка маленькой компании, когда она неожиданно становится большой. Делегирование полномочий. Питер Чоу не может и не умеет пока делегировать полномочия. Он пытается влезть во все вопросы. Он авторитарен, и это играет против. Когда знающие люди, эксперты говорили компании, что надо сделать по-другому… Не смотри на меня так – это был не я.

С.ВИЛЬЯНОВ: (смеется)

Э.МУРТАЗИН: Он сказал «Нет, мы будем делать так». И вот сейчас, когда уже на собственных ошибках он понял, что так не получается, они идут обратно тем путем, который у них был в прошлом, 2 года назад.

Д.БОРИСОВ: Смотрите, а если их столкнуть лицом к лицу, что называется, HTC OneX, допустим, и Galaxy S3, то Эльдар – человек, который видел оба телефона, держал в руках, Сергей тоже видел, держал. Что лучше? Вот, простой вопрос.

Э.МУРТАЗИН: Нельзя сказать – каждый выберет свое.

Д.БОРИСОВ: Понятно, что HTC появился раньше.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: «Лучше» — это понятие такое…

С.ВИЛЬЯНОВ: Вот, мне очень не нравится, что стоит эта Tegra.

Э.МУРТАЗИН: Сергей очень не любит Tegra, компанию.

Д.БОРИСОВ: Слушайте, для обычных людей это ничего не говорит совершенно.

С.ВИЛЬЯНОВ: Tegra греется очень. А Samsung меньше.

Э.МУРТАЗИН: Сереж, ну, господь с тобой.

С.ВИЛЬЯНОВ: Спасибо.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Кто-то погреться хочет, кто-то наоборот.

Э.МУРТАЗИН: Я же знаю, что ты из Иерусалима только что. Приобщился. Там, как говорится, ближе расстояния. Во всяком случае, жители говорят.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Нет, серьезно, это ж важный вопрос там.

Э.МУРТАЗИН: Важный вопрос не в этом. Важный вопрос, наверное, в том, что играет роль марка, цена. Цена примерно одинакова. Марки для определенной аудитории HTC и Samsung – тоже одинаковы. У Samsung как у бизнеса больше каналов для реализации, больше операторов, поэтому это убираем в сторону.

HTC за 3 недели до анонса переработал тотально дизайн. То есть образцы финальные появились за 5 дней до мировой премьеры. Это был шок.

Д.БОРИСОВ: До Барселоны?

Э.МУРТАЗИН: До Барселоны. Причем, шок был такой. За 3 недели мы посмотрели аппараты, нам сказали «Ребят, ну вот вы посмотрели, этого ничего не будет – будет все то же самое, только в другом корпусе». Мы почесали репу и сказали: «А когда начали работать?» Нам сказали: «Вчера». Вот, вчера Питер Чоу дал команду переработать все. И они сделали очень секси-корпуса, unibody. Они, действительно, хорошие, классные и очень многих привлекает HTC, внешне как он выглядит. Аппаратно примерно плюс-минус они сравнимы. Камера у HTC традиционно хуже, несмотря на то, что сделали, сказали, что будет лучше. Нет, не лучше. Tegra 3-я – неплохая платформа с двумя…

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Сереж, ну, возрази-возрази. Ты хочешь. (смеется)

Э.МУРТАЗИН: Там есть 2 момента очень важных. Первый момент, Nvidia ориентирована на графику, Nvidia подтягивает на Андроид производителей игрушек. То есть Tegra сегодня – единственный вариант, когда вы можете прийти со смартфоном домой, подключить любой контроллер от X-Box’а, от Playstation, от чего угодно, вывести картинку на большой экран и играть в обычную игру приставочного уровня, ну, плюс-минус.

С.ВИЛЬЯНОВ: Глубоко надуманная, так скажем, модель использования, между нами так, говоря. Потому что если у меня есть контроллер от X-Box’а. значит, у меня есть и X-Box. И, вот, мне подключать смартфон к телевизору и подключать… Чего-то…

Д.БОРИСОВ: Но для обычной жизни, когда люди…

С.ВИЛЬЯНОВ: Это, вот, знаешь как? Как Nokia рассказывала, когда N8 там: «А, вот, у нее HDMI-выход и можно прийти домой и подключить по HDMI к телевизору и смотреть кино».

Д.БОРИСОВ: А про Nokia с пикселями мы все помним – тоже красивая история, про умение раздувать из мухи слона.

Э.МУРТАЗИН: Думаю, что про пиксели… Мне кажется, это удачный для Индии и России продукт, 2 основных рынка. Я читал презентацию. Я не знаю, она правдивая или нет…

Д.БОРИСОВ: Сколько там миллионов? Как заявлено? 38? 40? Ну, короче, 40 миллионов.

Э.МУРТАЗИН: 41 мегапиксель.

Д.БОРИСОВ: А, 41. Телефон 41 мегапиксель в камере.

Э.МУРТАЗИН: Маркетинговая презентация. Я не знаю, она правдивая или нет, потому что мне присылают иногда просто, что называется, внутренние документы поглумиться специально. Но там было написано и я в это верю, что низкая образованность населения в Индии и в России дает шансы этому продукту. (все смеются) И, в принципе, я с этим согласен. Я не знаю (подчеркну снова еще раз, на всякий случай, для юристов компании Nokia), я не знаю, правда это или нет. Пусть обращаются – я им дам эту презентацию.

Д.БОРИСОВ: Нет, я видел огромное количество людей в Барселоне на мобильном конгрессе, где были люди, в общем-то, понимающие, которые с горящими глазами рассказывали: «41 мегапиксель! Ты видел? Сходи на Nokia, она вот там вот».

Э.МУРТАЗИН: Ну да, на отшибе они стояли, причем, около стенда… Я, честно, я даже не стал публиковать эту фотографию – на стенде было написано большими английскими буквами слово «Прототип». Я долго не мог понять, почему. А на стенде я провел часа 2 в общей сложности. Так получалось, что подходили разные люди, мы разговаривали. И в итоге подошел один сотрудник Nokia в помпоне, в полосатой этой пижаме моряцкой и сказал: «Ну как наш 41 мегапиксель?» Я говорю: «Ну, очень хорошо. Зря, что Symbian». Человек говорит: «Ну, ты же понимаешь, у нас вот такая форма моряцкая, корабль большой, на отшибе. Тонем». (все смеются)

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Не, слушайте, 41 мегапиксель – это же абсолютно вещь такая, ну, маркетинговая, наверное.

Э.МУРТАЗИН: Да. И казалось бы, причем тут Galaxy S3?

Д.БОРИСОВ: Когда люди на полно серьезе взаправду говорят тебе про 41 мегапиксель, когда у всех основных конкурентов мы знаем там максимумы. Сейчас вот флагманы выходят опять почему-то с 8-мью, хотя все ожидали от Galaxy S3 большего.

С.ВИЛЬЯНОВ: А зачем?

Э.МУРТАЗИН: Не-не. Во-первых, как бы, конкуренты – это уже не телефоны, это профессиональные камеры уровня Canon, Nikon. Я в тот день издевался совершенно от души, что все руководство концерна Nikon просто покончило жизнь самоубийством, потому что все годы прожили бесцельно.

С.ВИЛЬЯНОВ: Сделана сэппуку.

Э.МУРТАЗИН: Да. Но это маркетинг чистой воды. Если говорить про маркетинг в отношении там Galaxy S3, то, что интересно людям, на мой взгляд, его будет очень много и рекламы будет много. Но факт заключается в том, что он лучше Galaxy S2.

Д.БОРИСОВ: Ну что же, поговорим о маркетинге и прочих вещах сразу после выпуска новостей на «Эхе».

НОВОСТИ

Д.БОРИСОВ: Ну что же, мы вновь в эфире, программа «Точка», которая сегодня совмещена с программой «Попутчики», поэтому нас здесь двое, Александр Белановский и Дмитрий Борисов.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да. Попутчики у нас – Эльдар Муртазин, ведущий аналитик Mobile Research Group и Сергей Вильянов, интернет-эксперт. Ну, мы…

С.ВИЛЬЯНОВ: Ну, который еще занимается одним журналом, да.

Д.БОРИСОВ: Начали мы говорить об аппарате Samsung Galaxy S3, недавно презентованном. Но чего-то так, плавно перешли ко всем остальным новинкам. Не только минувшей недели, наверное.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Не, у нас совесть абсолютно чиста в этом смысле, потому что…

Д.БОРИСОВ: Сразу предупреждали.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Сразу предупреждали, тема у нас, в общем, Samsung Galaxy S3, конечно. Но и другие мобильные новинки, потому что они тоже есть. Ну, например, на днях тоже был представлен компанией RIM новая операционная система.

С.ВИЛЬЯНОВ: Ну, включим похоронный марш саундтреком.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Что так сразу?

Э.МУРТАЗИН: Я их стал называть после этого Rest in Motion, при этом периодически пишу уже не RiP Nokia, а RiM Nokia. Ну, это примерно одного уровня события. То, что было в Орландо… Я, вот, честно скажу, я не знаю, можно ли мне глумиться над господином Хайнцем, это новый президент?..

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да у нас над всеми можно глумиться, Эльдар.

Э.МУРТАЗИН: Хорошо. Если можно глумиться, я понял одно, что в его биографии есть огромный пробел. Вот, Сережа не даст соврать, что у Макдональдса в позапрошлом году началась рекламная кампания «Я люблю это», на английском она звучит так: «I am loving it». И когда европеец в американской манере со сцены Blackberry World начинает рассказывать про новые фишки и прочее, я все время в воображении дорисовываю макдональдсовскую фуражку и мне не хватало чизбургера в его руке, потому что он говорил примерно через каждые полторы-две минуты «I am loving it». Great и I am loving it.

Д.БОРИСОВ: Так это он к (НЕРАЗБОРЧИВО).

Э.МУРТАЗИН: Нет, это не джинса макдональдсовская, не, ни в коем случае.

С.ВИЛЬЯНОВ: Хорошо, что он не сказал «Свободная касса», я считаю.

Э.МУРТАЗИН: А я считаю, что, вот, «Свободная касса» — это следующее, что будет после ухода его из компании RIM. Просто что нам показали, если по сути, да? Вот, год назад в Орландо нам показали Playbook как планшет и рассказали, что будут с ним делать. Когда сказали, что всем подарят по Playbook’у, зал просто взорвался рукоплесканиями. При этом, вот, рядом со мной сидели индусы-разработчики, и они так, про себя. Они так, рукоплескали и так, друг к другу повернулись, говорят: «А что мы с ним делать будем?» Типа «У нас iPad’ы есть и прочее».

Но в этом году уже не показывали ничего реального. Показывали технологии, якобы, Research In Motion. Ну, например, показали клавиатуру для сенсорных телефонов.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Вот. Вы мне объясните, как бы, в чем фишка?

Д.БОРИСОВ: Зачем? Главный вопрос. Все привыкли, что BlackBerry – это что?

Э.МУРТАЗИН: Клавиатура.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Физическая, конечно.

Э.МУРТАЗИН: Да.

Д.БОРИСОВ: У BlackBerry главный конкурент какой? Nokia с qwerty-клавиатурой.

Э.МУРТАЗИН: Его уже нету. Потому что главный конкурент ушел, он вернется в 2013 году вместе с Windows 8.

Д.БОРИСОВ: Тем более! Нет конкурента, казалось бы…

Э.МУРТАЗИН: Да, нет конкурента. Самое время.

Д.БОРИСОВ: …пожинай плоды, продолжай. Но нет.

Э.МУРТАЗИН: А завихрения в головах руководства – они… Ну, вот, я представлял себе сцену так примерно. За неделю или две до BlackBerry World сидит Хайнц в Ватерлоо в Канаде, у них там панорамное окно огромное на поле. Битва при Ватерлоо буквально. Индийский помощник сидит рядом. И в этот момент ему говорят: «Нам надо что-то показать». Он тут же в Google…. Хотя, в Google он, наверное, не может (это – конкурент), в Яндексе он набирает поиском «Новые прекрасные технологии для BlackBerry World». Ему выдает, значит, для RIM, выдает «Клавиатура», «SwiftKey», ну и слово «Андроид» он вряд ли произнес, что оно уже там есть. Ну вот они взяли чужую технологию и показали, по сути. Вообще ничего не показали.

С.ВИЛЬЯНОВ: Но я перебью. На CES просто меня потрясло. RIM отгрохал здоровенный стенд, реально большой, там больше, чем у Nokia раза в четыре. И на нем были чехольчики. То есть приходишь, там стена чехольчиков, потом витрина с чехольчиками. И где-то в уголке там смартфончики, а потом опять чехольчики. После этого я как-то себя…

Э.МУРТАЗИН: Я расскажу коротко историю про вот этот стенд. Они же показали Playbook, 2-ю версию операционки. И я, действительно, как журналист хотел ее посмотреть, я хотел снять на видео. Я прихожу на стенд Research In Motion, мне говорят «BlackBerry OS2 – она вот там. Но тот планшет не работает». (все смеются) Я говорю: «А как посмотреть?» — «А у нас есть специально обученный человек, который отвечает за BlackBerry OS2. Вы – пресса? Отлично. Он вон стоит, но он с прессой общаться не будет». Я смотрю на девушку, говорю: «Девушка, а как мне быть? Мне, вот, видео снять, посмотреть». Она говорит: «Вы знаете, ну, у нас демонстрация для всех в 2 часа начинается. Наверное, она начнется. Приходите». Я говорю: «Ну, о’кей». Я в 2 часа прихожу, говорю: «Я пришел на демонстрацию». Оказывается, что демонстрацию ведет этот человек. Он меня увидел, говорит: «А вы – пресса, я не буду показывать вам. Я не буду вам показывать. Вы что? Вы тут вот со всеми решили затесаться?»

Д.БОРИСОВ: «Со всеми» — с кем?

Э.МУРТАЗИН: А там 3 калеки стояло кроме меня. Они благополучно бейджики прессы перевернули, потому что кроме прессы это никому не интересно, в принципе. Пришел пресс-менеджер, сказал «Дайте ваши координаты». Я говорю: «Ну, о’кей. Мне уже не интересно». Говорит: «А хотите, мы вам пресс-релиз скинем?» Я говорю: «Спасибо, нет».

Ну вот сейчас то, что происходит, ну, вот, в России, да? В России BlackBerry не существует как бренда.

С.ВИЛЬЯНОВ: Но и не существовало.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, у нас такое тут, похоронный марш звучит, на самом деле.

Д.БОРИСОВ: А как должна умирать компания?

Э.МУРТАЗИН: Они в Сколково 20 миллионов вложили. Академия там.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: А чего они там делают?

Э.МУРТАЗИН: В Сколково? Ой, я боюсь сказать. Боюсь.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Цензура не пропустит.

Д.БОРИСОВ: Но, может быть, как раз там родится новый BlackBerry, который спасет компанию?

Э.МУРТАЗИН: Мы с моим товарищем сейчас подали на наноанализатор алкоголя заявку в Сколково. Потому что нанодозиметр они приняли и деньги на него выделили. Мне кажется, алкометр – это более…

С.ВИЛЬЯНОВ: Для России это очень актуально, я считаю, да.

Э.МУРТАЗИН: Ну вот сейчас совет, мне кажется, нам откажет.

С.ВИЛЬЯНОВ: Ну, с завтрашнего дня вообще неизвестно, будет ли Сколково.

Э.МУРТАЗИН: Даже не знаю, что сказать.

Д.БОРИСОВ: Давайте продолжим.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Напомню, что тема нашей передачи сегодняшней — Samsung Galaxy S3.

Э.МУРТАЗИН: Мне кажется, основные комментарии на «Эхо Москвы» будут про Сколково теперь.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: У нас, я думаю, нарежут, Эльдар, твою речь и твою, Сереж, на разные комментарии, на разные темы политические.

Д.БОРИСОВ: На главной странице «Эха Москвы».

Э.МУРТАЗИН: «Завтра Сколково не будет».

С.ВИЛЬЯНОВ: Ну и знак вопроса.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Слушайте, ну, давайте, может быть… Чего-то как-то…

Д.БОРИСОВ: На секунду хотел вернуться в Барселону. Там был представлен прекрасный телефон, на мой взгляд. Samsung нам так и не показали, зато показали Panasonic Eluga.

С.ВИЛЬЯНОВ: Eluga Power.

Д.БОРИСОВ: Вот, да, Eluga и Eluga Power – 2 телефона, которые на российский рынок выйдут или нет в итоге? Вы все знаете, поэтому спрашиваю у вас.

Э.МУРТАЗИН: Неизвестно. Ну, собственно говоря, я вот могу сказать так, да? У меня мой коллега попросил телефон на тест, когда они только вышли. Насколько я знаю, он так и не получил. Европейские коллеги, которые примерно то же самое попросили, они не получили. То есть нет такой опции. Более того, операторы… Вот, я общаюсь с европейскими операторами, я у них спрашиваю: «А у вас какие перспективы вообще? Вот, Panasonic выходит на рынок». Они на меня смотрят, говорят: «Ты знаешь, мы оттуда же узнали, что они выходят на рынок. Они с нами не общаются. Более того, мы не понимаем, как они собираются жить на этом рынке, если они с нами не общаются».

То есть японская компания – она своеобразным, витиеватым путем идет. Я уверен, что Eluga и все производные – они просто провалятся в продажах по одной простой причине. Вот, бизнес-составляющая не выстроена вообще никак, то есть коммуникаций нет. Они сделали мероприятие для прессы, пресса услышала, какие-то люди услышали. А как это продавать, никто не знает.

Д.БОРИСОВ: Мы все зашли случайно на их стенд в Барселоне, и маленький, незаметный. Мы тоже зашли, я помню, вдруг увидели прекрасный телефон, который с замечательным дизайном, неплохо работает, по крайней мере, то, что они показывали, вот там в аквариум бросали, вроде он там водонепроницаемый, противоаквариумный. И, вроде, все хорошо. Тоже спрашиваешь – никаких ответов ни на какие вопросы не получаешь. Удивительно.

Э.МУРТАЗИН: А мы же там встретились. И вот как раз когда обсуждали цену, там даже цена на этот продукт называлась произвольным образом – 399 евро, 420 евро.

С.ВИЛЬЯНОВ: Сколько дадите.

Д.БОРИСОВ: Мы с разницей буквально в 15-20 минут подошли и просили цену с Эльдаром.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: И вам назвали разные цены?

Д.БОРИСОВ: Назвали разные цены, да.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Знаете, как в некоторых ресторанах меню для иностранцев есть, а есть для своих?

Э.МУРТАЗИН: А во Львове есть ресторан, где надо торговаться с официантом. Вот, я думаю, как раз вот это: «А за 300 отдадите?»

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да-да-да.

Д.БОРИСОВ: Просто в первые 10 секунд, когда я увидел телефон, я, наконец, порадовался: «Вот Андроид моей мечты практически». Наконец-то не HTC, не Samsung, потому что, ну, все понятно, а тут что-то новое и, вроде, неплохо. И не получится.

Э.МУРТАЗИН: А Fujitsu также выходит. Это японский менталитет. Fujitsu выходит на европейский рынок примерно так же, как Panasonic, то есть они делают все то же самое сейчас. И разницы… Вот, берешь 2 компании, там, название поменял – разницы вообще никакой нет. Обидно.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Давайте к Samsung Galaxy вернемся. Тут вот какая вещь. Мы с вами все обсуждали внутренности какие-то и функции. Человек по имени Оксорген на нашем сайте спрашивал: «Почему флагман от Samsung, хотя будет стоить 1000 долларов, не выглядит премиально? Используются обычные как не у топовых моделей материалы. Например, в том же iPhone’ вовсю применяются металл и стекло в отличие от глянцевого пластика S3».

Э.МУРТАЗИН: Металл и стекло? Это как? А, ну в смысле…

С.ВИЛЬЯНОВ: Это как металл и керамика.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, то есть я соглашусь абсолютно. И я очень много встречал таких отзывов и комментариев, что, мол, ну, вид вообще у аппарата явно на 1000 долларов.

Э.МУРТАЗИН: Да. Мне кажется, что, наоборот, Samsung Galaxy S3 – это первый телефон Samsung, который прилично выглядит, который приятно взять в руки. Потому что предыдущие аппараты – они мне напоминают такие, пластиковые побрякухи. А тут реально берешь, такой, увесистый.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: А, ты же, кстати, его держал.

Э.МУРТАЗИН: Да, я его уже успел. То есть он реально приятно лежит в руке, у него передок такой вот приятный, шлифованный, сзади. Приятная вещь.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну а внешний вид-то? Ну, не знаю, у меня какое-то ощущение такого… Пусть меня простят, но какой-то провинциальный у него вид, какой-то мыльницы.

Э.МУРТАЗИН: Я вообще, я родился в Саратове, поэтому я…

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Я заранее попросил прощения.

Э.МУРТАЗИН: Я вот сейчас тоже извинюсь, да? У меня однажды… Я даже не знаю, можно ли сказать это в эфире, но мы, к сожалению, оцениваем всегда окружающий мир по себе. И хочется иметь красивые вещи, хорошие вещи.

С.ВИЛЬЯНОВ: Такие же как мы сами.

Э.МУРТАЗИН: Да. Когда мы выходим во внешний мир какой-то, ну я не знаю, за картошкой в соседний магазин, мы сталкиваемся зачастую с другими людьми, которые организованы несколько иначе, не разделяют наших ценностей. Я могу сказать простой пример, да не обидится на меня великий могучий Samsung или Nokia.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Nokia точно не обидится.

Э.МУРТАЗИН: Линейка La Fleur, у которой дизайн… Линейка телефонов Samsung, которую я назвал «Дизайн для женщин с рынка». Я это обсуждал с девушкой вполне интеллигентной, которая сидела напротив меня. В середине разговора я понял, что что-то не то…

Д.БОРИСОВ: И она достала такой телефон.

Э.МУРТАЗИН: И она достала тот самый телефон. Так вот. Продажи этих телефонов, которые, на мой взгляд, являются безвкусицей, они зашкаливают. И если сегодня говорить о том, что делает Samsung вообще или любой другой успешный массовый бренд, они находят некое среднее, которое устраивает наибольшее число людей и производят его. Если бы большинство людей сказало «Нам нужен металл», сделали бы металлический корпус – в этом проблемы нет.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Слушай, ну, вот, есть iPhone, например, у нас есть, который выглядит совершенно по-другому и который продается гораздо больше и он гораздо более популярен.

Э.МУРТАЗИН: Но нельзя же было повторить iPhone полностью.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Нельзя. Не, но это вопрос же…

С.ВИЛЬЯНОВ: Кстати, у них есть повторение iPhone’а.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Вот, Эльдар говорит, что есть такой некий средний запрос на внешний вид. Ну вот у нас есть обратный пример.

Э.МУРТАЗИН: Смотри, есть компании, которые генерируют в силу своей силы бренда или неких инноваций, они генерируют спрос, они его формируют. iPhone, iPad – они сгенерировали спрос. То есть они – первые. iPad был первым, и все остальные – они в том или ином виде копировали iPad. Для Samsung сегодня рынок смартфонов – это рынок повторений, если можно так сказать. Но рынок повторений (надо отдать им должное), они не повторяют iPhone, они не пытаются его повторить, понимая, что это будет глупо. Поэтому для тех, кто хочет получить iPhone на Андроиде, есть Galaxy Ace – это дешевая модель, которая фактически по дизайну очень похожа на iPhone, но не iPhone. Многие люди без цели безусловной покупают как дешевую замену iPhone’а, который не сделал Apple. Но для флагманов и Samsung, и любая другая компания – они хотят свой уникальный вид, чтобы привязать людей к неким своим фишкам.

Если первый Galaxy S был пластиковый с неким дизайном, второй Galaxy S был пластиковый, третий – тоже пластиковый, при этом, можно сказать, что керамика там если даже появится как некое эксклюзивное предложение, она не станет массовой в силу цены просто. Это будет одно из предложений, который найдет тоже своих людей.

Простой пример. Первый Galaxy S вышел вместе с Wave’ом. Wave был железным, характеристики один в один. Не в силу Андроида и Bada разница, а в силу того, что внезапно оказалось, что… Samsung как рассчитывал? «Мы сейчас вот сядем и посмотрим, кто что будет покупать. Если люди, кто кричит так сильно в социальных сетях, хотят металлический корпус, они его купят». Неожиданно оказалось, что никто не покупает.

С.ВИЛЬЯНОВ: Ну, Wave – он же на Bada был.

Э.МУРТАЗИН: На Bada, правильно. Но…

Д.БОРИСОВ: Если был бы на Андроиде, был бы хотя бы шанс маленький.

С.ВИЛЬЯНОВ: Да.

Э.МУРТАЗИН: Вопрос.

Д.БОРИСОВ: Но HTC же как-то выпускает не совсем пластиковые телефоны?

Э.МУРТАЗИН: Они выпускают телефоны металлические, пластиковые, разные.

Д.БОРИСОВ: Ну, бестселлер Legend мы помним все прекрасно.

Э.МУРТАЗИН: Их не спасает это, потому что HTC – это нишевой игрок. Вот, хотим мы этого или нет. Компания HTC, несмотря на то, что в смартфонах они всегда играли активную роль, они маленькие. Для того, чтобы сделать шаг на следующую ступеньку, им надо сильно измениться. И это изменение будет означать, что они из своей ниши вот таких аппаратов уходят. Они уже меняются, то есть они отказываются постепенно от Sense’а, они делают более масс-маркет дизайн, то есть для массового рынка. И мы этот уход наблюдаем.

С одной стороны, это плохо для нас. С другой стороны, для компании это единственный путь для того, чтобы быть сильнее. Вот, другого нету.

Д.БОРИСОВ: Ну, им приходится бороться с Samsung, который известен потребителям не только по телефонам. Тут же еще есть эффект зонтичного бренда.

С.ВИЛЬЯНОВ: Не играет.

Д.БОРИСОВ: Да ладно.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Сам бренд-то.

Д.БОРИСОВ: Когда у человека дома телевизор Samsung, монитор Samsung, может быть, пылесос Samsung…

Э.МУРТАЗИН: Дим, вот, я по этому поводу могу сказать так, что в компании Samsung было до недавнего времени 3 приоритетных направления, сейчас их 5. Одним из этих направлений были телевизоры, были телефоны. Так вот. Если говорить о телевизорах и телефонах, всегда другая техника Samsung выступала тормозом, она тормозила продажи и телефонов, и тормозила продажи телевизоров. 10 лет назад если бы мне кто-то сказал, что у меня дома будут стоять телевизоры Samsung, я бы рассмеялся в лицо и сказал «Да вы что? Бредите. Чтобы я поставил Samsung? Только Philips, только Sharp. Никаких компромиссов». 5 лет назад мне привезли телевизор просто, ну, в офис привезли телевизор на попробовать. Я долго смотрел, чуть ли не лизал его языком. Посмотрел на картинку и сказал «Ну, о’кей». Через 2 года я купил первый телевизор Samsung. И на сегодняшний день по соотношению цена-качество (не реклама абсолютно) они вырвались вперед. То же самое в телефонах. Другая техника уже паровозом подтягивается к этому.

Ну, простой пример. В бытовой технике, включая телевизоры и прочие вещи, 70% прибыли Samsung – это телефоны. Всё. Вот это основной сегмент, где они воюют.

Д.БОРИСОВ: А тогда чем объясняются неуспехи LG?

Э.МУРТАЗИН: Копирование Samsung.

Д.БОРИСОВ: Вроде бы одинаковый старт, телевизоры были в свое время лучше.

С.ВИЛЬЯНОВ: Да они и сейчас хорошие.

Д.БОРИСОВ: И сейчас хорошие.

Э.МУРТАЗИН: Копировали с Samsung.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Вот тут кстати про LG тут человек нас на сайте тоже спрашивает: «Что думают уважаемые гости о последних новинках от LG, которые по своим характеристикам, вроде бы, должны составить достойную конкуренцию iPhone’у, Samsung Galaxy S3».

Э.МУРТАЗИН: Должны. L7, в частности, должен. Но тем, кому должен, он прощает, как говорят. Проблема в чем? Ведь, когда мы говорим про продукт, продукт – это не только железка сама и не только программное обеспечение, это все, что связано с брендом. Когда вы приходите на пляже в неких шортах, плавках, майке, очках, всем совершенно безразлично, что на вас надето. Вы раздеваетесь, идете, плаваете, загораете.

Когда вы живете в обычной жизни и у вас есть там машина, телефон, часы, не важно, играет роль бренд. Бренд Samsung сегодня дороже, чем бренд LG. LG воспринимается как продукт-заменитель, который стоит дешевле. Поэтому если говорить про флагмана, уже не вариант.

Второй момент, который связан с этим, LG многие годы пытался скопировать выигрышную стратегию Samsung, не имея… Это, на самом деле, огромная трагедия. Где-то 2-3 года назад мы общались с топ-менеджерами LG в Корее, и человек говорит… Там вообще система такая, что ты выбираешь компанию и дальше многие годы работаешь на нее. Он говорит: «У меня была возможность пойти либо в Samsung, либо в LG. Я выбрал LG, потому что перспективы были больше». В тот момент он уже проработал на компанию несколько десятилетий. В тот момент обе компании имели равные шансы и обе компании вкладывались в микроэлектронику. А дальше государство решило, что это трата сил, микроэлектроника, там, память остается Samsung, а LG делает что-то другое, там, химию. И в его направлении это означало, что он уже проиграл на тот момент, потому что, не имея своих компонентов, они проигрывают. И себестоимость в любом случае у них будет выше. Это все. И чем меньше вы продаете… Это замкнутая петля: чем меньше вы продаете продуктов, тем меньше можете вкладывать денег. Не получается разорвать круг. Это, вот, история с Sony, например.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: А какой шаг, какой рывок должна сделать компания, чтобы перестать быть таким, вот, как бы, заменителем какого-то там второго-третьего сорта?

Э.МУРТАЗИН: Samsung – тоже заменитель, по сути.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Вот, что сделать надо LG, например?

С.ВИЛЬЯНОВ: Ну, завести своего маленького Стива Джобса, например, так, для разнообразия.

Д.БОРИСОВ: Координаты Сергея Вильянова вы можете узнать в редакции «Эха Москвы».

С.ВИЛЬЯНОВ: (смеется)

Д.БОРИСОВ: Слушайте, но это проблема не только LG. Куча компаний.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Абсолютно общий случай да. То есть в принципе.

Э.МУРТАЗИН: В нашем бизнесе, в телекоме так же, как и везде в мире, не хватает людей с яйцами вне зависимости от того, мужчина это или женщина.

С.ВИЛЬЯНОВ: Выдающихся стеклоносцев.

Э.МУРТАЗИН: Людей нету. И когда надо принять какие-то решения вопреки… Вот, вся история развития телефонов успешных, которые стартовали из ниоткуда и стали… Вот, Motorola Razor. Это история вопреки. Razor создавался как нишевая модель, которую выпустят 10 тысяч штук, раздадут селебрити и все на этом закончится. Возник человек, у которого было видение, который сказал «Ребят, да у вас вообще золотая жила под ногами. Надо вот чуть-чуть поменять». С ним воевала вся компания. То есть это была война, когда корпорация внутри себя воевала и говорила «Мы этого не допустим – только через наш труп». И вот таких людей… Ну, просто никто не хочет жизненную энергию вот на такие вещи тратить.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, то есть это просто фактор личности какой-то, которая во главу компании встает и поворачивает опять как-то.

Э.МУРТАЗИН: Я думаю, что всегда. Роль личности в истории – она сегодня недооценивается. Реально люди могут сделать все, что угодно.

Д.БОРИСОВ: Возвращаясь к конкретным телефонам, вот тут же упомянули Sony мельком. Есть будущее у Xperia?

Э.МУРТАЗИН: У Xperia – нет, и у компании Sony тоже нет, к сожалению.

Д.БОРИСОВ: Да ладно? Прямо вот так, все жестко?

С.ВИЛЬЯНОВ: В мобильном секторе. Про мобильный сектор.

Э.МУРТАЗИН: Ну, я бы говорил про Sony глобально даже. Проблема заключается в чем? Конгломерат компаний, которые входят сегодня в Sony, они заигрались во многие вещи. То есть они заигрались в перспективные направления, которые они выбрали, а у японцев потеря лица, то есть сказать, что стратегия, принятая 10 лет назад, не работает, это все – они не могут этого сделать, они в этом плане не гибкие. И сегодня они под свою невыигрышную стратегию пытаются как-то допилить какие-то вещи. А так не получается. Если на рынке популярны яблоки, то производитель помидор – он на этом рынке никто.

С.ВИЛЬЯНОВ: Да, премиальных помидор.

Э.МУРТАЗИН: Когда ты производишь помидоры, не важно, как ты их упаковал, не важно, сколько. Люди хотят яблоки, они не хотят помидоры – все, на этом разговор можно заканчивать.

Xperia – хорошие аппараты, Xperia имеет свой дизайн, мне он очень нравится. Они сделали ставку на Sony Style, и эта ставка выигрышная в их условиях. Но. Любая компания, которая теряет долю рынка и падает вниз, она не может обеспечить несколько вещей – это контроль качества… Мы сегодня видим, вышла Xperia S. Первые 3 недели штамповали брак. Все предыдущие смартфоны Sony – они шли по тому же самому пути: «О, мы штампуем брак, мы про него не знаем». Начинаем продавать, выясняется, что там есть брак (вот, в Xperia S – это 9-я, 10-я, 11-я и 12-я недели этого года производства). Что проявляется? При нагреве до 40 градусов на экране появляются желтые полосы. Это технический брак. Бесплатно меняют либо ремонтируют, проблемы с этим нет. Но это показывает разрушение бизнес-процесса внутри компании.

А дальше получается что? У тебя нет денег, чтобы вложить. Деньги, которые ты потратил на ремонт, замену и прочее, ты мог вложить в разработки. Этих денег нету. Ну вот это снова круг, выйти из него невозможно. При этом поклонников Sony… Я – поклонник Sony долгие годы, вот, я люблю Sony Style. То, что сделали с маркой SonyEricsson и, вот, Sony сейчас взяли (это, скорее, позитив), то, что сделали с SonyEricsson – загубили с 2007 года, планомерно губили бренд. С Nokia делают в ускоренном темпе то же самое, вот, прямо сейчас.

Д.БОРИСОВ: Но это мобильная техника. А если говорить там о ноутбуках, Vaio какие-нибудь?

С.ВИЛЬЯНОВ: Я просто вспомню, мы как раз ездили на этот замечательный CES, все ходили вместе в Apple Store, а там рядом был Sony Store. В Apple Store стоит MacBook Air, стоит там 999 долларов. Мы заходим рядом в Sony, фирменный магазин, мы видим там тот же самый Air, только с логотипом Sony, и стоит он 5 тысяч долларов. И, вот, ну, кому в голову придет купить Air в 5 раз дороже?

Э.МУРТАЗИН: Ну, бытовой пример. Я сидел всю жизнь на топовых Sony Vaio Z, и в момент, когда… MacBook для меня был всегда… То есть прожки были, но я ими практически не пользовался, мой основной инструмент – 4000-4500 долларов, топовый ноутбук, который хороший, углепластик, все дела, он прочный…

Д.БОРИСОВ: Легкий.

Э.МУРТАЗИН: Легкий, классный.

С.ВИЛЬЯНОВ: Made in Japan.

Э.МУРТАЗИН: Да. А дальше произошло что? В какой-то момент я понял, что есть ноутбук за, условно говоря, 1800 и есть такой же за 5 тысяч. То есть я могу 2,5 ноутбука купить. Технически они одинаковы, один в алюминиевом корпусе, другой все в том же углепластике. И возникает вопрос. Если я могу туда Windows поставить, если он мне нужен, и при этом я не против Mac OS, зачем в 2,5 раза переплачивать? Всё, вот с этого момента они меня как пользователя потеряли.

А второй момент, у нас корпоративные ноутбуки как раз таки Vaio, купленные 2 года назад.

Д.БОРИСОВ: Z или?..

Э.МУРТАЗИН: Нет, не Z. S и F. Вот, S и F – они посыпались одновременно, причем вне зависимости от того, сколько люди на них работали. Вот, я просто смотрел. У меня вывалилась кнопка включения-выключения, она просто отвалилась. Я его не ронял. Думаю «Ну ладно». Потом мне пришлось экран подложить бумажкой, потому что стал светодиод отходить. Ну, это вот выглядело примерно так: ты приходишь с дорогим ноутбуком относительно, открываешь его, оттуда торчит кусочек бумажки. У тебя спрашивают: «А это у вас что?» — «А это супертехнология».

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Дополнительная деталь.

Э.МУРТАЗИН: «Надо доехать до сервиса».

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Друзья, слушайте, у нас остается около минуты. Я хочу в конце, все-таки, поговорить о том, с чего мы начали. Какие у вас ощущения, скажите максимально лаконично, от того, какое будущее, все-таки, у S3, у Galaxy? Как будут продаваться? Какое ощущение, кстати, от того, как восприняли?

Э.МУРТАЗИН: Это к Сереже.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да, Сереж?

С.ВИЛЬЯНОВ: Хорошо пойдет. Очень хорошо пойдет.

Д.БОРИСОВ: Долго проживет?

С.ВИЛЬЯНОВ: Ну, насчет долго проживет, это зависит от качества изготовления материалов. Мне кажется, пойдет очень хорошо, потому что это вот… Это такая попса, это такая Леди Гага и прочее-прочее. Я не люблю Леди Гагу, но я знаю, что она поет для Эльдара и неплохо зарабатывает. (все смеются)

Д.БОРИСОВ: Хорошо пойдет, Эльдар?

Э.МУРТАЗИН: Ну, у меня была история просто, на которую ссылается мой товарищ, когда я Леди Гаге сказал, что она – двойник…

Д.БОРИСОВ: Наташи Королевой?

Э.МУРТАЗИН: Ну, практически. На CES она была на стенде, куда ее пригласили. Я ее попросил отойти, не мешать мне ждать настоящую. Что могу сказать? Galaxy S до сих пор жив и продается очень неплохо, 3 года уже. Galaxy S2 продается неплохо и будет продаваться. Galaxy S3, повторяю, 2-3 года жизненный цикл, продажи, которые уже есть, в 4 раза больше, чем Galaxy S2. Он уже продается.

Д.БОРИСОВ: И совсем коротко: цена когда упадет?

Э.МУРТАЗИН: Galaxy S3?

Д.БОРИСОВ: Да?

Э.МУРТАЗИН: Через полгода.

Д.БОРИСОВ: Эльдар Муртазин, Сергей Вильянов, Александр Белановский и Дмитрий Борисов. Программа «Точки», совмещенная с программой «Попутчики». В следующее воскресенье увидимся каждый на своем месте. Пока.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Пока.

Эхо Москвы