TP-LINK: Настоящие китайские роутеры

Четыре года назад мой интернет-провайдер внезапно сменил оборудование на новое и очень прогрессивное. Мне бы обрадоваться, но этот апгрейд превратил еще не старый ADSL-роутер в бесполезную коробочку. Недостаточно, значит, прогрессивным оказался. Пришлось срочно покупать новый, и, будучи известным экспериментатором, я выбрал белую коробочку совершенно незнакомой мне на тот момент марки TP-LINK, оказавшуюся по совместительству и самой дешевой. И вот с тех пор, единожды настроенная, она незаметно и бесперебойно работает — сначала в моей квартире, а теперь у родителей. Правда, был неприятный эпизод, когда одолжил роутер знакомым, а те так яростно крутили антенну, что отодрали ее с мясом. Ну да ничего: внутри обнаружился стандартный разъем, так что я подключил к нему антенну от почившего в бозе ZyXEL’а, и с тех пор к роутеру не прикасался.

Когда на новой квартире я затеял переход с ADSL-провайдера на Ethernet, стал искать модель роутера с гигабитной проводной сетью и 300-мегабитным 802.11n. И снова наткнулся на TP-LINK, стоящий ощутимо дешевле аналогов. За четыре года немного изменился веб-интерфейс роутера, однако работает он все так же — незаметно, но в полном соответствии с заявленными характеристиками.

Что же это за таинственный TP-LINK? Я было думал, что столкнулся с еще одной дешевой маркой, придуманной специально для России, но нет — в европейских магазинах ее продукция тоже встречается, и смартфон нет-нет да и ловит сеть с именем TP-LINK (заграничные люди обычно ленятся что-то менять в настройках домашних роутеров). Посмотрел в Интернете, и обнаружилось, что это, оказывается, сетевой бренд №1 в Китае, с довольно богатой историей и несколькими заводами. Чтобы поговорить обо всем этом подробнее, мы заранее договорились о встрече на Computex 2011 с Джейсоном Сю (Jason Xu), директором по продажам в регионах Asia Pacific и более привычном для нас MEA (это EMEA без Европы). Россия входит как раз в Asia Pacific вместе с Большим Китаем, Индией, Южной Кореей и другими странами-соседями. Как и положено в таких случаях, начали мы разговор издалека.

Джейсон Сю

Джейсон Сю

Сергей Вильянов: Джейсон, расскажите — с каких продуктов начиналась история TP-LINK?

Джейсон Сю: Мы начали работать в 1996 году. Тогда в Китае еще не было ни одного «сетевого» бренда — вся продукция завозилась к нам из Тайваня и других мест. И основатели компании, Клифф и Джеффри Чао (Cliff and Jeffrey Chao), решили, что это не очень правильно. Стартовали с места в карьер: сразу же приступили к строительству собственного завода, и для начала разработали три устройства. Это были внутренний dial-up модем, 10-мегабитная сетевая карта с интерфейсом ISA и 10-мегабитный же 8/16-портовый концентратор. Их производство мы поначалу разместили на стороне, но в 97 году, когда завод был достроен, стали все делать самостоятельно. Вообще, в отличие от многих коллег по бизнесу, мы не заказываем продукцию на стороне, а пользуемся собственными производственными мощностями.

До 2005 года работали только на китайском рынке, расширяя ассортимент и развивая дилерскую сеть. Освоили и широкополосные коммутаторы, и ADSL-модемы, и оптоволоконные ретрансляторы. Важным событием для нас стало заключение соглашения о стратегическом партнерстве с Atheros, позволившем не только приобретать нужные чипы напрямую, но и участвовать в их разработке. Ну а в 2005 году TP-LINK вышла на международный рынок, и всё заверте…

Сергей Вильянов: И с самого начала компания называлась TP-LINK? Не пришлось придумывать специальное имя для зарубежных стран?

Джейсон Сю: Да, мы с первых дней носили то же название. Оно расшифровывалось очень просто: «TP-LINK» — акроним от Twisted Pair Link, «соединение посредством витой пары». Однако с годами, по мере роста компании, было решено немного изменить значение бренда. Сейчас мы говорим, что TP — это Trust&Power (доверие и мощность). Ни для кого не секрет, что китайские бренды обычно особого доверия не вызывают. Но мы, зная возможности своих продуктов, предлагаем людям поверить в них — и получить взамен мощные инструменты для своих задач по разумной цене. Как-то так.

Во избежание вопросов читателей уточним, что на первом снимке Джейсон позировал, стоя рядом с гигантским роутером

Во избежание вопросов читателей уточним, что на первом снимке Джейсон позировал, стоя рядом с гигантским роутером

Сергей Вильянов: TP-LINK — китайская компания, а Китай — страна особая. Со своими традициями и в повседневной жизни, и в бизнесе. Не добавило ли это сложностей при выходе на международный рынок?

Джейсон Сю: Я бы начал с другого — как выход за пределы Китая повлиял на TP-LINK. Изначально мы обращали внимание только на «начинку» наших продуктов, потому что в Китае обычно не смотрят на дизайн корпуса. Самое главное, чтобы работало. И, когда начались продажи в Европе и США, пришлось очень оперативно менять экстерьер. Теперь нам его придумывает американское дизайнерское бюро. Думаю, что это пошло на пользу всем.

А что касается национальных особенностей… Знаете, в Китае любят, чтобы было хорошее качество, добротный сервис — и подешевле. И судя по тому, что на китайском рынке TP-LINK в сегменте SOHO (т.е. дома и в небольших офисах. — прим. ред.) занимает первое место по популярности, нам удалось в этом направлении добиться определенных успехов.

И вот мы стали готовиться к началу продаж в Штатах. Проводим исследование, и вдруг обнаруживается, что у американцев ровно такие же требования. В Великобритании тоже. В России — та же картина. Ну а дальше все было довольно просто.

Действительно, экстерьер новых моделей TP-Link довольно далек от традиционных серых коробочек

Действительно, экстерьер новых моделей TP-Link довольно далек от традиционных серых коробочек

Сергей Вильянов: Кстати, насчет цены. Каждый раз, когда собираюсь купить новый роутер, не без удивления обнаруживаю, что продукция TP-LINK стоит ощутимо меньше аналогов с теми же характеристиками. Это, конечно, радует, но и настораживает тоже. Низкие цены — часть плана по завоеванию новых рынков или свидетельство отчаянной экономии на комплектующих?

Джейсон Сю: Ни то и ни другое. Цены у TP-LINK действительно неплохие. Но дело не в том, что мы закупаем самые дешевые комплектующие или торгуем в убыток. Вопрос в правильной организации бизнес-процессов. Давайте посмотрим как движется продукт от производства к потребителю на примере одного из наших конкурентов (Джейсон назвал его, однако мы предпочитаем не раскрывать бренд во избежание ненужных ссор. Тем более что, по словам нашего собеседника, похожей схемы придерживаются и другие участники рынка. — прим. редакции). Своей фабрики у него нет, поэтому заказ размещается на стороне, и уже на стадии выкупа готовой продукции головным офисом получается примерно плюс 15% к себестоимости. Затем головной офис продает ее офису локальному, «наваривая» на этот от 15 до 30%, в зависимости от модели. Из локального офиса (иногда его роль исполняет мастер-дистрибутор) товар попадает к национальному дистрибутору (наценка от 10 до 25%) и уже оттуда — местному дилеру (им может быть розничная сеть или просто магазин), где напоследок накидывают до 20%. Размер общей наценки можете прикинуть сами. Замечу, что ничего плохого в такой схеме нет, примерно так же до покупателя добираются многие компьютерные комплектующие.

Но мы работаем иначе. У нас свои фабрики, которые — по понятным причинам — не занимаются торговлей с головным офисом. Наши представительства за рубежом не ведут коммерческой деятельности и занимаются лишь поддержкой продаж. Получается, что вся цепочка выглядит так: TP-LINK — локальный дистрибутор — местный дилер. И всё. Меньше звеньев — меньше конечная цена (справедливости ради, далеко не у всех конкурентов TP-LINK цепочка такая длинная, как он описал. Особенно в России, где представительства обычно тоже не ведут коммерческой деятельности в силу особенностей нашего законодательства. Но и такая короткая встречается нечасто. — прим. редакции).

Также наши коллеги по бизнесу нередко вкладывают большие средства в рекламу на непрофильных площадках, вроде билбордов на всю стену торгового центра. Мы важность рекламы тоже понимаем, однако предпочитаем действовать точечно. То есть рассказывать о своих продуктах тем, кому это интересно и нужно.

Одна из фабрик TP-LINK в Шеньжене

Одна из фабрик TP-LINK в Шеньжене

Сергей Вильянов: Вы уже упоминали чипы Atheros, и действительно, если разобрать ваши продукты, внутри непременно наткнешься на логотип этой компании. Расскажите побольше о данном сотрудничестве.

Джейсон Сю: Все очень просто. Atheros — крупнейший в мире поставщик беспроводных сетевых решений, а мы их партнер номер один. Конечно, Foxconn закупает еще больше чипов, потому что они собирают продукцию для очень многих компаний, включая наших конкурентов. Но как самостоятельный бренд мы в данном случае самые большие. Причем мы дружим не на уровне отдела закупки: каждую неделю инженеры Atheros приезжают на фабрику TP-LINK, а наши, наоборот, отправляются в их лаборатории. Думаю, что им интересно работать с нами, потому что TP-LINK делает продукты с нуля, а не просто наклеивает шильдики с логотипом. Мы вместе обкатываем их новые решения и добиваемся фактически двойного контроля качества проектирования.

Сергей Вильянов: А сколько времени уходит на разработку с нуля новой модели роутера? От идеи — до начала продаж.

Джейсон Сю: Обычно от трех до шести месяцев, если чипсет уже полностью рабочий. Если же он еще не вышел из стадии доводки, процесс может затянуться.

Значительная часть производства TP-LiINK автоматизирована

Значительная часть производства TP-LiINK автоматизирована

Сергей Вильянов: Производственные мощности загружены полностью брендом TP-LINK или все же удается делать что-то на сторону?

Джейсон Сю: И да, и нет. Сама TP-LINK ничего на сторону не продает. Но у нас есть дочерняя компания Proware, которая заключает контракты с брендами поменьше и довольно активно работает с ними. В магазинах мы часто стоим на одной полке.

Сергей Вильянов: У вас в модельном ряду до сих пор присутствуют dial-up модемы. Вы просто забыли их оттуда исключить или спрос до сих пор имеет место?

Джейсон Сю: Знаете, их неплохо покупают. Например, Народно-освободительная армия Китая использует dial-up, потому что скорость для их задач особого значения не имеет, а вот защищенность соединения очень важна. Классический модем в этом отношении даст фору наследникам. И, конечно, есть немало, скажем так, не очень богатых стран, где такой доступ в Сеть остается основным. Так что модем пока рано хоронить.

Сергей Вильянов: Тогда вопрос «с другой стороны прогресса». Ваши коллеги по бизнесу уже выпустили двухдиапазонные роутеры, где WiFi работает на частотах 2,4 и 5 ГГц. У вас таких нет. С чем это связано?

Джейсон Сю: Они непременно будут, только чуть позже, месяца через 2-3. К сожалению, пока просто нет достаточно стабильного чипсета, и мы не хотим рисковать. Но надо понимать, что перспективность таких роутеров пока под вопросом. Почему многие хотят «сбежать» с 2,4 ГГц? Потому что эта частота изрядно забита и сетями WiFi, и разнообразными беспроводными устройствами. На 5 ГГц пока никого нет, но пройдет буквально 2-3 года, и станет очень тесно. Просто потому, что чем выше частота, тем проще ее засорить. И тогда придется либо ползти дальше вверх, либо, наоборот, спускаться вниз.

завод TP-LINK factory

Несмотря на автоматизацию, на этапах сборки и контроля качества от ручного труда никуда не деться. Лучше и экономически эффективнее еще ничего не придумано

Несмотря на автоматизацию, на этапах сборки и контроля качества от ручного труда никуда не деться. Лучше и экономически эффективнее еще ничего не придумано

Сергей Вильянов: А вообще — как долго вы продолжаете уделять внимание моделям, уже имеющимся в продаже? Ведь многие роутеры, по сути, представляют собой маленькие компьютеры, и программно там можно много чего улучшить.

Джейсон Сю: Обычно мы обновляем firmware каждые 2-3 месяца в течение первого года жизни модели. Это в том случае, когда речь идет именно об улучшениях, а из-за выловленных багов иногда приходилось и каждые два дня обновлять. Правда, тут стоит понимать, что такой форс-мажор случился с новым для нас типом устройств, 3G-роутером. Как вы правильно заметили, простор для улучшений действительно велик. Так, мы сейчас работаем над тем, чтобы USB-порт ряда топовых роутеров можно было использовать для подключения 3G-модема — например, при проблемах с основным провайдером или для применения в загородном доме. Появляются и другие, менее эффектные функции — вроде поддержки FTP-сервера для устройств, подключенных к USB. Знаем и о прошивках, разрабатываемых самими пользователями, но, честно говоря, «родные» мне нравятся больше.

Через год обновления начинают выходить реже, но если вдруг обнаружится какой-то баг, мешающий нормальной работе, мы устраним его даже в не самой новой модели.

Сергей Вильянов: Сколько человек занимается в TP-LINK разработкой новых устройств и улучшением уже готовых?

Джейсон Сю: На сегодняшний день их около тысячи, однако в июле на работу выйдут выпускники китайских университетов, и тогда численность отдела R&D составит 1 200 человек. У нас большие планы по расширению продуктовых линеек: например, растущим спросом пользуются 3G-устройства, есть чем заняться в области корпоративных сетевых решений, и новые силы требуются постоянно. Думаю, что в ближайшие два года число инженеров в компании превысит двухтысячную отметку.

Несмотря на несколько архаичный вид главных ворот, в одном из лучших китайских вузов, Пекинском университете, учат там весьма современным вещам

Несмотря на несколько архаичный вид главных ворот, в одном из лучших китайских вузов, Пекинском университете, учат там весьма современным вещам

Сергей Вильянов: И основной источник кадров — вузы?

Джейсон Сю: Да, именно так. Но мы принимаем на работу только студентов из первой десятки китайских университетов. Испытательный срок составляет от 6 до 8 месяцев, а потом обычно следует приглашение стать постоянным сотрудником. К слову, у нас немало разработчиков, работающих по 10 лет, а то и с момента основания компании.

Сергей Вильянов: Все разработки ведутся в Китае?

Джейсон Сю: По состоянию на текущий момент — да, все происходит в нашем центре в Шеньжене. Но в планах распространить этот процесс и на другие страны. Так, у нас уже есть команды инженеров в США и Германии, а скоро они появятся в России и Индии. Учитывая, что бизнес TP-LINK интернациональный и из-за пределов Китая к нам поступает все большая часть выручки (по официальным данным, зарубежные продажи в минувшем году составили более $195 000 000. — прим. редакции), есть большой смысл использовать потенциал других стран.

Сергей Вильянов: Я помню время, когда ваш модельный ряд состоял из пары роутеров, сетевых карт да нескольких коммутаторов. Сейчас же в каждой товарной группе десятки наименований, и постоянно появляются новые виды продукции — от умных веб-камер до принт-серверов и адаптеров Powerline. Что дальше?

Джейсон Сю: Во-первых, мы планируем развивать 3G-направление как очень перспективное, и в обозримом будущем должны появиться мобильные роутеры. Во-вторых, в ближайших планах числится беспроводной мультимедийный плеер. И, наконец, мы всерьез думаем о выпуске планшетных ПК под своим брендом. Это случится не завтра, но есть уверенность, что с нашими качеством и подходом к ценообразованию может получиться интересный продукт. Надеюсь, эти и другие новинки TP-LINK ждет теплый прием и в России.